Голубая бездна / Le grand bleu (1988)

Васильев Алексей. Сага о сестрах Аркетт // Видео-Асс Известия. – 1998, № 3 (38). – С. 80-83.

САГА О СЕСТРАХ АРКЕТТ

В начале минувшего года сестры Аркетт оказались в центре внимания поклонников кинематографа, исследующего темные стороны человеческой жизни. В то время как Патриция своим сомнамбулическим исполнением двойной роли в линчевском «Шоссе в никуда» окончательно закрепила за собой статус ведущей актрисы «альтернативного» кино, Розанна на равных с постановщиком «Автокатастрофы» Дэвидом Кроненбергом вела ожесточенные бои против Теда Тернера, который препятствовал выходу на американский экран этой сексопатологической фантасмагории, имевшей успех в Канне.

Хотя в глазах молодой аудитории сегодня Патриция – сложившаяся звезда, а Розанна – лишь забавная, помешанная на пирсинге наркоманка из «Криминального чтива» с туманным актерским будущим, в реальности дела обстоят иначе. Нынешняя слава Патриции подготовлена и вдохновлена примером старшей сестры, которая сделала лучший семейный подарок приме поколения «X». Впрочем, все по порядку…

Сестрам Аркетт довелось родиться в семье с давними актерскими традициями. Их прапрадед и прапрабабка были звездной парой в легкомысленную эпоху водевилей, дед Клифф работал на телевидении, а отец Льюис – на Бродвее. Поэтому когда пухлогубая Розанна в семнадцатилетнем возрасте отправилась покорять Голливуд, никто из старших и не подумал ей перечить. На то, что у девчонки есть все шансы добиться своего, указывал и гороскоп ведь Львам свойственно достигать поставленной цели без урона для себя и окружающих. Обаяние, артистичность и мягкая женская красота позволяли легко получить первые роли в кино и на телевидении. Хотя на большом экране ей доставались исключительно роли второго и третьего плана, в кинотусовке она уже стала весьма популярным персонажем.

Наступили 80-е с их обаятельно-неуклюжим стремлением создавать новые образцы шика, синтезирующего классический блеск с постпанком. Розанна представлялась идеальной моделью для поисков в этом направлении. Приятные формы созревшей женщины и врожденное умение быть элегантной сочетались в ней с детской непосредственностью, а готовность участвовать в са-

80

мых вызывающих акциях не отменяла неискоренимого стремления появляться на раутах в черных страусовых перьях. К тому же она, заставшая закат 70-х с их кокаиновым диско-безумием в «Студии 54» и «счастливым сексом гордых мужчин», относилась к замечательному типу людей, живущих по велению сердца и провоцирующих вокруг себя атмосферу радостного внутреннего комфорта. Немудрено, что продюсеры и режиссеры охотно завязывали знакомство с новой сенсацией киношных вечеринок.

Особенно страстным поклонником молодой Аркетт стал Гриффин Данн, уже снискавший известность благодаря исполнению главной роли в ультрамодном фильме ужасов «Американский оборотень в Лондоне». Впервые они познакомились в 1980 году в самолете, державшем курс на Варшаву, где оба должны были принять участие в малозначительной постановке. Девушка ему сразу приглянулась, но окончательно полюбить ее помог малоприятный инцидент в ночном баре, когда ворвавшаяся туда полиция начала разделять публику на американцев и поляков. Неожиданно Розанна вспрыгнула на спину одного из полицейских и принялась избивать его сумочкой. Это хрупкое бесстрашие сразило Гриффина наповал. С тем же рвением Розанна впоследствии защищала «до последней капли крови» принятый многими в штыки проект «Автокатастрофы», о чем с благодарностью вспоминает Кроненберг: «Это фантастический соратник. Подружившись, она будет защищать тебя до конца и с такой стремительностью набрасываться на твоих врагов, что ты побоишься указывать ей на них пальцем».

Коммерческий успех «Американского оборотня» позволил Данну обратиться к продюсерской деятельности, и в 1983 году под его руководством молодой режиссер Джон Сейлз приступил к реализации независимого проекта с названием, позаимствованным у диско-шлягера Дайаны Росс «Baby, It’s You» («Малыш, это ты»). Эта симпатичная картина, в которой Розанна исполнила главную роль задумчивой и недоверчивой к окружающему миру девушки-подростка, стала открытием своего времени, когда тинэйджеры

81

могли быть лишь героями придурковатых комедий, а интеллектуальное кино занималось проблемами людей среднего возраста. Сейчас понятно, что Гриффин Данн, Джон Сейлз и Розанна Аркетт стали пионерами «подросткового арт-кино», расцвет которого пришелся на середину 90-х. Не будь этого «Малыша», вряд ли сделали бы свои блестящие карьеры такие «альтернативные» героини наших дней, как Лили Тэйлор, Лив Тайлер, Клер Дейнс и младшая сестра Розанны Патриция, принявшая как раз во время съемок этого тихого шедевра главное решение своей жизни…

Пока Розанна осваивала мир шоу-бизнеса, в семье Аркетт рос типичный трудный подросток. Патриции постоянно приходилось менять ненавистные ей школы, где заставляли читать о приключениях других людей, но не давали ни малейшей возможности пуститься в собственные. «Я хотела авантюр, видеть и чувствовать мир. Школа же учит лишь безграничному лицемерию». Не желая ни с кем делиться своими эмоциями, Патриция потихоньку собрала вещи и в 14 лет сбежала из дома, чтобы жить с 23-летней Розанной. Старшая сестра, знавшая цену искренности и свободе, приняла ее с распростертыми объятиями. Она охотно взяла на себя все родительские обязанности, включая обязательные воскресные прогулки.

Успех фильма «Малыш, это я» у богемной аудитории спровоцировал в Америке волну «нового кино», главной героиней которого стала Розанна. Она идет буквально нарасхват. Только в 1985 году снимается в таких культовых в среде молодых интеллектуалов фильмах, как нашумевший дебют Сьюзен Сайделмен «В отчаянии ищу Сьюзен» с новой поп-звездой Мадонной; в стильном вестерне «Силверадо» вместе с молодым Кевином Костнером, а на пару со старым знакомым Гриффином Данном – в сюрреалистической комедии «После работы» Мартина Скорсезе, который сбросил с себя уже начавшую прирастать к нему академичность.

На актрису начинают коситься и большие кинобоссы, но ее нежелание ощущать актерство как рутинную работу, а не как оплачиваемую часть приятной жизни, заставляет отклонять выгодные предложения вроде «Супер-аса» с Томом Крузом. К тому же на крупных голливудских студиях жесткие графики съемок, а Розанна Аркетт любила срываться с места и наведываться в Европу. Там ее привлекала не только красота культурных традиций и свобода мироощущения, но и встречи с музыкантом Питером Гэбриелом: их близкие отношения продолжались десять лет, и в текстах его песен в те годы можно усмотреть немало отсылок на вызванные Розанной переживания. Но нараставшее непонимание привело к их разрыву в 1992 году. У Аркетт также остались самые чудесные воспоминания от работы во Франции, где она снималась в романтической ленте Люка Бессона «Голубая бездна», тем более, что рядом вновь был любимый друг Гриффин Данн, хотя американские прокатчики попортили ей немало нервов в связи с заокеанским провалом картины.

Тем временем Патриция, которую Розанна щедро знакомит с киношным закулисьем. дебютировала в кино. Ей досталась одна из главных ролей в третьем «Кошмаре на улице Вязов». Среди прочих мистических влияний, оказанных этим сериалом на кинокультуру 90-х, имеется и тот факт, что в нем дебютировали основные «герои нашего времени» (в первой серии даже безвинно «погиб» Джонни Депп!).

82

А 80-е уже клонились к закату, и в новелле «Урок жизни» Мартина Скорсезе для киноальманаха «Нью-йоркские истории» Розанна Аркетт присутствовала как знаковая фигура поколения, но в ее облике доминирует настроение осенней грусти.

Переход в 90-е потребовал от тридцатилетней женщины большей прагматичности. И хотя Розанна снимается активно, делая по пять фильмов в год, все они – стрелы, запущенные наугад и летящие мимо цели. Симптоматичен для этого периода боевик «Некуда бежать», где ее партнером стал пробившийся наверх Жан-Клод Ван Дамм.

Зато Патриция, упорно осваивающая территорию кино независимых, наконец достигает своего звездного часа, сыграв главную роль в «Настоящей любви», обреченной на успех сочетанием бесшабашности, жестокости и романтизма.

Но ныне звездной Патриции, матери шестилетнего ребенка и жене Николаса Кейджа, все же недостает того безупречного вкуса к светской жизни, которым в полной мере обладает Розанна. Не ведающая зависти старшая сестра и тут приходит на помощь. Когда в мае 1995 года Патриции нужно было ехать на Каннский фестиваль для представления в конкурсной программе сразу двух фильмов со своим участием – в изысканно-ехидной ретро-стилизации Тима Бертона «Эд Вуд» и в страстной политической драме Джона Бурмена «За пределами Рангуна», Розанна советовала ей, в каком отеле необходимо получить номер, даже если все вокруг будут биться об заклад, что там нет свободных мест.

Так же всякий раз, когда не получается та или иная сцена. Патриция обращается за помощью к Розанне. Их последние проекты звучат многообещающе для «альтернативщиков»: младшая Аркетт сыграла в жутком детективе датского режиссера Оле Борнедаля «Ночная служба» в окружении Юэна Макгрегора и Ника Нолти, а старшая воплотила маргинальный образ профессиональной воровки, бегущей от закона со своим 17-летним любовником в режиссерской работе актрисы Сондры Локк «Сделай одолжение».

Дух актерства в династии Аркетт, похоже, неистребим. Сынишка Патриции уже появился в кино и сыграл не кого-нибудь, а труп: именно он появляется в сценах-ретроспекциях «За пределами Рангуна» в качестве убитого сына героини. Мать только пожимает плечами: «Я не хотела, чтобы он делал это. Но тот заявил: «Мамочка, ты же сама говорила, что кино – это всего лишь притворство». И кто я такая, чтобы сказать ему «нет»?».

Алексей ВАСИЛЬЕВ

83

Pages: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter