Мать Иоанна от ангелов / Matka Joanna od aniolów (1961)

Мать Иоанна от ангелов / Matka Joanna od aniolów (1961): постер

Полнометражный фильм (специальный приз жюри Каннского МКФ).

Другие названия: «Мать Иоанна от ангелов» / «Mother Joan of the Angels», «Иоанна от ангелов?» / «Joan of the Angels?», «Дьявол и монахиня» / «The Devil and the Nun» (международные англоязычные названия).

Польша.

Продолжительность 110 минут.

Режиссёр Ежи Кавалерович.

Авторы сценария Тадеуш Конвицкий, Ежи Кавалерович по роману Ярослава Ивашкевича.

Композитор Адам Валачинский.

Оператор Ежи Вуйчик.

Жанр: драма, фильм ужасов, детектив

Краткое содержание
XVII век. Ксёндз Юзеф Сурин (Мечислав Войт) прибывает в женский монастырь, чтобы провести изгнание бесов из настоятельницы, матери Иоанны от Ангелов (Люцина Винницкая), и послушниц. Не так давно был сожжён на костре за колдовство другой, приходский ксёндз — Гарнец. Хватит ли у нового посланника святой католической церкви веры в Бога, чтобы устоять перед кознями дьявола и спасти невинные души?

Также в ролях: Мечислав Войт (также раввин), Анна Цепелевская (сестра Малгожата / Маргарита), Мария Хвалибог (Антосия / девушка в таверне), Казимеж Фабисяк (отец Брым), Станислав Ясюкевич (Храшевски / оруженосец), Зыгмонт Зинтель (Винсени Володкович / владелец таверны), Ежи Качмарек (Казюк), Францишек Печка (Одрын), Ярослав Кушевский (Юрай), Лех Войцеховский (Пятковский), Мариан Носек (священник доминиканского органа), в эпизоде Магда Тереза Вуйчик (монахиня, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 22.07.2018

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Мать Иоанна от ангелов / Matka Joanna od aniolów (1961): кадр из фильма
Решётка не сдержит страсть

Даже по меркам «польской школы», поражавшей, начиная со второй половины 1950-х, обилием талантов и вместе с тем особым, самобытным, подчёркнуто экспрессивным взглядом на мир, объединявшим людей, прошедших ад войны, фильм тридцатидевятилетнего Ежи Кавалеровича – недосягаемый шедевр1. Незримое присутствие тени событий недавней истории, безусловно, чувствуется в экранизации одноимённой повести Ярослава Ивашкевича, вышедшей из-под пера тогда уже признанного писателя и поэта в 1943-м году. В разгар немецко-фашистской оккупации, когда не было иного способа, кроме Эзопова языка, поведать о феномене затяжной массовой истерии у народа, славившегося своей культурностью и рассудительностью, о расчётливых и циничных методах доведения коллективного разума до состояния помрачения. Кавалерович и сценарист, в будущем режиссёр Тадеуш Конвицкий намеренно акцентируют внимание на страхе, пропитавшем воздух не только монастыря, но и расположенного по соседству поселения, где, собираясь в небольшом трактире, местные жители обсуждают полушёпотом (а чаще – ограничиваясь недомолвками, изъясняясь многозначительными намёками) скандальные вести, доносящиеся из обители Божией. Да и одержимость в конечном итоге с неотвратимостью вырывается за монументальные каменные стены, отзываясь трагедией здесь, в миру…

Мать Иоанна от ангелов / Matka Joanna od aniolów (1961): кадр из фильма
Любовь или одержимость?

Картина была удостоена специального приза на Каннском международном кинофестивале, уступив «Золотую пальмовую ветвь» «Виридиане» /1961/2. И если Луис Бунюэль на тот момент уже обладал репутацией самого опасного в кинематографе врага римской церкви, то пан Кавалерович навлёк гнев высокопоставленных католиков именно «Матерью Иоанной от Ангелов», осуждённой кардиналом Стефаном Вышиньским и – следом – официальным Ватиканом. Однако в обоих случаях всё же несправедливо усматривать преднамеренное богохульство и куда уместнее вести речь о богоискательстве – богоискательстве искреннем и напряжённом, которое никогда не было делом простым и, тем более, не укладывалось в однажды провозглашённые каноны. В данном отношении особенно показателен острый спор ксендза, словно в продолжение общения с собственным отражением в зеркале, с раввином (обе роли исполняет Мечислав Войт – удивительная находка!), мудрецом и книжником, проницательно замечающим: «А может, это не демоны, а просто отсутствие ангелов? Ангелы улетели от матери Иоанны, и она осталась сама с собой наедине. Может, это и есть суть природы человеческой?» К сожалению, мимолётная догадка не становится залогом постижения истины, не дарует Божественного озарения, заставив уважаемых, искушённых духовных лиц расписаться в абсолютном незнании. Юзеф неоднократно заостряет внимание на том, что ему сложно судить о свете, и даже на том, что не знает света, поскольку родился и с раннего детства жил в стенах монастыря. Но именно ксендзу приходится столкнуться лицом к лицу с явлением, остающимся за пределами понимания, и он с негодованием отторгает утверждение ребе о том, что в основе всего лежит любовь, пусть и принимающая порой извращённые формы, как в случае с матерью Иоанной от Ангелов.

Мать Иоанна от ангелов / Matka Joanna od aniolów (1961): кадр из фильма
Что случилось в Божьей обители?

Священнослужители привычно, сохраняя непроницаемые лица, проводят обряд экзорцизма, читая нараспев молитвы на латыни, осеняя грешниц крестным знаменьем и твёрдыми, повелительными голосами приказывая покинуть тело одержимой монахини Запаличке, Валааму, Грезилю и иным бесам. Селяне принимают происходящее в монастыре за дешёвый спектакль, разыгрываемый на потребу доверчивым церковникам томящимися в кельях монахинями, который был бы забавным и фривольным, если б не служила печальным уроком участь Гарнеца. И только Сурин оказывается готов спасти душу бедной женщины, слишком поздно осознав, что здесь недостаточно молитв, аскезы и самобичевания, что придётся идти до конца, впустив внутрь себя вместе с приравненной к греху любовью к настоятельнице – демонов. Проводя безжалостный «психологический studium человеческой натуры вообще», Ежи Кавалерович позволяет зрителям заглянуть, точно в саму тьму, в бездну – в состояние сна разума, порождающего, как известно, чудовищ. И неминуемо приводящего к смертоубийству, нисколько не уступающему по тяжести нравственного падения расправе завистливого Каина над невинным Авелем… Возникающее на сеансе3 чувство глубинного, онтологического ужаса, усиливаемое уникальным, геометрически выверенным изобразительным решением (оператор Ежи Вуйчик), не имеет ничего общего с наивными попытками напугать большинства творцов западных хорроров. Не удивительно, что в полноценную творческую полемику с польским коллегой вступит лишь англичанин Кен Рассел, обратившийся в «Дьяволах» /1971/ к событиям, предшествовавшим инквизиторскому процессу. Испанец Хесус Франко, австриец Адриан Ховер и итальянец Серджо Греко в собственных версиях той же самой истории (соответственно «Ночь кровавого монстра» /1970/, «Печать дьявола 2» /1973/ и «Грешные монахини Святого Валентина» /1974/)  не поднимутся выше заурядной спекуляции.

.

__________
1 – Хотя, на мой взгляд, не совсем вершина в творчестве самого постановщика, превзошедшего себя в глобальном по форме и мысли «Фараоне» /1966/.
2 – Правда, отмеченной наряду со «Столь долгим отсутствием» /1961/ Анри Кольпи.
3 – Например, после того, как на стене остаётся чёрный отпечаток ладони матери Иоанны, даже если сестра Маргарита чуть позже, в харчевне, со смехом всё объяснит.

Прим.: рецензия впервые опубликована на сайте World Art



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter