Кин-дза-дза! / Kin-dza-dza! (1986)

Кин-дза-дза! / Kin-dza-dza! (1986): постер

Полнометражный фильм.

Другое название: «Кин-Дза-Дза» (вариант написания названия).

СССР.

Продолжительность 135 минут (2 серии; DVD-версия – 128 минут).

Режиссёр Георгий Данелия.

Авторы сценария Резо Габриадзе (в титрах как Реваз Габриадзе), Георгий Данелия.

Композитор Гия Канчели (премия «Ника»).

Оператор Павел Лебешев.

Также премии «Ника» удостоена звукооператор Е. Попкова.

Жанр: комедия, драма, научная фантастика

Краткое содержание
Вернувшись вечером домой, прораб Владимир Машков (Станислав Любшин) по просьбе жены Люси (Галина Данелия-Юркова, в титрах как Г. Юркова) отправляется в магазин за хлебом и макаронами. На улице к нему обращается Гедеван Алексидзе (Леван Габриадзе), студент из Грузии, приехавший в Москву вернуть скрипку, который просит помочь странному человеку — босоногому бородачу (Анатолий Серенко), спрашивающему «номер планеты в тентуре или хотя бы номер галактики в спирали». Не приняв слова незнакомца всерьёз, Владимир и Гедеван случайно запускают загадочный прибор — «машинку перемещения», и в мгновение ока попадают в отдалённую область Вселенной, в галактику Кин-дза-дза, на пустынную планету Плюк. Первыми, кого там встречают дядя Вова и «Скрипач», оказываются местные артисты чатланин Уэф (Евгений Леонов) и пацак Би (Юрий Яковлев).

Также в ролях: Ольга Машная (Деконт), Ирина Шмелёва (Цан, девушка на самоходной тележке), Лев Перфилов (диссидент Кырр), в эпизодах Игорь Боголюбов (личный пацак господина ПЖ), Валентин Букин (эцилопп), Юрий Воронков (крупный бородатый чатланин у колеса обозрения / пацак в вагонетке), Николай Гаро (господин ПЖ), Олег Матвеев (первый охранник ПЖ у бассейна), Харий Швейц (второй охранник ПЖ у бассейна), Валентин Голубенко (третий охранник ПЖ у бассейна), Александра Дорохина (женщина в тоннеле), Геннадий Иванов (эцилопп-негр), Олеся Иванова (лохматая женщина у колеса обозрения), Геннадий Ялович (эцилопп «в штатском»), Георгий Данелия (Абрадокс, без указания в титрах), Вероника Изотова (рабыня главаря контрабандистов, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 11.09.2016

Авторская оценка 8/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Кин-дза-дза! / Kin-dza-dza! (1986): кадр из фильма
Знакомство с инопланетянами

Участие фильма в конкурсе фестиваля фантастического и фантазийного кинематографа Fantasporto, традиционно проводимого в португальском городе Порту, и даже – получение специального приза жюри нисколько не удивляет. «Кин-дза-дза!» вполне органично вписалась в подлинный срез достижений жанра, которым объективно стал киносмотр, где дорогостоящие голливудские постановки соседствовали с интеллектуальными европейскими притчами, а изысканные восточные сказки – с сатирическими антиутопиями. Зрители вполне предсказуемо восприняли картину Георгия Данелия в качестве социалистической вариации на новомодную «киберпанковскую» тематику, на тот момент – широко (работами австралийца Джорджа Миллера, англичанина Ридли Скотта, француза Люка Бессона и др.) представленную на экранах всего мира. Более того, в сравнении с советской картиной параллельно демонстрировавшаяся американская лента «Черри-2000» /1987/ выглядела ничуть не богаче по декорациям и техническому исполнению, а по мысли – откровенно бедной… Не вызывает удивления и «культовый» статус, вскоре полученный фильмом за рубежом, особенно в Японии, где всегда ценили нетривиальные и причудливые жанровые эксперименты.

Кин-дза-дза! / Kin-dza-dza! (1986): кадр из фильма
Артисты на заработках

Может показаться, что на фоне неожиданно тёплого заграничного приёма успех «Кин-дза-дза!» в СССР был гораздо меньше. По итогам сезона 1987-го картина, собрав аудиторию в 15,7 миллионов человек на серию, заняла скромное четырнадцатое место, уступив в том числе другим, менее умным и самобытным научно-фантастическим произведениям: «Крику дельфина» /1986/ Алексея Салтыкова и «Человеку со звезды» /1984/ Джона Карпентера. И всё-таки режиссёр нисколько не лукавил, говоря о намерении обратиться именно к соотечественникам, прежде всего – к представителям молодого поколения, которые, пожалуй, и оценили со временем усилия кинематографистов. Дело даже не в отличных комбинированных съёмках, не в достоверной фактуре невиданных моделей техники (не только основательно проржавевший пепелац Уэфа и Би, но и летательные аппараты эцилоппов), усиленной изобретательным звуковым решением, и не в «эпическом» размахе1, внезапно обретаемом повествованием под занавес, когда действие переносится в столицу. То, что в момент выхода фильма воспринималось в качестве развлечения (помню, как подобные упрёки читателя «Советского экрана» пришлось парировать в интервью Юрию Яковлеву), заставляло от души смеяться над приключениями цивилизованных землян на одичавшей и деградировавшей планете, вскоре приобрело горький привкус если и не сбывшегося, то – неотвратимо сбывающегося пророчества.

Кин-дза-дза! / Kin-dza-dza! (1986): кадр из фильма
Надо принять выбор…

Не ведая о том, Данелия и Реваз (Резо) Габриадзе предпослали согражданам настолько внятное и глубокомысленное предупреждение2, что остаётся только поражаться нежеланию услышать своеобразный глас вопиющих в плюканской пустыне, тем более – внять ему. Собственно, похожее путешествие рядовым (типичным!) советским людям предстояло уже в ближайшем будущем. «Капстрана…» – в непроизвольной «догадке» Машкова оказалось больше правды, чем понял сам пришелец-прораб! Негодование Гедевана по поводу «оголтелого расизма» – деления на чатлан и пацаков вызывает искреннее непонимание Уэфа: это естественное положение вещей, основа основ любого западного «общества двух третей». Не должен удивлять и показанный парадокс – сочетание научных прорывов (вплоть до межзвёздных перелётов и навыка чтения чужих мыслей) со всеобщим экологическим упадком, поскольку сама угроза экоцида порождена современной цивилизацией с её отношением к природе как к источнику ресурсов. Исчерпывающе раскрыты и функции охранителей порядка, привилегированной и коррумпированной касты, и культурная (точнее, относящаяся к сфере шоу-бизнеса) жизнь, и принципы функционирования экономики в целом. Даже философское обоснование цветовой дифференциации штанов, страстно отстаиваемое закадычными приятелями, немногим абсурднее тезисов о всесилии и мудрости рынка. Вот только всё это – внешнее. Условия, к которым в конце концов, не отчаиваясь и неустанно следуя к цели, дядя Вова и «Скрипач» приспосабливаются – и которые преодолевают. Основной же конфликт носит нравственно-этический характер, и его объектом сами собой становятся убеждения невольных «туристов» из СССР. Высокий гуманизм Данелия и Габриадзе проявляется в вере в то, что и Уэф с Би не могут не поддаться благородному порыву, не испугавшись кактусовой перспективы. Но вопрос всё равно повисает в воздухе: удастся ли нам всем – подобно Машкову и Алексидзе – отстоять идеалы?

.

__________
1 – Образ сотен пролетариев, работающих на насосной станции господина ПЖ, впечатляет не меньше, чем массовки в классическом «Метрополисе» /1927/.
2 – Причём в открытой, а не зашифрованной форме, как Карен Шахназаров в «Городе Зеро» /1988/ (см. «Манипуляцию сознанием» С.Г. Кара-Мурзы, глава 20, раздел 5).

Прим.: рецензия впервые опубликована на сайте World Art



 

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter