Койяанискаци / Koyaanisqatsi (1982)

Койяанискаци / Koyaanisqatsi (1982): постер

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Кайяанискаци» / «Кояанискацци» / «Кояанискатси» / «Койаанискатси» / «Койаанискаци» (варианты написания названия), «Кояанискаци: жизнь, потерявшая равновесие» / «Кояанискаци: жизнь, выведенная из равновесия» / «Koyaanisqatsi: Life Out of Balance».

США.

Продолжительность 86 минут.

Режиссёр Годфри Реджио.

Авторы сценария Рон Фрике, Майкл Хёниг, Годфри Реджио, Элтон Уолпол.

Композитор Филип Гласс.

Оператор Рон Фрике.

Жанр: документальный фильм, музыкальный фильм

Краткое содержание
В переводе с языка индейцев хопи «койяанискаци» означает: 1) сумасшедшая жизнь; 2) жизнь в беспорядке; 3) жизнь вне равновесия; 4) разрушение жизни; 5) состояние жизни, которое диктует новые условия существования. Но и этого ёмкого слова оказывается недостаточно, чтобы передать глубину послания кинематографистов, постаравшихся отразить состояние современной западной цивилизации.

С участием: Лу Доббс (в качестве самого себя, без указания в титрах), Тед Коппел (в качестве самого себя на архивных кадрах, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 17.09.2016

Авторская оценка 10/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Койяанискаци / Koyaanisqatsi (1982): кадр из фильма
Небоскрёбы, небоскрёбы…

«4-ое октября 1982-го. Свыше 5000 человек купили билеты в Radio City Music Hall, чтобы стать участниками незабываемого кинематографического события. Этим событием была мировая премьера1 «КОЙЯАНИСКАЦИ». Теперь каждый может оценить силу этого опыта». Редко в рекламные слоганы выносят столь пафосные фразы – однако в данном случае высокопарность представляется оправданной. История реализации уникального замысла известна без преувеличения каждому, кто мало-мальски интересуется «важнейшим из искусств», особенно – киноавангардом, подчас принимающим совершенно причудливые формы. Авторы, вообще говоря, сами детально описали, как искали финансирование, где и какими усилиями на протяжении долгих шести лет проводили съёмки, из каких соображений отбирали и монтировали внешне не связанные между собой кадры (отснятые лично и приобретённые в архивах кинохроники), какой трудноуловимой внутренней логике старались следовать. Очень поучительным выглядит случай с Филипом Глассом, поначалу отказывавшимся от сотрудничества, мотивируя это тем, что не пишет музыку для фильмов. Посмотрев пробный материал, композитор-минималист изменил решение, а кроме того, впоследствии гастролировал вместе с ансамблем, вживую исполняя свои сочинения во время сеансов. Ценной оказалась и поддержка Фрэнсиса Форда Копполы, случайно открывшего для себя (уже на заключительной стадии) произведение талантливого дебютанта и согласившегося поместить в титры собственное имя в качестве своеобразного гаранта качества. Без него было бы, наверное, сложнее добиться участия в престижном Берлинском МКФ (правда, жюри во главе с актрисой Жанной Моро осталось равнодушным) и найти дистрибьютора. К слову, стратегия проката, избранная небольшой (основанной в 1983-м году) компанией Island Alive, которая заключалась в выборочной демонстрации в нескольких кинотеатрах в разных городах, сама по себе заслуживает пристального изучения. Во всяком случае постепенно (к 1991-му) сумма кассовых сборов выросла до $3,2 млн. – при производственных затратах в размере $2,5 млн.

Койяанискаци / Koyaanisqatsi (1982): кадр из фильма
Бытовая сценка в городе

Это ещё что! В поисках объяснения яркого культурного феномена обращались и к прошлому Годфри, заострив внимание, в частности, на том обстоятельстве, что он провёл юность в католическом ордене Конгрегация христианских братьев, начиная с четырнадцатилетнего возраста и на протяжении четырнадцати (!) лет пребывая в аскезе, молитвах и безмолвии. Опыт радикального – по меркам сегодняшнего дня – отдаления от мира, не только восходящий к давним христианским традициям, но и созвучный восточным духовным практикам (сказания об отшельниках встречаются во многих религиях), безусловно, не мог не принести плодов. Вместе с тем, как минимум, не менее важным оказалась работа Реджио в Институте регионального образования, в первую очередь – кампания в Альбукерке, спонсировавшаяся организацией с красивым названием Союз американских гражданских свобод и ставившая целью исследование средств контроля поведения. Созданные при его участии рекламные материалы для журналов, радио и ТВ произвели столь сильное впечатление на аудиторию, что, например, на телеканалы обрушился шквал звонков с просьбами сообщить, когда ролики будут показаны в следующий раз. Реджио и оператор Рон Фрике оказались в авангарде передовой (но прогрессивной ли – большой вопрос!) отрасли, изучавшей, конструировавшей и активно внедрявшей технологии манипуляции массовым сознанием. Другое дело, что будущие кинематографисты извлекли из накопленных знаний неожиданный урок. Поток образов в их полнометражной ленте будет воистину завораживать, вводить в состояние если не гипноза, то – лёгкого транса, усиливаемого музыкой Гласса и произносимым нараспев (на манер индейского шамана?) словом «ко-йя-а-ни-ска-ци». Однако произведение в целом производит впечатление не программирующего мысли и поведение («зомбирующего»), но, напротив, призванного помочь пробудить дремлющий разум, открыть взор, остановиться и отрешиться от суматошного бытования, а в конечном итоге – задуматься о смысле пребывания на свете.

Койяанискаци / Koyaanisqatsi (1982): кадр из фильма
На гигантских скоростях

С точки зрения истории кинематографа значение «Койяанискаци» велико прежде всего для документалистики, поскольку, пожалуй, именно Годфри Реджио и его единомышленники2 впервые добились органичного синтеза двух как бы антагонистичных направлений данного вида киноискусства, обозначившихся ещё в 1920-е. Противоположение творческих подходов, практиковавшихся соответственно американцем Робертом Флаэрти (начиная с дилогии «Нанук с Севера» /1922/ – «Моана Южных морей» /1926/), с одной стороны, и Вальтером Руттманом в «Берлине – симфонии большого города» /1927/, Дзигой Вертовым в «Человеке с кино-аппаратом» /1929/, с другой, казалось вполне естественным и даже самоочевидным. Преодоление разрыва достигнуто благодаря тому, что автор словно мысленно возвращается на несколько тысячелетий назад, созерцая современную, конца XX столетия, цивилизацию – сквозь призму синкретического сознания первобытного человека. Неземной красоты и невиданного размаха панорамы девственной природы Северной Америки сменяют индустриальные пейзажи и «лирические» зарисовки (от индивидов на улицах мегаполисов, на заводах, в закусочных до суматошных толп, уподобляемых… деталям электронной микросхемы), обрываемые тревожными и грустными кадрами грандиозной техногенной аварии. Лейтмотивом проходит «Пророчество хопи» – песнь индейцев этого малочисленного племени, текст которой (приведённый под занавес) в дословном переводе звучит примерно так: «Если мы выкопаем из земли богатства – навлечём бедствие. // В канун Дня очищения возникнет паутина, которая затянет всё вплоть до небес. // Однажды с неба может быть сброшен ящик праха, от которого сгорит земля и вскипит океан». Картина, подкреплённая мощными иллюстрациями, рисуется пострашнее библейских откровений Иоанна Богослова, больше известных под термином «апокалипсис»!

Койяанискаци / Koyaanisqatsi (1982): кадр из фильма
Человейник, как есть

Создатели ленты поясняют, что таинственное слово, вынесенное в заглавие, имеет множество созвучных значений, вбирая в себя едва не всю гамму смысловых оттенков такого необъятного понятия, как «жизнь» – в её нынешнем состоянии. Жизнь, потерявшая равновесие («out of balance») и погруженная в извечную суету сует? Не только. Реджио словно буквально реализовал идею, о которой говорила и писала признанная советская женщина-психолог Юлия Гиппенрейтер, – о необходимости моделирования точки зрения «гипотетического «марсианина»3, познающего всё, что творится на Земле, сквозь собственные (резко отличные от наших) фильтры восприятия. Цельный, точно кубриковский Монолит, поток визуально-акустических образов призван, скажем так, лишить зрителя возможности осмысливать увиденное по частям, задействовать привычные логико-перцептивные механизмы. Конкретика (например, знание о том, что часть кадров снималась в Нью-Йорке, пережившем в июле 1977-го сбои в работе энергосистемы, спровоцировавшие беспорядки, или что показанный в финале взрыв ракеты «Атлас-Центавр» произошёл в мае 1962-го) в данном случае излишня… Это создаёт условия для анализа действительности с необычных, отстранённых позиций, позволяя затронуть, невзирая на предельно лаконичную форму, стержневые проблемы человечества. Ещё чуть-чуть – и концентрация бесконечного и бессмысленного мельтешения, достигнув критической массы, приведёт к необратимым последствиям, а то и трагически оборвётся. По возникающему в финале прозрению, всё было ничем и грозит ничем стать.

.

__________
1 – Строго говоря, это не так, поскольку ленты демонстрировалась ранее (27-го апреля того же года) на кинофестивале в Санта-Фе.
2 – На правах сценаристов в титрах также значатся Фрике, Майкл Хёниг и Элтон Уолпол.
3 – Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. Курс лекций. – М.: издательство «ЧеРо» при участии издательства «Юрайт», 2002. – С. 121.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Материалы о фильме:
Годфри Реджио, режиссёр (США) // Искусство кино. – 1983, № 12. – С. 19-20.

Материалы о фильме (только тексты)

Pages: 1 2

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter