Лоуренс Аравийский / Lawrence of Arabia (1962)

Лоуренс Аравийский / Lawrence of Arabia (1962): постерПолнометражный фильм (премия «Оскар»).

Великобритания.

Продолжительность 216 минут (режиссёрская версия – 228 минут, версия, выпущенная в 1970-м, – 187 минут; отреставрированная версия – 227 минут).

Режиссёр Дэвид Лин (премия «Оскар»).

Авторы сценария Роберт Болт (номинация на «Оскар»), Майкл Уилсон (без указания в титрах в оригинальной версии; номинация на «Оскар» по решению в 1995-м году) на основе мемуаров Т.Э. Лоуренса.

Композитор Морис Жарр (премия «Оскар»).

Оператор Фредди Янг (премия «Оскар»).

Жанр: приключенческий фильм, биографический фильм, драма, исторический фильм, военный фильм

Краткое содержание
Мистер Драйден (Клод Рейнс) из Арабского бюро обращается к генералу Мюррею (Дональд Вулфит) с предложением поручить лейтенанту Т.Э. Лоуренсу (Питер ОТул, номинация на «Оскар»), блестяще образованному, но находящемуся на плохом счету у командования и не пользующемуся уважением других офицеров, задание — отправиться к принцу Фейсалу (Алек Гиннесс), чтобы оценить обстановку и подготовить доклад. По прибытии на место Томас Эдвард озвучивает принцу идею — совершить переход через пустыню Нефуд и атаковать портовый город Акаба, занятый турецкими войсками. Ценой нечеловеческих усилий план удаётся реализовать, что позволяет чужеземцу завоевать авторитет у арабов, ставших верными союзниками англичан.

Также в ролях: Энтони Куинн (Ауда Абу Тайи), Джек Хоукинс (генерал Элленби), Омар Шариф (шериф Али, номинация на «Оскар»), Хосе Феррер (турецкий бей), Энтони Куэйл (полковник Брайтон), Артур Кеннеди (Джексон Бентли), И.С. Йохар (Гасим), Гамиль Ратиб (Маджид), Мишель Рэй (Фаррах), Джон Димеч (Дауд), в эпизоде Дэвид Лин (мотоциклист, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 09.05.2014

Авторская оценка 8/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Лоуренс Аравийский / Lawrence of Arabia (1962): кадр из фильма
Звезда Аравии

Триумф «Моста через реку Квай» /1957/ вдохновил Дэвида Лина и продюсера Сэма Спигела на поиск материала для нового «суперфильма» (по точному эпитету киноведа Ромила Соболева). Некоторое время режиссёр проявлял интерес к судьбе Махатмы Ганди, однако в конечном итоге отдал предпочтение биографии другой неординарной личности и, кстати, вновь пригласил на заметные роли (притом что кастинг проходил крайне напряжённо и долго) актёров Алека Гиннесса и Джека Хоукинса. Стоит ли удивляться несомненному внутреннему родству кинопроизведений, справедливо относимых к числу вершин западного (и всего мирового) кинематографа? Дело не ограничивается тематическим сходством – только теперь исследование непростых взаимоотношений английского офицера с представителями разношёрстного Востока происходит на материале не Второй, а Первой мировой войны. Затянувшиеся на полтора года съёмки в пустынях Иордании и Марокко, а также на юге Испании, обернувшиеся серьёзными – порядка $15 млн. – производственными затратами, позволили сотворить подлинно величественное зрелище1, на десятилетия вперёд служившее эталоном для постановки батальных сцен с многотысячной массовкой (король Хусейн предоставил бригаду Арабского легиона), сотнями верблюдов и лошадей. И даже внушительный хронометраж не помешал огромному зрительскому успеху2 картины, одарившей двумя ярчайшими «звёздами»: ирландцем Питером О’Тулом, не жалевшим ни времени на постижение характера своего героя, а также на вживание в образ и обстановку, ни собственного здоровья (категорически отказывавшегося от дублёров, получившего несколько травм и ожогов), и элегантным египтянином Омаром Шарифом. Однако история Лоуренса Аравийского, постепенно поднимающегося по служебной лестнице (хотя и узнающего о присвоении очередного воинского звания с нескрываемым равнодушием), ничуть не менее лукава, чем язвительный и грустный рассказ о полковнике Николсоне: если и воспевает доблесть и боевой дух тех, кто верен Её Величеству, то – с массой оговорок и сомнений.

Лоуренс Аравийский / Lawrence of Arabia (1962): кадр из фильма
Ауда Абу Тайи поддаётся

Собственно, полемический характер замысла заявлен уже в прологе, когда мы становимся «свидетелями» (именно в кавычках, поскольку захватывающий план снят с применением «субъективной» камеры) гибели Томаса Эдварда в результате аварии на мотоцикле, и на похоронах мнениями о покойнике, восторженными и скептическими, зачастую взаимоисключающими делятся знавшие его люди. Лоуренс, по совокупности заслуг перед арабами получивший почётное прозвание Аравийский, конечно, не всесильный и непостижимый гражданин Чарльз Фостер Кейн, но тоже является персоной неоднозначной – раздираемой внутренними противоречиями до такой степени, что тесное переплетение возвышенных и низменных черт характера наводит ужас на него самого. Ещё можно было бы смириться с совестью, если б всё ограничивалось нравственными дилеммами, возникающими в экстремальных условиях неизбежно. Лучше лично казнить человека, только что спасённого от верной гибели в сердце пустыни, чем допустить возникновение кровной вражды и в конечном счёте – срыв важной наступательной операции. Лучше застрелить раненого товарища, чем оставить его на растерзание туркам, не считающим восставших арабов солдатами… Но как признаться себе в том, что испытал странное удовольствие от убийства?.. Двойственность – вот ключевое слово! Лоуренс ведом благородными целями, искренне (и истово) стремясь не только приблизить победу Родины над могущественными противниками, но и помочь элите разрозненных, неорганизованных, вечно друг с другом враждующих и, как следствие, ослабленных арабских племён сделать шаги к объединению, служащему залогом свободы и независимости. Поглощённый задачей амбициозной и по-настоящему творческой, требующей не просто знания местных обычаев и нравов, а полного погружения в чужую культуру, в экстатическом порыве он идёт на подвиги, вдохновляя собственным примером тысячи и добиваясь результатов, казавшихся недостижимыми. И как-то незаметно утрачивает связь с реальностью, проникаясь ощущением своей исключительности, с одной стороны отрицая предначертание, отстаивая безусловный примат воли, но с другой – начиная верить в уготованную участь пророка, чуть ли не посланника Всевышнего, избранного указать верный путь целому народу. Заигравшись в любимца фортуны, способного подобно Иисусу Христу творить чудеса (во всяком случае шутки об умении шествовать по водам и оставаться невидимым для врагов звучат двусмысленно), Томас получает жестокий урок, попавшись в руки к бею, не особо церемонящемуся и не скрывающему садистских наклонностей, – и резко меняется.

Лоуренс Аравийский / Lawrence of Arabia (1962): кадр из фильма
Шериф Али и Лоуренс

Впрочем, главный сюрприз авторы приберегают под занавес. Дэвид Лин на протяжении всего творчества, начиная с ранних работ и вплоть до финальных проектов3, стремился постичь цену успехов Соединённого Королевства – и, пожалуй, по сей день не имеет себе равных по части глубины осмысления причин распада Британской империи. Распада медленного, но неотвратимого. Он не только не принижает заслуг Лоуренса Аравийского – напротив, обращается к тем доподлинно известным фактам (почерпнутым, в частности, из мемуаров разведчика, озаглавленных «Семь столпов мудрости») и даже легендам, получившим широкое распространение, которые наиболее ярко раскрывают персональный вклад незаурядной личности в ход Большой Истории. Однако ключевым поворотом становится не внезапный, точно разыгравшаяся в пустыне буря, штурм Акаба, не какая-то из диверсионных акций на железной дороге, не грандиозное взятие Дамаска, позволившее создать прецедент – основать арабский орган самоуправления, пусть поначалу справляющийся с административными и техническими трудностями неважно. Сложно описать словами состояние, граничащее с оторопью, в тот момент, когда Томас, с удивлением узнавший о достигнутом двумя европейскими державами разграничении интересов на освобождённых от османского владычества территориях, внезапно понимает, что ничем не лучше и их оппонент по переговорам – принц Фейсал, с присущим опытному политику коварством приступивший к торгу за власть. Человек способен на великие свершения – но не так уж редко случается, что плодами усилий романтиков пользуются авантюристы и подлецы, а стремление народа к свободе на поверку цинично выворачивается на пользу империалистическим интересам. Именно в этом – трагизм подлинного героя.

.

__________
1 – Не случайно же Лин вдохновлялся вестернами Джона Форда (в частности, «Искателями» /1956/) и надеялся найти эквивалент его излюбленной Долине монументов.
2 – Первое место по итогам сезона и в Северной Америке ($20,31 прокатной платы), и в Великобритании (8,4 млн. зрителей), а общие кассовые сборы оцениваются в $70 млн.
3 – «Поездка в Индию» /1984/ и задуманная, но, увы, не осуществлённая экранизация романа Джозефа Конрада «Ностромо».

Прим.: рецензия публикуется впервые



Материалы о фильме:
 Кудрявцев Сергей. Рубрика СКВ (Сергей Кудрявцев видео) Antique // Видео-АСС Премьер. – 1998, № 38. – С. 98-99.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter