Касабланка / Casablanca (1943)

Касабланка / Casablanca (1943): постер

Полнометражный фильм.

США.

Продолжительность 102 минуты.

Режиссёр Майкл Кертис (премия «Оскар»).

Авторы сценария Джулиус Дж. Эпстайн, Филипп Дж. Эпстайн, Ховард Коч (премия «Оскар»), Кейси Робинсон (без указания в титрах) по пьесе Мюррея Бёрнетта и Джоан Эллисон.

Композитор Макс Стайнер (номинация на «Оскар»).

Оператор Артур Эдерсон (номинация на «Оскар»).

Жанр: драма, мелодрама, военный фильм

Краткое содержание
Начало Второй мировой войны, марокканский город Касабланка, остающийся частью территории Франции, не оккупированной нацистской Германией. Синьор Угарте (Петер Лорре), занимающийся доходным нелегальным бизнесом, помогая людям, преследуемым гитлеровским режимом, улететь в нейтральные страны, просит закадычного приятеля, американца Рика Блейна (Хамфри Богарт), владеющего баром «У Рика», подержать у себя транзитные письма, дающие право на беспрепятственное перемещение через границу. Блейн соглашается, однако Угарте вскоре арестовывают по подозрению в убийстве двух немецких курьеров. А в это время в Касабланку приезжает Виктор Ласло (Пол Хенрейд), видный деятель чешского Сопротивления, сбежавший из концлагеря, вместе с женой, норвежкой Ильзой Лунд (Ингрид Бергман), с которой у Рика в Париже был бурный роман…

Также в ролях: Клод Рейнс (капитан Луи Рено), Конрад Фейдт (майор Генрих Штрассер), Сидни Гринстрит (синьор Феррари), Дули Уилсон (Сэм), Джой Пейдж (Аннина Брандел), Мадлен Лебо (Ивонн), С.Ц. Сакалл (Карл, главный официант, в титрах как S.K. Sakall), Марсель Далио (крупье Эмиль, без указания в титрах), Ханс Генрих фон Твардовски (немецкий офицер с Ивонн, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 30.09.2017

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Касабланка / Casablanca (1943): кадр из фильма
Все приходят к Рику

Опыт советской кинопромышленности, выпустившей в Великую Отечественную войну ряд замечательных героико-патриотических фильмов – от «Боевых киносборников» и остросюжетных картин вроде «Секретаря райкома» /1942/ до подлинных трагедий («Радуга» /1944/) – не был уникальным. Англичане могли бы назвать «В котором мы служим» /1942/, работы Кэрола Рида, Майкла Пауэлла и Эммериха Прессбургера, формально обращённые к прошлому постановки Лоуренса Оливье, Александра Корды, Торолда Дикинсона. Американцы – вспомнить славную документальную серию «Почему мы сражаемся», ленты Джона Форда, Уильяма Уайлера, Джона Хьюстона… И всё же чуть ли не самым признанным среди голливудских произведений о Второй мировой войне по сей день остаётся именно «Касабланка» пятидесятичетырёхлетнего Майкла Кертиса, точнее, Михая Кертеша – венгра по национальности, вместе с немцем Фрицем Лангом проявившего себя убеждённым противником политики Третьего рейха. Причина не только в том, что картина стала одним из лидеров сезона, принеся $4,75 млн. прокатной платы (при бюджете $950 тыс.), и получила три главных премии «Оскар»: за фильм, режиссуру и адаптацию пьесы1 «Все приходят в заведение «У Рика» Джоан Элисон и Мюррея Бёрнетта. Уникальность, если не гениальность, «Касабланки» – в органичном сочетании, казалось бы, совершенно не сочетаемых качеств: заразительного антифашистского пафоса, резко усиливаемого благодаря мастерски выстроенной, почти детективной интриге, с незабываемыми, волнующими романтическими коллизиями, делающими ленту Кертиса чуть ли не самым ярким примером типичной для «фабрики грёз» мелодраматизации событий Большой Истории.

Касабланка / Casablanca (1943): кадр из фильма
Романтика на войне

Студия не без гордости сообщала, что над фильмом работали представители тридцати четырёх национальностей – но редкостной удачей стал, безусловно, интернациональный актёрский ансамбль, включавший многих выдающихся и знаменитых европейских артистов, покинувших родные страны по идеологическим мотивам. Однако присутствие Хамфри Богарта не просто ознаменовало новую веху в карьере кумира, впервые отошедшего от амплуа суровых и решительных героев криминальных драм. Появление Петера Лорре и Сидни Гринстрита в обличии изворотливых дельцов, под предлогом помощи желающим покинуть Марокко тихо и без лишнего шума сколачивающим состояние, заставляет по ассоциации вспомнить образы циничных и хватких охотников за «мальтийским соколом», воплощённые ими накануне. В условиях Второй мировой войны транзитные письма, безуспешно разыскиваемые местной полицией, подчиняющейся Режиму Виши, несравненно ценнее раритета, подаренного рыцарями-тамплиерами Карлу V! По мере развития экранных перипетий переклички со славным дебютом Джона Хьюстона лишаются иронического звучания, приобретая характер творческого спора. Если легендарный «чёрный фильм» был принципиально углублён в атмосферу заокеанского мегаполиса, замкнутую, враждебную, то Касабланка – служит пристанищем беглецам из охваченного террором Старого Света, символизирует надежду, несмотря на постепенно ужесточаемые под давлением немцев порядки. Если пресловутая статуэтка в конечном итоге оказывалась ничего не стоящей подделкой, то от того, в чьи руки попадут документы, зависят тысяч судеб по всему миру. Если Спейда всё-таки не убеждали любовные признания Бриджит, то выбор между чувством и долгом, сделанный Блейном, изрядно удивит всех, кто знал американца, никогда не гнавшегося за лёгкими деньгами, но и ни на мгновение не забывавшего о собственных материальных интересах. Ретроспективный эпизод в Париже, где Рик, встретив Ильзу, провёл, возможно, лучшие дни своей беспокойной и неустроенной жизни, а затем – испытал горечь расставания, расставания внезапного и необъяснимого, пронизаны светом высокой сентиментальности2, трогательной, очищающей душу… Наконец, расследование лишь убеждало Сэма в правильности исповедуемых воззрений, не умозрительных, не придуманных на досуге, а сложившихся за долгие годы практики частного сыщика, предполагающей не самое приятное общение с людьми. А вот владелец чрезвычайно популярного питейного (и заодно, благодаря попустительству капитана Рено – игорного) заведения, только поначалу придерживается политики нейтралитета и нервно реагирует на упоминания о собственном прошлом, когда организовывал поставку оружия в Эфиопию и принимал участие в гражданской войне в Испании. Неожиданное преображение Рика, ещё более неожиданно обрётшего нового друга, на поверку оказавшегося не таким уж безнадёжным приспособленцем, чуждым патриотических устремлений, воспринимается всё же закономерным – и в известном смысле неизбежным…

Касабланка / Casablanca (1943): кадр из фильма
Важный разговор

Если учесть всё вышеизложенное, триумф не покажется удивительным, равно как и тот факт, что слава замечательной картины продолжала расти с течением времени. Высадка войск союзников в Касабланке, состоявшаяся 8-го ноября 1942-го, за две недели до нью-йоркской премьеры, придала сюжету дополнительную злободневность – и даже навела Джека Л. Уорнера, главу студии, на идею (правда, оставшуюся нереализованной) добавить эпилог с упоминанием об этом. Парадоксальность ситуации заключается в том, что военные действия как таковые лишь подразумеваются кинематографистами – остаются где-то далеко3, отзываясь гулким эхом, а марокканский порт невольно воспринимается подобием Ноева ковчега, пристанищем для спасающихся от сущего всемирного потопа XX столетия. Однако Майклу Кертису, пожалуй, точнее коллег удалось обрисовать роль в таком эпохальном событии, как Вторая мировая войны самих Соединённых Штатов. Роль, безусловно, позитивную и важную, но… не без оговорок, которые вряд ли можно было выразить полнее и искреннее, чем это удалось передать в метаниях Рика, однажды обжёгшегося на служении высоким идеалам и зарёкшегося следовать каким-либо, кроме чисто деловых, интересам… Авторы, конечно, не первыми и, тем более, не последними (вспомним хотя бы трагедию «Хиросима, любовь моя» /1959/ Алена Рене) отважились сочленить сиюминутное и вечное, личное и общественное, осветить борьбу сердца и разума – но изумительное, отточенное взаимопроникновение разных пластов наполняет фильм множеством смыслов, делает поступки героев по-человечески близкими и понятными. Одним из забавных образцов творческого переосмысления классического кинопроизведения станет лирическая комедия «Сыграй это ещё раз, Сэм» /1972/ (правда, в оригинале фраза, обращённая к темнокожему пианисту, звучит несколько иначе) Герберта Росса по сценарию Вуди Аллена.

.

__________
1 – На тот момент ни разу не ставившейся и даже не опубликованной – тем не менее права на её экранизацию были приобретены за солидную сумму в $20 тыс.
2 – Оператор Артур Эдесон, сотворивший маленькое чудо, впоследствии обрёл массу подражателей.
3 – В отличие, допустим, от «Сахары» /1943/ и «Войны в Северной Атлантике» /1943/, также с участием Богарта.

Прим.: рецензия публикуется впервые



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter