Дом духов / The House of the Spirits (1993)

Бегущие с волками // Видео-Асс PREMIERE. – 1995, № 25. – С. 32-36.

БЕГУЩИЕ С ВОЛКАМИ

ПЕРЕКРЕСТНОЕ ИНТЕРВЬЮ

Холодным солнечным днем в одном из номеров лос-анджелесского отеля у пылающего камина журналистка поджидала трех актрис, снявшихся в величественном фильме Билле Аугуста «Дом духов»: 46-летнюю Глен Клоуз, 44-летнюю Мерил Стрип и 22-летнюю Уинону Райдер. Их разговор сразу перешел в забавную, раскованную и непринужденную беседу о жизни в Голливуде.

Первой приехала Стрип в сером брючном костюме, коричневых туфлях и без драгоценностей, если не считать золотого обручального кольца на нетронутых маникюром пальцах. За ней влетела Райдер, одетая с старое пальто и растоптанные ботинки военного образца. Уинона возбужденно рассказывала о своем новом продюсере Джиллиан Армстронг.

– С ней уже не покапризничаешь, как с мужчинами, – говорит, смеясь. Райдер. – ей не заявишь: «Ох, я устала!» или «Ах, у меня начались месячные!»

Когда Клоуз появилась несколькими минутами позже, женщины мгновенно поделили роли между собой. Стрип, которая со своей силой характера могла бы. вероятно, командовать вооруженными силами по совместительству с актерской работой и заботой о муже и детях, заказала всем в номер суп, горячий чай и корзину бутербродов, а лотом переставила кресла так, чтобы Клоуз села у огня. Глен, одетая в черное и шарф, защищающий горло, позволила за собой поухаживать. Райдер была мила и приветлива, хотя и держалась с чувством собственного достоинства. С момента окончания совместной работы над «Домом духов» (в фильме снялась и дочка Стрип – Мэми, играющая того же персонажа, что и мать, но в детском возрасте) актрисы успели заняться новыми проектами, но сохранили теплые чувства друг к другу.

Корреспондент: Что вы думаете о выступлении Мишель Пфайфер на церемонии вручения награды «Женщина в кино»? Она обрушилась на голливудские фильмы, в которых дама оказывается «проданной» мужчине, – такие, как «Красотка», «Бешеный пёс и Глори» и «Непристойное предложение».

(Напряженная пауза.)

32

Стрип: Неплохо с ее стороны. Ей удалось тронуть людей. Но я поговорила об этом с Джеком, и он сказал (передразнивает интонации и мимику Николсона): «Да ты посмотри, что для шестидесятилетних мужчин тоже нормальную роль не подобрать, крошка!» (все смеются.)

Клоуз: Это определенно по-голливудски. Каждый хочет показать побольше трахающихся девиц в своих картинах, красивых, стройных и не старше тридцати – тридцати пяти.

Стрип: Думаю, если бы аудитория потребовала фильмов о пятидесятилетних женщинах, постановщики в лепешку бы расшибались, чтобы отыскать такие сценарии.

Клоуз: Между прочим, я в свои годы чувствую себя гораздо более привлекательной и сексуальной, чем раньше. Не знаю, правда, как ты (смеется немного нервно и смотрит на Мерил). Но разве в Европе по-другому?

Стрип: В Европе? Конечно, по-другому, (Придвигается к Клоуз и закатывает глаза.) Давайте посмотрим на пожилых женщин, которые наиболее желанны в глазах определенных мужчин, и решим, есть ли у них что-то доступное или нас обманывают?

Очень трудно вести подобный разговор. Когда я читаю интервью с актрисами, говорящими (изображает высокомерный тон): «Пожалуй, я на это не пойду. Я почувствую себя слишком оскорблённой!», то уверена – орешь ты все, голубушка… (Смеется.) Я не поднимаю никакого знамени. Но если те, кто на вершине профессии, не скажут об этом, то когда же наступят справедливость?

Клоуз: Не думаю, что положение изменится, пока все считают деньги в кассах кинотеатров. Ведь иначе они могут увидеть пустое дно. Поэтому

33

сейчас и в цене такие, как Джулия Робертс или Вупи Голдберг.

Корр.: Уинона, поговорим о твоем поколении. Как это ты – и в компании трахалок… Не кажется ли тебе, что в вашем возрасте актрисы хватаются за любые доступные роли? Райдер: Не знаю, как это получается у тех актрис, кто не может выбирать, подобно мне. Но у меня много друзей, И ОНИ говорят, что в кино хотят видеть другое. Многих из них просто отталкивает навязчивые сексуальные сцены, а ведь это обычные ребята, которые ходят в кино каждые выходные.

Корр. (обращаясь к Мерил и Глен): А вы какой совет дали бы Уиноне, исходя из собственного опыта? Райдер: Давайте, перемойте моя косточки…

Стрип: Мне ничему не пришлось ее учить на съемках. Она все делает абсолютно верно.

Клоуз: Успех придет и уйдет, люди будут попадаться холодные и горячие, но единственное, за что стоит бороться всегда. – право выбирать все на свое усмотрение.

Корр.: Скажи, Мерил: сниматься в таких фильмах, как «Дикая река», -это стратегия, чтобы изменить карьеру и стать более коммерческой? Я чуть не подумала, что ты получила одобрение той возрастной группы.

Стрип: Все, кто говорят, что умеют планировать свою карьеру – безбожно лгут. Одно тебе дано – не поддаваться управлению, если только ты не глава студии и не утверждаешь сценарии. Или не имеешь собственной кинокомпании. Моя стратегия – приходить вечером домой и быть с ребятней. (У Стрип и ее мужа, скульптора Дональда Гэмера, четверо дегей – Генри 13 пет, Мэни и Грайс по 7 и Луизе 2 года.)

34

Корр.: Гленн, а ты планировала карьеру? Как ты стала получать роли? Ты ведь наделала много шума бродвейским мюзиклом «Сансет бульвар»…

Клоуз: Я однажды пошла на пробу для «Рокового влечения». Никто не думал, что я могу выглядеть сексуально. Но я поняла: если тебя не хотят, то это и значит, что тебя не хотят. Надо самой заставить их изменить свое мнение. Люди зачастую не могут представить тебя кем-то, кроме твоего первоначального образа. Моей первой ролью (в 1982 году, фильм «Мир по Гарпу») была Дженни. эдакая бесполая медсестра в белом. И если не представляют тебя уже иной. Моя героиня в «Большом разочаровании» выглядела как дочь Дженни. А в «Самородке» я, пожалуй, играла сестру девушки из «Большого разочарования». Но потом появилась женщина «Рокового влечения», и все прежние образы были сметены к чертям. Сами знаете, в нашей профессии начинаешь такой голодной и идеалистичной, борешься за что-то сперва, пишешь письма, добиваешься повторных прослушиваний, а готом приходишь к пониманию, что от тебя почти ничего ив зависит.

Корр.: Вы беспокоитесь о том, чтобы получать хорошие роли и тогда, когда вам перевалит за 50?

Стрип: Я не пекусь об этом. Мне и без того забот хватает.

Клоуз: Нет. потому что и сейчас тружусь зверски.

Рейдер: А вот в беспокоюсь! (Все смеются.)

Клоуз: Я сейчас в том периоде, когда все становится чертовски интересно. Какое-то всепоглощающее состояние, хотя понимаешь, чего это будет стоить психически и физически. У меня есть ребенок (пятилетняя Энни от продюсера Джона Старка).

35

От меня зависят люди. Но чем выше для меня планка и ставки, тем интереснее.

Корр.: Почему вы решили сниматься в «Доме духов»?

Клоуз: До сих пор не могу объяснить, как это вышло.

Райдер: Я прожила странную жизнь, пока снималась в фильме. Нечто сверхъестественное. Иногда я не была уверена, смогу ли через все пройти.

Стрип: Это кино о самоотверженной любви.

Райдер: А по мне, вещь, которую я не смогла принять. Может, я не слишком естественна. Персонаж Джереми Айронса изнасиловал женщину ужасным образом, он растоптал тебя (указывает на Мэрил), он унизил меня, он повел себя как говнюк с тобой (обращаясь к Мерил). Не знаю, придет ли время, когда я смогу простить подобное.

Клоуз: Думаю, людям труднее всего делать это.

Райдер: А в не могу понять женщину из моего родного города, у которой похитили и убили дочь (того парня поймали), написавшую открытое письмо в газету с просьбой к людям найти место прощению в своих сердцах.

Стрип: Нельзя всю жизнь носить в себе желчь и яд.

Райдер: Помню, несколько лет назад моего старшего брата избили в полиции. Я до сих пор хочу найти их и убить. И только тогда смогу обрести мир в душе.

Корр.: Когда вы впервые сошлись на площадке, это был союз сестер или схватка соперниц?

Клоуз: Теперь у меня такое чувство, что где бы мы с Мерил не собрались поработать вместе, всегда получится нечто особенное.

Стрип: Впечатление схватки очень внешнее. Наоборот, замечательно ощущать, что есть хорошая работа и рядом с тобой люди, которым можно довериться воем сердцем.

Корр.: Вы не побаивались друг друга?

Клоуз: Некоторые подходили ко мне и спрашивали: вам кто-нибудь говорил. что вы похожи на Мерил Стрип? (Смех.) У меня просят автографы, будто я Мерил. (Снова смех). Так что, полагаю, я просто привыкла к этому.

Райдер: Я очень боялась, пои не познакомилась со всеми. Но они оказались такими добрыми…

Корр.: Ваше общее мнение о пластической хирургии? (Дружный смех.)

Клоуз: Ну, я, пожалуй, займусь своими нижними вехами после роли Нормы Десмонд из «Сансет бульвара».

Стрип: Тогда получится нечто вроде этого (гротескно прищуривает один глаз).

Клоуз: Мерил сделала мне один подарок, от которого я чуть не зарыдала. У нее была прекрасная пара жемчужных сережек, когда мы читали сценарий. Я нашла их великолепными. Через неделю коробочку с серьгами принесли в мою гримерную, и в ней лежала записка «Они потертые, но все же прекрасные, как и мы с тобой».

Райдер: Когда меня сняли для обложки «Vogue», продавщица журнала сказала: «О, Уинона нашла себе непыльную работенку. Посмотрите-ка только на ее сиськи!» Я жутко расстроилась. Завистливые и злые люди считают, что если у тебя привлекательная внешность, то она не может быть настоящей. А вот я смотрю на пожилых женщин и любую из них вижу красивой.

Стрип: Мне как-то Джек Николсон сказал: каждая твоя морщина заработана трудом. Я не за и не против пластической хирургии. Пусть каждый выбирает сам.

Корр.: Кто на сегодня самый сексуальный актер, работающий в кино?

Стрип: О, боже, да их сотни!

Райдер: На мой взгляд, Джон Туртурро и Сэм Нил, пожалуй.

Клоуз: Джон Малкович неплохо выглядит, Дэниел Дэй-Льюис очень мил, и Дэвид Стрэтхейрн мне нравится.

Стрип: Ну да, он великолепен, как и Кевин Бэкон, Винсент Галло (из «Дома духов») – тоже.

Райдер: Кто, он?.. Постойте-постойте. мне не нравится, как это будет выглядеть в печати.

Стрип: Мы бы не хотели, чтобы это осталось в интервью. Если актеров спрашивать, кто была самая сексуальная актриса, вас наизнанку вывернет.

Корр.: Тогда кто самая сексуальная актриса по-вашему?

Клоуз: Ванесса Редгрейв.

Сгрип: Чертовски эротична Джуди Дэвис.

Клоуз: Мишель Пфайфер.

Стрип: Мег Райан – весьма и весьма. (Пауза.) Но я бы не хотела об этом говорить. Мне это не нравится. Зачем мы так поступаем?

Корр.: Ну ладно, давайте порассуждаем о чем-то другом. Была ли жизнь постановочного персонала такой же трудной, их и у звезд?

Стрип: Известность – грандиозное вторжение о нормальное течение моей жизни. Я понимаю, что это цена за то, что я делаю, но я бы не хотела такой зависимости. Может, ты и не заметишь, как тебя узнали пять, восемь, двенадцать раз на дню, но потом устаешь от этого и хочешь только домой. Уже нет той свободы перемещения по миру, что настоящая потеря для артиста. Я никогда не чувствую себя уютно в толпе, никогда, хотя и хожу до сих пор с детьми в Диснейленд.

Клоуз: Думаю, жизнь – просто череда трудных выборов. Я псе больше убеждаюсь, что нужно обретать чувство юмора и становиться той мудрой личностью, которая смеется надо всем.

 (А Райдер отмолчалась. У нее еще все впереди…)

По материалам Парижского корпункта «Видео-Асс»

P.s. После «Дома духов» Глен Клуз сыграла редактора в комедии «Газета», Мерил Стрип снялась в «Дикой реке», а Уинона Райдер ангажирована в «Реальность кусается».

36

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter