Китайский квартал / Chinatown (1974)

Китайский квартал / Chinatown (1974): постерПолнометражный фильм («Золотой глобус» и номинация на «Оскар»).

Другие названия: «Чайнатаун» / «Чайна-таун» (варианты перевода названия).

США.

Продолжительность 130 минут.

Режиссёр Роман Полански («Золотой глобус» и номинация на «Оскар»).

Авторы сценария Роберт Таун (премии «Оскар» и «Золотой глобус»), Роман Полански (без указания в титрах).

Композитор Джерри Голдсмит (номинации на «Оскар» и «Золотой глобус»).

Операторы Джон Э. Алонзо (номинация на «Оскар»), Стэнли Кортес (без указания в титрах).

Также номинации на «Оскар»: Ричард Зилберт, У. Стюарт Кэмпбелл, Руби Р. Левитт (художники-постановщики), Антеа Зилберт (художник по костюмам), Чарльз Грензбах, Ларри Джост (звук), Сэм О’Стин (монтаж).

Жанр: драма, детектив, триллер

Краткое содержание
Дж.Дж. Гиттес (Джек Николсон, «Золотой глобус» и номинация на «Оскар»), или просто Джейк, который, уйдя с должности помощника районного прокурора в китайском квартале Лос-Анджелеса, возглавляет частное сыскное агентство, соглашается по поручению Эвелин Малрэй (Дайан Ладд) проследить за её мужем — руководителем городского Департамента водоснабжения и энергетики Холлисом Ай. Малрэем (Даррелл Зверлинг), подозреваемым супругой в измене. Спустя время Холлиса находят мёртвым, а в офис к Джейку заявляется женщина (Фэй Данауэй, номинации на «Оскар» и «Золотой глобус»), заявляющая, что именно она — настоящая миссис Малрэй…

Также в ролях: Джон Хьюстон (Ной Кросс, номинация на «Золотой глобус»), Перри Лопес (лейтенант Лу Эскобар), Джон Хиллерман (Русс Элбёртон), Рой Дженсон (Клод Малвихилл), Роман Полански (человек с ножом), Ричард Бакалян (детектив Лоуч ), Джо Мантелл (Лоуренс Уолш), Брюс Гловер (Даффи), Нанду Хиндс (Софи), Джеймс О’Реа (адвокат), Джеймс Хонг (Кан), Берт Янг (Кёрли), Элизабет Хардинг (жена Кёрли).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 23.04.2015

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Китайский квартал / Chinatown (1974): кадр из фильма
Последнее китайское предупреждение

В отличие от Роберта Олтмена, по-настоящему долго (в полном соответствии с названием своей глумливой ленты) прощавшегося с мифами и штампами «чёрного фильма» годом ранее, Роман Полански и Роберт Таун не стали сводить счёты с, пожалуй, ведущим голливудским жанром 1940-х – первой половины 50-х. Кинодраматург, начинавший под чутким руководством Роджера Кормана, хотя и не взял за основу что-то из прозы Чэндлера или Хэмметта, написал объёмистый (свыше ста восьмидесяти страниц в первоначальном варианте) сценарий, тщательно воспроизведя многосложные и таящие неприятные сюрпризы перипетии романов т.н. «крутой», или «жестокой», школы. Любопытно, что его версия подверглась коренной переработке, в том числе сокращению, совместными усилиями с режиссёром, однако не только принесла Роберту заслуженную премию «Оскар»1, но и постепенно – стала традиционным предметом изучения в американских киношколах. Это действительно превосходный пример скрупулёзного, внимательного к мелочам выстраивания сюжета, в котором нет случайностей, а любая деталь (допустим, солёная вода, разрушающе воздействующая на линзы очков) если и не оказывается уликой в буквальном смысле слова, всё равно – крайне важна для понимания сути происходящих событий. Так, почти не сомневаешься в том, что, отпустив с миром Кёрли, клянущегося расплатиться за разоблачительные снимки жены, Джейк обратится к бедняге в самый ответственный момент, и, тем более, в том, что опыт работы в китайском квартале, оставивший неизгладимые впечатления и позволивший обзавестись полезными связями, ещё пригодится сыщику.

Китайский квартал / Chinatown (1974): кадр из фильма
Частный сыщик не сдаётся

Сразу обращает на себя внимание знаменательное во всех отношениях приглашение Джона Хьюстона на роль Ноа Кросса, являющегося, как постепенно выясняется, давним деловым партнёром и тестем покойного инженера, причину выборочного инспектирования которым городских запруд и каналов настойчиво пытается постичь детектив. Постановщик первого официального и, возможно, лучшего нуара «Мальтийский сокол» /1941/ позднее первым же (в ленте «Посрами дьявола» /1953/, тоже с участием Хамфри Богарта) подверг ироничному, почти пародийному переосмыслению каноны специфического жанра – и, разумеется, не мог остаться в стороне от опыта по формированию эстетики neo-noir. Дополнительному напряжению в отношениях персонажей-антагонистов способствовало то обстоятельство, что Джека Николсона связывал роман с юной Анжеликой Хьюстон, которая, по «забавному» совпадению, посетила съёмочную площадку, когда готовилась сцена разговора Джейка с мистером Кроссом, гневно выяснявшим, состоит ли тот в интимных отношениях с его дочерью. Рядом с мэтром, пугающе убедительным в каждом жесте магната, знающего о своём безграничном могуществе и мыслящего исключительно глобальными категориями, Роман отвёл себе функции мелкой сошки – посланника сильных мира сего, весьма оригинально (почти дословно реализовав метафору) предупреждающего Гиттеса о том, что не следует совать любопытный нос в чужие дела. Наконец, не иначе как происками злого рока (прямо-таки по закону «чёрного фильма»!) следует расценивать тот факт, что совсем скоро исполнитель ведущей партии оказался почти в такой же ситуации, как измученная Кэтрин, не ведающая, кем ей на самом деле приходится Эвелин: матерью или старшей сестрой…

Китайский квартал / Chinatown (1974): кадр из фильма
Джейк и Эвелин

Всё вышеописанное можно было бы счесть авторскими розыгрышами, изысканными кинематографическими шутками с привкусом «чёрного юмора», попыткой издали подступиться к зарождавшемуся тогда в недрах культуры постмодернистскому миросозерцанию. Однако режиссёр не случайно впоследствии уточнял2, что «в отличие от Боба Эванса, который видел фильм как сознательное подражание чёрно-белым картинам 30-х в стиле «ретро», я считал, что это должна быть картина о 30-х годах, увиденная камерой 70-х». Изобразительным решением3 дело, понятно, не ограничивается. Едва уловимая мрачная ирония, довлевшая в классических образчиках, являвшаяся важной составной частью атмосферы лжи и предательства, в которую вынужденно погружался частный сыщик, приобретает новое качество. Ни у Поланского, ни у Тауна сразу не было сомнений относительно кандидатуры Николсона, который, думается, именно образом злополучного детектива подвёл черту под принёсшим славу типажом бунтаря, рождённого в Системе, всеми силами пытающегося бороться с ней и неизбежно терпящего поражение. Очень важно, что кинематографисты не выдумали интригу, а обратились к подлинным скандалам периода Великой депрессии, вошедшим в историю штата под условным наименованием «Калифорнийские войны за воду», – вплоть до прозрачных намёков на разрушение плотины Сент-Франсис, унёсшее свыше 450 жизней, и личность Уильяма Малхолланда, послужившего прототипом Малрэя. Проникая вслед за въедливым Джейком в тонкости теневых махинаций, зритель начинает понимать, что авторы стремятся передать сам принцип функционирования западного общества (марксовы «производственные отношения») того периода, когда крупный бизнес не просто сращивался с государственными институтами, а цинично делал последние выразителями собственных интересов. Речь не о банальном подкупе полиции: в частном, по сути, владении оказываются жизненно важные ресурсы целых районов, а высокопоставленный чиновник на поверку раскрывается теневым дельцом, использующим полномочия для персонального обогащения. Вернее, для концентрации власти… «Будущее, мистер Гиттс. Будущее», – отвечает Кросс, привычно коверкая фамилию гостя, на наивный вопрос, зачем всё это нужно индивиду, давно ни в чём не нуждающемуся, не способному потратить присвоенные богатства и за несколько жизней. Имя финансового воротилы должно свидетельствовать о широте и благородстве его намерений – чуть ли не о желании спасти (подобно библейскому Ною) основы беспечной цивилизации от надвигающегося всемирного потопа. Но постыдные признания Эвелин навевают горькие ассоциации с совсем другим, древнегреческим мифом – мифом об Эдипе, и расследование оборачивается не менее пронзительной трагедией, чем у Софокла. «Забудь это, Джейк. Это китайский квартал», – но очевидная истина является слабым утешением для человека, потерявшего женщину, которую, возможно, успел полюбить, и осознающего полное бессилие перед злом.

.

__________
1 – К сожалению, реализовалась лишь одна из одиннадцати (!) номинаций.
2 – См. выдержки из автобиографии «Роман», опубликованные в журнале «Искусство кино» (№№ 6-12 за 1996-й).
3 – На что, вероятно, ушла большая часть бюджета в $6 млн., но и коммерческий успех ($12,4 млн. прокатной платы) оказался ощутимым.

Прим.: рецензия публикуется впервые


Фильмы дилогии:
Китайский квартал / Chinatown (1974)
Два Джейка / The Two Jakes (1990)


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter