Искры из глаз / The Living Daylights (1987)

Твердохлебов Н. Тимоти великолепный // Ровесник. – 1990, № 2. – С. 29.

ТИМОТИ ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ

Для начала разберемся с путаницей – нам же его все-таки зовут! В нешей прессе мелькало то Далтон, то Долтон. «Словарь английских фамилий» настаивает на Долтоне, хотя тут же оговаривается, что традиционно эта фамилия может произноситься как Дальтон. Да и сам образ актера как бы раздваивается – трагические роли шекспировского репертуара (тогда Дальтон!), а рядом – традиционно-великолепный мужчина Джеймс Бонд (значит, Долтон)).

Однако «бондиана» существует у нас лишь в нелегальном видеопрокате, а сердца телезрителей Тимоти Долтон (давайте все же остановимся на современном варианте) покорил благодаря своей роли в пятисерийном телефильме «Джейн Эйр». После этой классической викторианской мелодрамы у Тимоти Долтона появились отряды поклонниц, которые хотят знать об актере «все, все, все», но при атом вряд ли подозревают, что он уже дважды представал на наших киноэкранах – в фильме «Лев зимой», где он сыграл французского короля Филиппа II, и в «Кромвеле» – там молодой актер выступил в роли лихого кавалериста принца Руперта. Вообще казалось, что Долтон как киноактер просто обречен на «историческо-костюмные» фильмы.

Хотя начало его карьеры предполагало совершенно иное.

Тимоти Долтон родился 21 марта 1946 года и был пятым ребенком в семье преуспевающего рекламного агента. Детство его прошло в Манчестере. Как он заявил в одном из интервью, в школьные годы он увлекался спортом и участвовал почти во всех школьных командах: «Больше мне ничего не нравилось». Посмотрев в 16 лет шекспировского «Макбета» в постановке знаменитого театра «Олд Вик», юный Тимоти заинтересовался профессией актера и после окончания школы поступил учеником в труппу любительского Национального молодежного театра, а затем провел два года в престижной Королевской академии драматических искусств.

В 1966 году он был принят в труппу известного в Великобритании Бирмингемского репертуарного театра и дебютировал в комедии Шекспира «Как вам это понравится», затем последовали главные роли в «Венецианском купце» и «Ричарде III». Молодого актера стали приглашать на телевидение, и в 21 год он сыграл первую роль в кино – это был «Лев зимой».

Дебют Долтона а кинематографе прошел весьма успешно, и уже в 1970 году он снялся в «Кромвеле». В том же году вышла экранизация классического романа Эмилии Бронте (сестры Шарлотты Бронте, автора «Джейн Эйр») «Грозовой перевал». Фильм оказался неудачным, особенно в сравнении с экранизацией 1939 года, где в главной роли снимался великий Лоуренс Оливье. Сам Тимоти считает, что во всем виноваты были продюсеры, сократившие готовый фильм на 30 минут я попытке сделать его более сентиментальным.

После ряда «костюмных» ролей, не принесших ему особого удовлетворения, Долтон на пять лет покидает кинематограф и работает только в театре. Со спектаклями по пьесам Шекспира «Макбет», «Король Лир» и «Ромео и Джульетта» он объездил всю Великобританию и многие зарубежные страны. В 1975 году Долтон возвращается в кино, снявшись в шпионском фильме «Разрешение на убийство». Он получает приглашение в Голливуд, где играет в мелодрамах и приключенческих картинах. В 1979 году в паре с Ванессой Редгрейв, с которой его связывают тесные дружеские и профессиональные узы, он снялся в фильме «Агата» в роли мужа знаменитой детективной писательницы Агаты Кристи.

Привлекательная внешность и обаяние заинтересовали и создателей американских телемелодрам. На обвинения в том, что в Америке он попусту растрачивал свой талант, сам актер ответил так: «Иногда приходится появляться и в негодных сценариях, но если ты стремишься быть убедительным, искренне вкладываешь все, что можешь, в текст, который тебе дают, я не думаю, что в атом есть что-то постыдное. Жизнь не всегда растекается медом по устам, приходится трудиться и ради куска хлеба».

Несмотря на активную работу в кино и на телевидении, Тимоти Долтон ие порывал со сценой. Особенно удачными были признаны его дуэты с Ванессой Редгрейв в постановках шекспировских пьес «Антоний и Клеопатра» и «Укрощение строптивой».

В 1986 году Долтон получил приглашение голливудской студии «Юнайтед артистс» на роль Джеймса Бонда: «Меня заинтересовала возможность очеловечить образ знаменитого агента 007. Бонд не супермен, а душе он идеалист, открывающий вновь и вновь, что правильно, а что нет и что такое истина». Создатели нового фильма попытались несколько модернизировать а духе времени и традиционный сюжет: Джеймс Бойд действует в мире, где есть не только плохие русские, но и хорошие, с которыми можно сотрудничать. Кроме того, бесстрашному агенту приходится больше полагаться на собственную интуицию, нежели на приказы. Во время съемок Долтон поразил даже многоопытных членов съемочной группы своим желанием и способностью исполнять многочисленные трюки без помощи дублеров: ему пришлось висеть на скале в Гибралтаре, спускаться на парашюте в лодку и лежать на крыше мчащегося с предельной скоростью автомобиля. Надо сказать, что, несмотря на многочисленные легенды, окружающие у нас «бондиану», исполнение роли агента 007 требует от актера недюжинного мастерства: с одной стороны, работы «всерьез» – для, скажем, не слишком мудрого зрителя, с другой стороны – умения легко, без нажима подчеркнуть пародийный характер персонажа. Это удавалось предыдущим Бондам – Шону Коннери, Роджеру Муру, удалось это и Тимоти Долтону.

В 1988 году Долтон вновь выступил на лондонской сцене, на этот раз в пьесе американского драматурга Юджина О’Нила «Душа поэта». По мнению критиков, роль спившегося ирландского иммигранта, живущего воспоминаниями о войне, достойна любой театральной награды. В июне прошлого года на лондонские экраны вышел очередной фильм о Джеймсе Бонде с участием Тимоти Долтона «Право на убийство». На этот раз агент 007 борется с латиноамериканской наркотической мафией. Создатели фильма и актер продолжили или, во всяком случае, попытались продолжить поиски нового, более реального образа: человека из плоти и крови, выступающего в сюжете, взятом прямо из заголовков сегодняшних газет.

Сам Долтон в отличие от своего героя ведет весьма замкнутый образ жизни. Он до сих пор не женат. Любимый вид отдыха – рыбалка, он также любит читать, часто ходит в кино и театры. На вопрос одного из журналистов актер заявил: «Бонд никогда не говорит о своей личной жизни, и я тоже. Давайте закончим на том, что мне не нравятся эффектные женщины и спортивные автомобили».

Н. ТВЕРДОХЛЕБОВ

29

Туркия А. Портретная галерея «СЭ». Тимоти Далтон // Советский экран. – 1989, № 9. – С. 16-17.

Портретная галерея «СЭ»

Тимоти Далтон

В 1987 году Тимоти Далтон был выбран на роль Джеймса Бонда в фильме Джона Глена «Живые огни» и справился с этой задачей блестяще. В его Бонде, пожалуй, оказалось меньше самоиронии, чем было у Шона О’Коннори, но в целом образ получился намного тоньше и сложнее, чем у Роджера Мура и Джорджа Лазенби. В четверке исполнителей роли Бонда Далтону по праву принадлежит второе место – после О’Коннери.

Избрание Далтона новым «агентом 007» утвердило суперзвездный статус актера, хотя его актерская репутация и прежде была высока.

Далтон дважды появлялся на наших экранах в семидесятые годы и остался тогда практически не замеченным. В первый раз как король Франции в отличной картине «Лев зимой», где было множество прекрасных исполнителей, но все меркло перед бенефисом звездной пары: Питер О’Тул и Кэтрин Хепберн. Второй раз в фильме послабее – «Кромвель», где, сыграв скромную роль принца Руперта, Далтон вновь оказался в тени грандиозных солистов: Ричарда Харриса и Алека Гиннесса.

Из его киноролей упомянем еще повторную экранизацию «Грозового перевала» (здесь Далтон сыграл Хитклиффа, роль которого в 30-е годы исполнил Лоуренс Оливье); «Секстет», где он участвовал уже в качестве одной из звезд в блистательном окружении: Мэй Уэст, Тони Куртис, Ринго Старр, Дом де Луис и Джордж Рафт; «Агата», где ему довелось играть роль полковника Кристи о компании Дастина Хоффмана и Ванессы Редгрейв, и другие.

Тимоти Далтон много и охотно работал для телевидения. Романтическая роль мистера Рочестера в телевизионной серии «Джен Эйр» и сделала его столь популярным в нашей стране. Среди других его телефильмов: «Владетель Баллантрэ» по знаменитому роману Стивенсона, «Антоний и Клеопатра» по Шекспиру, телесерии «Дочь мистраля», «Флорентийский соловей», «Грехи».

А. ТУРКИЯ

17

Что говорят… Что пишут… // Ровесник. – 1987, № 6. – С. 23.

ЧТО ГОВОРЯТ… ЧТО ПИШУТ…

– СКАЖИ, ДИК, ТЫ МОГ БЫ ЛЕТЕТЬ ДЕВЯТЬ ДНЕЙ БЕЗ ОСТАНОВКИ!

– А ТЫ, БЕРТ, МОГ БЫ ПОСТРОИТЬ МНЕ ПОДХОДЯЩИЙ САМОЛЕТ!

Такой диалог между братьями Рутан, пилотом и конструктором, состоялся в 1981 году, и с тех пор семья жила одной мечтой – открыть новые возможности авиации, совершив длительный перелет без посадок и дозаправки. Прошло пять лет, и в декабре 1986 года «Вояджер» отправился в путь. Основным условием была легкость конструкции, ведь все горючее приходилось брать с собой, и аппарат весит всего 400 кг. Для этого подбирался специальный материал, до минимума сократили жизненное пространство пилотов. Не все шло гладко – технические неполадки на взлете, неблагоприятные метеоусловия, усталость от долгой бессонницы, неудобной позы… Но смелые авиаторы – второй пилот, Джина Игер, по признанию Дика, проявила в трудные моменты большое мужество – превозмогли все трудности. Отныне конструктор Берт Рутан и пилоты Дик Рутан и Джина Игер вошли в историю авиации.

КВН ПО-ФРАНЦУЗСКИ! Талантливых хоккеистов любят сравнивать с одаренными актерами. Актеров с хоккеистами до недавнего времени не сравнивали. Почему! Этот вопрос задали себе два молодых канадских актера, глядя, как публика валит мимо их театра на стадион, и создали «импротеатр» – состязания актеров в импровизации.

Команды выходят «на лед» в форменных майках, с номерами на спине. «Полосатый» арбитр производит вбрасывание – вскрывает конверт и зачитывает тему импровизации. Темы подбираются такие, которые могли бы заставить работать воображение зрителей, скажем, «Наша жизнь глазами Сервантеса»…

Команды импровизируют одновременно, поэтому актерам приходится подыгрывать друг другу. Матч состоит из двух получасовых периодов. Паузы засчитываются в игровое время. «Грубая» игра наказывается штрафными очками. Публика оценивает каждую импровизацию отдельно, голосуя с помощью разноцветных карточек. Кроме того, зрителям не запрещается «болеть» по-хоккейному – свистеть и топать.

В последние годы «импротеатр» появился во Франции, Бельгии, Швейцарии. Состоялся первый международный турнир.

«ТЕННИС – ЭТО ВСЕГДА СХВАТКА ДВУХ ВОЛКОВ. Они стремятся сожрать друг друга, даже если прикрываются улыбками». Так сказал тренер Бориса Беккера Гюнтер Бош. Но не прошло и двух месяцев после того, как Г. Бош выступил со своим определением сути тенниса, как сам оказался «вне игры». Обвинив тренера в неудаче его питомца на открытом первенстве США – да и зачем, дескать, чемпиону тренер! (см. материал «Теннис: время, характер, люди») – Боша «сожрал» менеджер Ион Тириак. А Беккер? Тренируется и играет.

ЧТО ИГРАЮТ? Мы видели Тимоти Долтона в роли мистера Рочестера в английском телесериале «Джейн Эйр» по роману Шарлотты Бронте. Его обаятельное лицо с ямочкой на подбородке и романтический образ Рочестера, которого полюбила милая умница Джейн, быстро завоевали популярность у наших зрителей, а особенно зрительниц. В Англии Тимоти Долтон известен и как выдающийся исполнитель шекспировских пьес. Именно в шекспировском «Укрощении строптивой» тридцатидевятипетнего Долтона «открыл» для себя кинопродюсер Альберт Р. Брокколи и сделал актеру предложение. Оно мало обещает для актерской индивидуальности Долтона и даже подрывает его престиж, зато много обещает с финансовой стороны: роль очередного «агента-007».

23

Pages: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter