Чёрный Пётр / Cerný Petr (1964)

Чёрный Пётр / Cerný Petr (1964): постерПолнометражный фильм.

Другие названия: «Пётр и Павла» / «Peter and Pavla» (международное англоязычное название), «Чёрный Пётр» / «Black Peter» (США).

Чехословакия.

Продолжительность 85 минут.

Режиссёр Милош Форман.

Автор сценария Милош Форман и Ярослав Папушек.

Композитор Иржи Шлитр

Оператор Ян Немечек.

Жанр: комедия, драма

Краткое содержание
Молодой человек по имени Пётр (Ладислав Яким) устраивается на первую в своей жизни работу в магазин самообслуживания, стараясь в точности выполнять указания заведующего (Франтишек Косина) — незаметно следить за тем, чтобы покупатели не воровали товары. Но его, к растущему недовольству родителей (Ян Вострчил и Божена Матушкова), больше интересуют романтические отношения с Асой (Павла Мартинкова) и развлечения в компании сверстников.

Также в ролях: Владимир Пухольт (Ченда), Павел Седлачек (Лада), Зденек Кулганек (Зденек), Йожеф Коза (бригадир).

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 16.03.2013

Авторская оценка 10/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Чёрный Пётр / Cerný Petr (1964): кадр из фильма
Пётр в задумчивости

«Оглядываясь на мои первые фильмы, я могу сказать, что все они посвящены попытке ясного осознания жизни», – признается1 Милош Форман много лет спустя. Замечу мимоходом, что подобными, относительно содержательными суждениями его (правда, написанные вместе с Яном Новаком) мемуары, опубликованные в США в 1993-м году, не слишком богаты, а в целом книга производит удручающее впечатление, неприятно поражая типично «интеллигентской» ограниченностью мышления. Мало того, что избитые либеральные штампы о ЧССР как «абсолютно тоталитарном государстве», о якобы поставленной коммунистами с ног на голову экономике, про «сложности демократического президентства» Вацлава Гавела и т.п., зачастую опровергаются в тексте следом – там, где описаны «чистые» (лишённые идеологической оценки) воспоминания автора. Милош простодушно выставляет напоказ такие качества, как зависть и меркантильность (достаточно вспомнить эпизод с присуждением премии имени презираемого кинематографистом Клемента Готвальда, порадовавшей лишь денежным эквивалентом в 20 тысяч крон), но что ещё хуже – уделено до смешного мало места собственно творческим поискам. Вот и в главе, посвящённой «Чёрному Петру», Форман поверхностно рассказывает о трудностях съёмок малобюджетного2 фильма и особенностях работы с непрофессиональными исполнителями (достаточно очевидных для внимательного зрителя), тут же переходя к лаврам, которые принёс дебют. К признанию на киносмотре в Локарно и участию в фестивале в Нью-Йорке, обеспечившим, само собой, хорошее расположение руководства киностудии Barrandov.

Чёрный Пётр / Cerný Petr (1964): кадр из фильма
Разговор с закадычным приятелем

Всё это, разумеется, не поможет постичь суть (и, если угодно, тайну) удивительного произведения, оставшегося одной из вершин кинематографа «пражской весны». В момент появления скромная, напрочь лишённая острого драматизма картина покорила свежестью взгляда на действительность, обманчиво наивными попытками неофита в «седьмом искусстве» отринуть устоявшиеся каноны, когда переход от любовной лирики к ироничным сценкам на работе и отдыхе происходит без малейшего напряжения, почти спонтанно. Сценарий, основанный на небольшой рукописи скульптора Ярослава Папушека (ещё дважды будет сотрудничать с Милошем, а затем перейдёт к самостоятельным постановкам), на корню отрицал привычную интригу, сводя сюжет к череде бесхитростных бытовых зарисовок, принципиально ничем не завершающейся – буквально обрывающейся на полуслове. Оказывается, заурядное существование подростка, накануне получившего «путёвку в жизнь» (хотя в его случае метафора Николая Экка звучит слишком громко), но совершенно не задумывающегося о призвании и мало-мальски важных вещах, само по себе может вызвать пристальный интерес. Эпитет «чёрный» в заголовке намекает не на цвет волос – по контрасту с героиней следующего формановского творения, блондинкой Андулой – или нравственные качества парня, а является отсылкой к детской карточной игре, намекая, что он вечно вытягивает проигрышный пиковый туз («чёрного Петра»), то есть остаётся неудачником, недотёпой, несуразной и бесперспективной личностью. И строгий пожилой отец, с огромным трудом, сдерживая растущее негодование, подбирающий слова, чтобы донести азы житейской мудрости или хотя бы уяснить, какие проблемы занимают мысли сына, похоже, обречён на вечное непонимание…

Чёрный Пётр / Cerný Petr (1964): кадр из фильма
Ченда на отдыхе

Должно было пройти несколько десятилетий, за которые – помимо всего прочего – распалась на два государства сама Чехословакия, а бескорыстный, почти святой диссидент-интеллектуал Гавел без лишнего шума перевёл в свою частную собственность ведущую киностудию страны3, несколько высокодоходных отелей и домов в центре Праги, чтобы экранный слепок с реальности приобрёл особую глубину. Родители Петра, как и опытный бригадир, выделивший за успехи в трудовой деятельности Ченду, тоже нескладного и ещё более нелепого из-за желания утвердиться за счёт случайного знакомого-тихони, интуитивно (как говорится, нутром) чувствуют, что молодёжь не схватывает суть жизни. И в то же время – догадываются, что любые попытки поведать о лишениях оккупации и послевоенной разрухе будут восприняты скучными нравоучениями и посягательством на индивидуальность. Форман и Папушек с убедительностью хроникёров фиксируют появление на свет уникального феномена – поколения, выросшего в тепличных условиях материального достатка и отсутствия серьёзных угроз, обеспеченных сильным социалистическим государством. Просто фиксируют, не осуждая и не клеймя позором – разве что чуть снисходительно иронизируя по поводу присущих молодости заблуждений и слабостей. Даже сравнение с Антуаном Дуанелем у Франсуа Трюффо будет не в пользу его сверстника из ЧССР, хотя последний априорно (так сказать, по праву рождения в определённом месте и в определённое время) обрёл то, к чему первый одержимо стремился, получая от общества затрещину всякий раз, когда следовал зову души – пытался стать самим собой. Каждый кадр, звучащие на протяжении повествования песни (одну из композиций, Marnivá sestrenice, исполнил сам Ладислав Яким в тандеме с Павлой Врбовой) пронизаны таким ощущением окрыляющей свободы, которое редко встретишь в кинематографе – и которое, обретённое в юности, режиссёр, к счастью, сумеет сохранить в работах американского периода. Вместе с тем авторы всё-таки дают прочувствовать неестественность подобной, «гитарной» (если вспомнить, на каком инструменте сын, разочаровав отца, остановил выбор, забросив скрипку и аккордеон) свободы, не подразумевающей ответственности за что бы то ни было. Хотя… такого рода тонкости предпочли не замечать. Как не заметят их и в тех советских фильмах (от тревожных «Трёх дней Виктора Чернышева» /1968/ до едкого «перестроечного» «Курьера» /1986/), что увидят свет под прямым или косвенным влиянием «Чёрного Петра», в которых мотив прозвучит ещё жёстче.

.

__________
1 – Форман М., Новак Я. Круговорот. – 1999, М.: Вагриус. – С. 157.
2 – Производственные расходы составили порядка $70 тыс.
3 – Формальным основанием послужил тот факт, что компанию основал его дядя Милош Гавел, осуждённый судом  за сотрудничество с нацистами.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Материалы о фильме:
Лаврентьев С. Ретроспективный взгляд // Советский экран. – 1988, № 8. – С. 20-21.

Материалы о фильме (только тексты)

Pages: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter