Без надежды / Szegénylegények (1966)

Без надежды / Szegénylegények (1966): постерПолнометражный фильм.

Другие названия: «Потерявшие надежду» / «Бедные парни» / «The Hopeless Ones» (вариант перевода названия), «Облава» / «Загон» / «The Round-Up» (международное англоязычное название).

Венгрия.

Продолжительность 90 минут.

Режиссёр Миклош Янчо.

Автор сценария Дьюла Хернади.

Оператор Тамаш Шомло.

Жанр: драма, военный фильм

Краткое содержание
1869-й год, граф Гедеон Радаи получает назначение комиссаром с особыми полномочиями, которому поставлена ответственная задача: создать систему безопасности и решительно подавить альфёльдское движение 1868-го, установив личности и обезвредив бунтовщиков. Один из узников острога, Янош Гайдор (Янош Гёрбе), поддавшись слабости, сознаётся в трёх убийствах — но получает предложение: помилование в случае, если ему удастся найти человека, порешившего больше людей. Так Янош становится доносчиком администрации, прилагая неимоверные усилия для выявления членов партизанского отряда Шандора Рожи.

Также в ролях: Золтан Латинович (Имре Веселка), Тибор Мольнар (Кабаи), Габор Агарди (Торма), Андраш Козак (Кабаи-младший), Бела Барши (Фоглар), Янош Колтаи (Бела Варью), Рудольф Сомодьявари (Наги Аттила).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 17.03.2014

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Без надежды / Szegénylegények (1966): кадр из фильма
Есть методы…

По итогам опроса киноведов, проведённого в 1968-м (приуроченного к двадцатилетию национализации кинопроизводства), были оглашены «Будапештские 12» – почётный перечень соответствующего числа лучших фильмов, увидевших свет за указанный промежуток времени. «Без надежды» уступила лишь «Пяди земли» /1948/ Фридеша Бана, с которой принято вести отсчёт новых, социалистических традиций, обойдя даже незабываемую «Карусель» /1955/ Золтана Фабри, впервые принёсшую киноискусству ВНР международное признание. А ведь с премьеры минуло всего два года! Вероятно, на тот момент картина ещё не сошла с экранов, продолжая вызывать интерес и жаркие дебаты у широкой публики – не только у профессионалов, завороженных новаторским киноязыком и удивительным изобразительным решением. Режиссёр впоследствии вспоминал о курьёзном случае, когда по инициативе прокатчиков вручал прямо в кинозале приз миллионной (к слову, огромная1 аудитория для сравнительно небольшой страны) зрительнице, оказавшейся, в силу преклонного возраста, глухой и туго соображающей… Но, пожалуй, не менее знаменательно, что в схожем торжественном мероприятии, проведённом позже, в канун сорокалетия Освобождения от фашизма (в форме тайного голосования членов секций кинокритиков Союза кинематографистов и Союза журналистов), лента набрала уже максимальное количество голосов. Наконец, в последний год XX столетия фильм Янчо занял первое место среди «Новых будапештских 12».

Без надежды / Szegénylegények (1966): кадр из фильма
Воплощение патриота

Таким образом, «Без надежды» остаётся стержневым произведением венгерской кинематографии, крайне интересного и ценного во многих (эстетическом, культурном, социальном) отношениях феномена. Причиной тому любой либерально мыслящий интеллигент, не задумываясь, назовёт «очевидные» аллюзии на события десятилетней давности. Тем более что, если верить самому Миклошу, такое мнение действительно находило сторонников среди соотечественников, помнивших, какую роль в подавлении восстания под предводительством Лайоша Кошута сыграла армия Николая I, оказывавшего помощь кратковременным австрийским союзникам. Янчо даже был вынужден выступить с, так сказать, официальным заявлением о том, что сюжет не имеет никакого отношения к новейшей истории… Веских оснований для отождествления – или иносказательного сопоставления – последствий (а речь именно о последствиях) революции 1848-49-х годов и контрреволюционного мятежа, поднятого в 1956-м, мягко говоря, недостаточно. Скорее, остаётся поразиться тому, как Венгерской социалистической рабочей партии (естественно, с опорой на опыт большевиков, сумевших не допустить перетекания гражданской войны в затяжную тлеющую стадию и минимумом пролитой крови извести националистические выступления после Великой Отечественной войны) удалось не просто подавить антиправительственные настроения, но – предотвратить раскол общества. 300 смертных приговоров и эмиграция в 200 тысяч человек – не самая высокая цена  В противном случае возникал риск нисхождения в состояние перманентной внутренней («молекулярной») борьбы идей, которая рано или поздно перетекает в прямые столкновения людей – и вызывает жёсткую ответную реакцию, подобную той, что так талантливо обрисовали авторы. Характерный нюанс: 8-я мотострелковая дивизия и отдельные части венгерских вооружённых сил преспокойно вошли (в составе войск Варшавского договора) в Чехословакию – и это не было воспринято позором нации. Скорее, само наступление в стране благополучного периода создало предпосылки для извлечения уроков из былого – для обстоятельной рефлексии художников над непростой судьбой родного (безотносительно к тому, что по матери режиссёр – румын) народа в давнишние, не столь спокойные времена. Следовательно, суть его и кинодраматурга (а также известного писателя) Дьюлы Хернади послания останется туманной, ускользающей от понимания, если без должного внимания отнестись к вступительным кадрам, не из пустой формальности погружающим нас в исторический контекст.

Без надежды / Szegénylegények (1966): кадр из фильма
Узники на прогулке

Громкие успехи промышленной революции не могли не оказать влияния на умонастроения, и век Ференца Деака, Дьюлы Андраши и Кальмана Тиса провозгласил идеалами буржуазное преуспеяние и мещанский уют. Драматизм ситуации заключался в том, что жизнь подавляющего большинства населения лучше не стала, а последователей Кошута, справедливо считавшихся простыми людьми борцами за свободу, в конечном итоге удалось выставить разбойниками с большой дороги. Показанный острог – замечательная модель той части Венгрии, что ещё верила в возможность избавления от австрийского владычества, незадолго до окончательного расставания с иллюзиями, с последней надеждой. Конечно, администрация лагеря не могла не использовать (и использовала, приходится признать, блестяще) передовые методы дознания, накопленные карательными органами, чередуя меры физического воздействия с изощрённым психологическим давлением и подчас – прибегая к виртуозным провокациям. Однако ужас чинимого насилия обусловлен иным – теми целями, что преследовали и ловко достигали подопечные графа Радая. Малодушие Гайдора, по наивности надеющегося спасти собственную шкуру, оборачивается предательством и что хуже – запускает маховик взаимных доносов, ложных обвинений, тихих подлостей. Если в поздних работах мастера ассоциативность мышления станет доминирующей (что далеко не всегда пойдёт произведениям на пользу), то на сей раз она выдержана, на мой взгляд, в идеальной пропорции2 с внешним обоснованием развития перипетий. От мелкого проступка – всего шаг до прямого пособничества в устранении тех, кого ещё вчера искренне считал единомышленниками. И это, если вдуматься, не может завершиться ничем иным, кроме как методичной бойней – расстрелом выявленных бунтовщиков, поверивших, что помилование Францем-Иосифом Шандора Рожи является искренним жестом примирения, адресованным немногим уцелевшим венгерским патриотам…

Без надежды / Szegénylegények (1966): кадр из фильма
Они же: взгляд сверху

Впрочем, не менее закономерно, что именно эта постановка принесла Янчо славу и за рубежом, свидетельством чему служат хотя бы вскоре последовавшие совместные (как с СССР, так и с Италией, ФРГ, Францией) проекты. И хотя выдвижение на премию «Оскар» не привело к включению в список номинантов, не говоря уже о награждении, а участие в Каннском МКФ не принесло плодов3, со временем картину заслуженно отнесли к наивысшим кинематографическим достижениям – по меньшей мере за памятные 1960-е годы. Углублённость в реалии конкретной эпохи не принизила (скорее, наоборот!) универсальности затронутых проблем. Всё возвращается на круги своя, ставя очередное поколение в примерно такие же ситуации тяжёлого (зачастую – непосильно тяжёлого) нравственного выбора, которые приходилось преодолевать предкам, в несчётный раз толкая людей на низости, заставляя поверить в отчаянии во всесилие зла. Вот только происходит это не по объективным причинам, а именно в силу преступной забывчивости – поспешного вычёркивания из памяти ключевых событий прошлого. Из-за незнания уроков. В данном отношении выводы венгерских кинематографистов оказались так ли неожиданно созвучны гениальному изречению Василия Осиповича Ключевского об Истории как не об учительнице – но о надзирательнице.

.

__________
1 – Приятно отметить, что внушительные затраты (производственный бюджет составил 17 млн. форинтов) обернулись впечатляющей прибылью.
2 – Нечто похожее можно сказать и про излюбленный приём – завораживающие долгие планы, зиждущиеся на сложных движениях камеры и актёрской пластике.
3 – Создателям пришлось довольствоваться премией ФИПРЕССИ на менее престижном киносмотре в Локарно.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Материалы о фильме:
Без надежды // Спутник кинозрителя. – 1967, № 4. – С. 17.
Миклош Янчо: «Поэты должны быть голубоглазыми…» // Искусство кино. – 1988, № 7. – С. 108-119.
Хернади Дюла. Возлюбленные Миклоша Янчо // Искусство кино. – 1992, № 7. – С. 143-158.

Материалы о фильме (только тексты) 

Pages: 1 2 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+