Иван Васильевич меняет профессию / Ivan Vasilevich menyaet professiyu (1973)

Иван Васильевич меняет профессию / Ivan Vasilevich menyaet professiyu (1973): постер

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Иван Васильевич меняет профессию» / «Ivan Vasilyevich Changes Occupation», «Иван Васильевич: Назад в будущее» / «Ivan Vasilievich: Back to the Future» / «Иван Грозный: Назад в будущее» / «Ivan the Terrible: Back to the Future» (варианты международного англоязычного названия).

СССР.

Продолжительность 93 минуты.

Режиссёр Леонид Гайдай.

Авторы сценария Владлен Бахнов, Леонид Гайдай по пьесе Михаила Булгакова

Композитор Александр Зацепин.

Операторы Сергей Полуянов, Виталий Абрамов.

Жанр: приключенческий фильм, комедия, мюзикл, научная фантастика

Краткое содержание
Во время испытаний машины времени, проводимых инженером-изобретателем Александром Тимофеевым (Александр Демьяненко) в собственной московской квартире, происходит небольшая авария. Стукнувшемуся головой, ему чудится, будто эксперимент прошёл успешно — и удалось открыть портал в прошлое. Однако в результате стечения обстоятельств управдом Иван Васильевич Бунша (Юрий Яковлев) и Жорж Милославский (Леонид Куравлёв, частично озв. Наталья Кустинская, вокал Валерий Золотухин), представившийся другом соседа Шурика, стоматолога Антона Семёновича Шпака (Эдуард Этуш), оказываются в палатах Ивана Грозного (Юрий Яковлев), а сам самодержец — переносится в современность.

Также в ролях: Савелий Крамаров (Феофан), Наталья Селезнёва (Зинаида Тимофеева) (Зина), Нина Бродская (Зинаида Тимофеева, вокал), Наталья Крачковская (Ульяна Андреевна, в титрах как Наталья Белогорцева-Крачковская), Наталья Кустинская (актриса, пассия Якина), Михаил Пуговкин (Карп Савельевич Якин), Сергей Филиппов (шведский посол), в эпизодах Эдуард Бредун (спекулянт радиодеталями), Наталья Гурзо (медсестра Шпака), Иван Жеваго (психиатр), Леонид Гайдай (осветитель на съемках).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 01.07.2017

Авторская оценка 8/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Иван Васильевич меняет профессию / Ivan Vasilevich menyaet professiyu (1973): кадр из фильма
Не царская морда…

В США, где советский кинематограф практически неведом, эта кинокомедия всё же получила определённую известность (в том числе вышла в кинопрокат уже в июне 1973-го года) – преимущественно под заголовками «Иван Васильевич: назад в будущее» и «Иван Грозный: назад в будущее». И ретроспективно лента действительно воспринимается предтечей славной трилогии Роберта Земекиса, равно как и многосерийного французского фарса про средневековых «пришельцев», хотя Леонид Гайдай взял за основу (соавтором вновь выступил Владлен Бахнов) всё же не роман Герберта Уэллса, а сатирическую пьесу «Иван Васильевич» /1934-36/ Михаила Булгакова. Причём можно с чистой совестью утверждать, что своим «ненаучно-фантастическим, не совсем реалистическим и не строго историческим фильмом» (как оговорено во вступительных титрах) нашим мастерам удалось заткнуть за пояс западных коллег – играючи и легко! За пояс от того самого кафтана, что вынужденно и впопыхах набросил на себя сознательный пенсионер Бунша, ныне и.о. царя, забыв прикрыть, к ужасу «князя» Милославского, обувь непонятного происхождения.

Иван Васильевич меняет профессию / Ivan Vasilevich menyaet professiyu (1973): кадр из фильма
Изобретатель за работой

Словом, такого изумительного, если воспользоваться бергсоновским определением смеха, несоответствия одного другому, не просто зиждущегося на социальных и культурных различиях эпох, но словно запросто пронзающего пространство, опровергающего законы времени (в пику горе-изобретателю!), придётся ждать ещё долго. Новаторство Гайдая заключается в философски глубоком, въедливом осмыслении самого понятия эксцентричного, буквально – лишённого центра, которое обретает на экране помимо блеска масштаб и историческую перспективу. Обнаруживаемые переклички1 несхожих по антуражу периодов уморительны, оказывается, ничуть не менее, нежели новообразовавшиеся несовпадения, когда, допустим, монарх с опаской сообщает на уголовном сленге, что его «в милицию замели, дело шьют». Режиссёр ещё и успевает позлословить по поводу изысканий других художников, строивших на историческом материале глобальные концепции, в первую очередь держа в уме опыт Сергея Эйзенштейна, чей гениальный Пир опричников оборачивается весёлыми, почти дискотечными танцами под «что-то массовое, современное» – под песню про разговор со счастьем. В тысячный раз пересматривая любимый фильм, в первый же год проката собравший огромную аудиторию (60,7 миллионов человек), не сходящий с телевизионных экранов и традиционно пользующийся повышенным спросом на видео, поражаешься тому, как свободно и новаторски Леонид Иович владел киноязыком. Скажем, эстетика видеоклипа тогда только-только зарождалась даже на Западе – а он уже мастерски пародирует её в сцене, где Зинаида под руководством франтоватого Якина исполняет зажигательную композицию «Звенит январская вьюга». Или выразительный нарративный приём, когда герои запросто обращаются непосредственно к зрителю, который голливудские коллеги будут осваивать крайне осторожно (так, Джон Лэндис ограничится многозначительным взглядами персонажей в объектив кинокамеры) и гораздо позже. А как же блистательная (не послужившая ли источником вдохновения венгру Золтану Фабри для созвучного фрагмента в его личном шедевре «Пятая печать» /1976/?) монтажная фраза, служащая язвительным комментарием к попытке Милославского «взломать» бар в квартире Шпака и завершающаяся откровенно хулиганским кадром?! Да и в целом чувство музыкального ритма, которому подчинена стремительная смена событий, не имеет себе равных.

Иван Васильевич меняет профессию / Ivan Vasilevich menyaet professiyu (1973): кадр из фильма
Водку делала не ключница

Впрочем, великий советский писатель и драматург, замысел которого, невзирая на демонстративную модернизацию действия, был передан вполне точно, едва ли стал бы предъявлять кинематографистам претензии. Ведь в экранизации не менее важна и иная сторона ленты – историческая в том смысле, что картина, служащая подлинной энциклопедией советской жизни брежневского периода, сокровищницей крылатых фраз и характерных ситуаций, сама стала неотъемлемой составляющей культурного контекста. Поведала, в частности, о том, на что способны возмужавшие, вступившие во взрослую жизнь шестидесятники, олицетворяемые вчерашним студентом Шуриком, как бы получившим инженерное образование и женившимся на сокурснице Лиде, ныне Зине, избрав стезю изобретателя. Того самого «физика», который стремится оправдать общественный почёт – но порой, увы, склонен к фантазированию… Однако и с такой оговоркой остаётся «князем» на фоне окружающих обывателей, от четы Бунша до кинорежиссёра Якина и дантиста Шпака, сплошь – смердов да холопов.

.

__________
1 – От непроизвольно вырвавшейся фразы «Гитлер капут!» и плачущего на песне Владимира Высоцкого самодержца до внушения князя-вора: «Да ты что, сукин сын, самозванец, казённые земли разбазариваешь?!»

Прим.: рецензия публикуется впервые



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter