Код Да Винчи / The Da Vinci Code / Da Vinci Code (2006)

Код Да Винчи / The Da Vinci Code / Da Vinci Code (2006): постер

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Код ДаВинчи» / «The DaVinci Code» (вариант написания названия).

США, Мальта, Франция, Великобритания.

Продолжительность 149 минут (расширенная версия – 174 минуты).

Режиссёр Рон Ховард.

Автор сценария Акива Голдсман по роману Дэна Брауна.

Композитор Ханс Циммер (номинации на «Золотой глобус» и «Грэмми»).

Оператор Сальваторе Тотино.

Жанр: детектив, триллер

Краткое содержание
Роберт Лэнгдон (Том Хэнкс), гражданин США, специалист по древней символике, читающий курс лекций в Париже, становится подозреваемым в убийстве видного учёного-историка Жака Соньера (Жан-Пьер Мариэль). Софи Невё (Одри Тоту), внучке покойного, работающей в полиции, удаётся убедить Лэнгдона, что Соньер оставил секретное послание, которое необходимо расшифровать, поскольку и их жизням угрожает опасность. Тандему приходится скрываться не только от правоохранительных органов, а точнее, от ведущего расследование капитана Безу Фаша (Жан Рено), но и от неких ещё более опасных и безжалостных преследователей.

Также в ролях: Иэн МакКеллен (сэр Ли Тибинг), Пол Беттани (Сайлас), Альфред Молина (епископ Мануэль Аннгароса), Юрген Прохнов (Андре Верне), Жан-Ив Бертело (Реми Жан), Этьен Шико (лейтенант Колле), Мари-Франсуа Одоллен (сестра Сандрина), в эпизодах Дэн Браун (гость на вечеринке), Черил Ховард (девушка на лекции, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 26.03.2017

Авторская оценка 6/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Код Да Винчи / The Da Vinci Code / Da Vinci Code (2006): кадр из фильма
Расследование начинается

В 1956-м году на афишах «Куколки» красовалась надпись: «Запрещено кардиналом Спеллманом». Ещё десятилетием ранее официальное осуждение фильма Римско-католической церковью могло привести к тому, что путь к зрительским массам будет закрыт. Однако времена изменились, и продюсеры ленты, поставленной Элиа Казаном по сценарию признанного драматурга Теннеси Уильямса, извлекли солидную прибыль из столь удачно возникшего, пусть и двусмысленного, ажиотажа. Немногим удачнее, надо заметить, были и последующие попытки Ватикана выносить строгие рекомендации своим приверженцам относительно того, работы каких режиссёров следует подвергнуть бойкоту. Для многих кинематографистов, от великого Луиса Бунюэля до Хесуса (Джесса) Франко, творившего на стыке хоррора и эротики, это становилось, напротив, предметом особой гордости. Так что решение об отказе от подобной практики, принятое ещё во второй половине 1960-х, поневоле казалось дальновидным и мудрым. Насколько же важными виделись причины, побудившие окружение Бенедикта XVI, нынешнего Папы Римского, всё-таки сделать исключение и обрушиться с острой критикой и обвинениями в адрес не только Дэна Брауна, но и – заранее – создателей экранизации его романа! Эффект, как и ожидалось, оказался противоположным, и скандал1 способствовал тому, что «Код Да Винчи», стоивший $125 млн., едва не установил абсолютный рекорд, по общемировым коммерческим показателям за премьерный уикенд, уступив только лукасовским «Звёздным войнам. Эпизоду III: Месть ситхов» /2005/. Да и были ли, откровенно говоря, серьёзные причины для беспокойства?

Код Да Винчи / The Da Vinci Code / Da Vinci Code (2006): кадр из фильма
Софи с Робертом

Причины, если и наличествовали, кроются, конечно, не в фабульных перипетиях – неплохо продуманной детективной интриге. Собственно «крамольные» мотивы проступают тогда, когда начинает выясняться, что Лэнгдон и Невё оказались в эпицентре многовекового кровопролитного противостояния католической церкви и Приората Сиона – тайного общества, основанного рыцарями тамплиерами, которое, согласно преданию, возглавлял в числе прочих Исаак Ньютон. При содействии сэра Ли Тибинга, престарелого коллеги Лэнгдона, помешанного на этой легенде, им удаётся приблизиться к разгадке, оставленной другим гением своей эпохи, Леонардо Да Винчи, в том числе – на знаменитых полотнах «Тайная вечеря» и «Мона Лиза». Иными словами – католическое духовенство обеспокоилось, по-видимому, даже не антиклерикальными выпадами. Прозрачные намёки на то, что церковь в отдельных случаях по-прежнему не брезгует самыми низкими средствами, если не открыто, то через некий радикальный орден (вроде «Опуса Деи», возглавляемого епископом Арингоросой), конечно, малоприятны. Малоприятны, но всё же едва ли сравнятся, скажем, с мрачной картиной, нарисованной в «Крёстном отце 3» /1990/, где Фрэнсис Форд Коппола и Марио Пьюзо очень убедительно обнажили механизм функционирования Ватикана – настоящей транснациональной корпорации, готовой и на сотрудничество с мафией. Другое дело – попытка подрыва самих устоев веры в Иисуса Христа через донесение до зрителей мысли о том, что многие факты (ради сохранения интриги, не станем перечислять, какие именно) из жизни Спасителя заведомо искажались Его последователями ради сохранения власти. Причём попытка, беспрецедентная по привлечению фактов, чего всё-таки были лишены другие ревизионистские кинопроизведения, от пазолиниевского «Евангелия от Матфея» /1964/ и скорсезевского «Последнего искушения Христа» /1988/ до едкой «Догмы» /1999/ Кевина Смита.

Код Да Винчи / The Da Vinci Code / Da Vinci Code (2006): кадр из фильма
Основные участники

А ведь авторов фильма особо упрекнуть, откровенно говоря, не в чем. Позиция Рона Ховарда, в третий раз (хотя и на разных проектах) сотрудничавшего и со сценаристом Акивой Голдсманом, и с актёром Томом Хэнксом, вызывает, напротив, понимание и уважение. Обличительный пафос его «Кода Да Винчи» направлен исключительно против тех, кто сам является истовым фанатиком2 и готов, не задумываясь и не считаясь со средствами, манипулировать чужими судьбами и отдавать, говоря библейским языком, на заклание всё новых агнцев… Пол Беттани создаёт по-настоящему страшный образ Сайласа, убеждённого, что является ангелом-истребителем, в своих страданиях и телесном самоистязании приближающимся к мукам Христа, фактически же – изувера во всех смыслах этого слова. Да и по ключевому вопросу кинематографисты высказались очень осторожно, лишь подведя к мысли, что вера, оставаясь одной из важнейших потребностей человека, не должна и не может строиться ни на чём, кроме истины. Это понимает комиссар Фаш (Жан Рено утверждал в интервью, что Дэн Браун сочинял характер, держа в уме именно его персонажей), это же, в сущности, наделяет моральным превосходством Лэнгдона и Невё. Между прочим, в обличье Софи трудно представить кого-то помимо француженки Одри Тоту, которая в качестве Амели с Монмартра покорила как бы «улыбкой Моны Лизы» рубежа XX и XXI веков. Главное же, успех «Кода Да Винчи», вслед за «Сокровищем нации» /2004/ внёсшего вклад в обогащение тематики «теории заговора», причём на историческом материале, доказывает, что зрителей и сегодня способны заинтересовать не только броские спецэффекты.

.

__________
1 – Разгоревшийся, правда, наряду с не менее громким судебным разбирательством по поводу предполагаемого плагиата американского писателя.
2 – Религиозным подобно Арингоросе или же воинствующим атеистом, как Тибинг.

Прим.: рецензия впервые опубликована на сайте World Art



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter