Дилижанс / Stagecoach (1939)

Дилижанс / Stagecoach (1939): постерПолнометражный фильм.

Другое название: «Путешествие будет опасным» (СССР: кинопрокат)

 США.

Продолжительность 96 минут.

Режиссёр Джон Форд.

Автор сценария Дадли Николс по рассказу Эрнеста Хейкокс, а также  Бен Хект (без указания в титрах).

Композитор Джерард Карбонара
(без указания в титрах).

Оператор Берт Гленнон.

Жанр: приключенческий фильм, вестерн

Краткое содержание
1880-й год. Готовясь к плановой поездке на дилижансе из Тонто, территория Аризона, в Лордсбург, территория Нью-Мексико, Бак (Энди Девайн) получает известие, что вождь апачей Джеронимо вышел на тропу войны, и просит сопровождать его в пути маршала Кёрли Уилкокса (Джордж Бэнкрофт). Он честно предупреждает пассажиров, беременную жену офицера Люси Мэллори (Луиза Плэтт), сильно пьющего доктора Дока Буна (Томас Митчелл, премия «Оскар»), карточного игрока Хэтфилда (Джон Кэррадайн), торговца виски Сэмюэла Пикока (Дональд Мик) и проститутку по имени Даллас (Клер Тревор), изгнанную из города членами «Лиги закона и порядка», о грозящей опасности. Последним пассажиром дилижанса становится бесстрашный Ринго Кид (Джон Уэйн), которого маршал должен задержать и сопроводить в тюрьму.

Также в ролях: Бертон Черчилл (Гейтвуд), Тим Холт (лейтенант), в эпизоде Вуди Строуд (человек в салуне).

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 26.01.2013

Авторская оценка 10/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Дилижанс / Stagecoach (1939): кадр из фильма
Ринго Кид не готов простить обидчиков

Титры картины, выпущенной (под заголовком «Путешествие будет опасным») в советский прокат после Великой Отечественной войны в славной серии трофейных кинолент, предуведомляли зрителей о том, что индейцы изображены на экране неверно. Имелась в виду, разумеется, распространённая тогда в Соединённых Штатах точка зрения на историю покорения Дикого Запада, в которой представители коренного населения рассматривались преимущественно жестокими дикарями, отчаянно сопротивлявшимися установлению цивилизации и служившими постоянным источником опасности для колонистов. Даже такой чуткий и вдумчивый художник, как Джон Форд, своим творчеством невольно способствовавший насаждению мифов о, так сказать, «бремени белого человека» (практически по Киплингу!), хотя и остававшийся безусловным гуманистом за пределами этого щекотливого вопроса1, избавлялся от культурно-расовых стереотипов, русским всегда казавшихся несообразными и постыдными, очень долго и мучительно. А уж от сущей демонизации апачей (в отличие от других, менее воинственных племён) отойти, закрадывается подозрение, не смог вплоть до кончины… Дело не только в том, что индейцы показаны как обезличенное, почти абстрактное зло, как несущая смерть и разрушение стихия (наподобие урагана из одноимённого фильма катастроф того же мастера), не разбирающаяся, кто станет жертвой яростной атаки: вооружённые мужчины или измождённая женщина и её только что родившийся ребёнок. Если во время сеанса постараться сохранить объективность, отстранившись от навязываемых правил игры, и вспомнить общеизвестные факты, несложно убедиться, что авторы переворачивают ситуацию с ног на голову. Да если бы апачи были не в состоянии захватить злосчастный дилижанс с гражданскими лицами и при каждом нападении несли серьёзные потери, как отряду из нескольких десятков (да, нескольких десятков) воинов удавалось десятилетиями противостоять регулярным частям американской и мексиканской армий, стократно – стократно! – превосходившим численностью?! По иронии судьбы, пройдёт совсем немного времени, и имя не добрым словом поминаемого на экране (в том числе у Джона) Джеронимо начнёт служить чем-то вроде заклинания, выкрикиваемого во время прыжков с парашютом солдатами воздушно-десантных войск США, знающими об отваге не понаслышке.

Дилижанс / Stagecoach (1939): кадр из фильма
Хэтфилд защитит миссис Мэллори

Не исключено, что на данном вопросе, являвшемся общим местом голливудских вестернов ещё по меньшей мере два-три десятилетия, не следовало останавливаться подробно, но, к сожалению, именно гений незаурядного художника косвенно способствовал воспеванию одной из самых трагичных и позорных страниц в истории Запада. И всё же достижение Форда, сделанное в условиях предвоенного времени, когда заокеанское общество напоминало (во всяком случае – хотело верить, что напоминает) пылающих праведных гневом дам из «Лиги закона и порядка», сложно переоценить. Афористичнее всех суть шедевра выразил, на мой взгляд, Андре Базен, охарактеризовав фильм «замечательной драматической иллюстрацией притчи о фарисее и меняле»2, в которой падшая женщина на поверку проявляет высокие нравственные качества, преступник выступает истовым борцом за попранную справедливость, беспробудный пьяница самоотверженно и профессионально исполняет врачебный долг, а уважаемый банкир, высокомерно подчёркивающий своё превосходство над прочими пассажирами, арестовывается сразу по прибытии за банальную кражу денег вкладчиков. «… и по делам их узнаете их» (Евангелие от Матфея, 7:16). Хотя режиссёр и приобрёл права на новеллу Эрнеста Хейкокса «Дорога в Лордсбург» вскоре после её опубликования (в номере Collier от 10-го апреля 1937-го), несложно заметить влияние другого, более известного литературного произведения, «Пышка» /1880/ Ги де Мопассана, – и даже почувствовать переклички с блестящей экранизацией рассказа, накануне осуществлённой Михаилом Роммом3. Однако он и сценарист Дадли Николс вслед за писателем-соотечественником резко усложнили ситуацию, поместив героев в острую (по сути, экзистенциальную) ситуацию, когда уже некуда отступать, а истинный потенциал личности реализуется с невероятной скоростью: или – или. И когда человек, как искренне верит кинематографист, раскрывается с лучшей стороны…

Дилижанс / Stagecoach (1939): кадр из фильма
Завершение опасного путешествия…

В значительной степени стараниями Джона Форда, с триумфом (даже если «Оскары» в основных номинациях достались тогда «Унесённым ветром» /1939/) вернувшегося в вестерн, в котором плодотворно работал в эпоху «великого немого», но от которого отошёл с приходом звука, жанр заблистал новыми гранями и, по сути, вступил в классический период собственного развития. Независимый продюсер Уолтер Уонгер остался благодарен режиссёру, настойчиво искавшему, вопреки скепсису боссов крупных студий, источники финансирования «немодной» постановки, поскольку затраченные $531 тыс. легко окупились (кассовые сборы составили $1,1 млн., прибыль – $297,69 тыс.). Уникальные бескрайние пейзажи Монументальной долины, резко контрастирующие с клаустрофобными (оператор Берт Гленнон получил задачу добиться именно такого ощущения) декорациями салуна, постоялых дворов при форпостах, где делают остановки путешественники, и тесным пространством внутри кареты, придают повествованию невиданный размах, дополнительно сообщая заурядному, частному инциденту, хочется сказать, универсальное, вселенское звучание. Развёрнутый кульминационный эпизод погони за дилижансом, отличающийся напряжённым, захватывающим дух ритмом, виртуозным монтажом и драматизмом, искусным сочетанием сложнейших трюков4 и выразительных деталей (чего только стоит револьвер, в отчаянии приставляемый Хэтфилдом к голове Люси!), впоследствии пытались повторить, реже – переосмыслить или спародировать несчётное количество раз. Наконец, нещадно эксплуатировалась (в числе прочего – и в двух «римейках») положенная в основу драматургическая схема, растиражированная ремесленниками «фабрики грёз». Но, пожалуй, никому не удавалось повторить того филигранного равновесия между правдой характеров в конкретной ситуации и обобщающей силой типажей, носители которых, представляющие разные социальные слои общества, вынуждены сплотиться перед лицом надвигающейся угрозы, не говоря уже о редкостном чувстве такта автора, в последний момент, когда беспокойство за судьбу Ринго Кида достигает наивысшего накала, прибегающего к приёму отражённого действия. Между прочим, именно с этого, глубокого и неоднозначного образа началась феноменальная слава Джона Уэйна, с гордостью носившего звание «ковбоя № 1».

.

__________
1 – Подобно тому, как убеждённым приверженцем человеколюбия оставался и Дэвид Уорк Гриффит в вопросах, не касавшихся прав темнокожего населения.
2 – Андре Базен. Что такое кино? Сборник статей. – М.: Искусство, 1972. – с. 239.
3 – Забавно, но его «Тринадцать» /1937/ были вольным пересказом именно фордовского «Потерянного патруля» /1934/.
4 – Один из самых опасных и известных – окажется иронически процитирован в первой части приключений Индианы Джонса.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Материалы о фильме:
Цыркун Нина. «Дилижанс», США (1939) // Искусство кино. – 1989, № 7. – С. 103-105.
Михалкович Александр. Урок барышни с прошлым // Экран. – 1991, № 13. – С. 26-27.
Бессмертный А. Вестерн, или Песни пыльных дорог // Видео Дайджест. – 1990, № 03. – С. 37-41.
Шемякин Андрей. Джон Форд: мастер, которого мы не знаем // Видео-Асс PREMIERE. – 1995, № 31. – С. 27-29.

Материалы о фильме (только тексты)

Pages: 1 2 3 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter