Миссисипи в огне / Mississippi Burning (1988)

Видеоклуб // Ровесник. – 1990, № 2. – С. 31.

«Миссисипи в огне»

США. 1989. 2 ч. 06 м. Реж. Алан Паркер, сцен. Крис Джеролмо, комп. Тревор Джонс. В ролях: Джин Хэкман (Андерсон), Уиллем Дафоу (Вард), Ф. Макдорманд, Б. Дуриф и др.

После «Последнего искушения Христа» Мартина Скорсезе, пожалуй, ни один фильм не вызывал столь обильной критики, как «Миссисипи» Алана Паркера. Причина разгоревшихся вокруг фильма споров в том, что Паркер, решив затронуть болезненную для американцев тему «Филадельфийской трагедии» (речь идет об убийстве в июне 1964 г. трех молодых людей, борцов за гражданские права), вероятно, для придания сюжету большей «детективности», исказил многие исторические факты. Фильм, ставящий важную проблему – допустимо ли насилие во имя закона, поднял в американском обществе еще более значительную тему: допустимо ли искажение истории во имя благородных цепей!

«Доброе утро, Вавилон!»

Италия, Франция, США. 1987 г. 1 ч. 58 м. Реж. и сцен. Паоло и Витторио Тавиани. Комп. Н. Пьовани. В ролях: В. Спано (Никона), Ж. де Альмейда (Андреа), Г. Скаччи (Эдна), Д. Беккер (Мэйбл), О. Антонутти (Бонанно), Ч. Данс (Гриффит) и др.

Андреа и Никола, сыновья реставратора храмов, в поисках заработков покидают Италию и устраиваются в только-только становящийся на ноги Голливуд. Мечтавшие работать как архитекторы, они вынуждены строить декорации к голливудской ленте о жизни Вавилона: громадного слона из папье-маше. Мечтающие снять когда-нибудь свой фильм, они вновь оказываются в Европе, в армии, на войне. На поле боя они подбирают кинокамеру убитого оператора и в последние минуты своей жизни снимают первые и последние кадры: самих себя, чтобы дети их знали, какими они были.

NB: Эта созданная тремя ведущими кинодержавами лента – символический совет всем, кто мечтает проявить себя в мире киноискусства и искусства вообще. В фильме достоверно воссоздается атмосфера раннего Голливуда.

«Князь тьмы»

США, 1987 г. 1 ч. 38 мин. Реж. и комп. Джон Карпентер, сцен. Мартин Куотермас. В ролях: Дональд Плизенс, Джеймсон Паркер, Виктор Вонг, Лиза Блаунт, Элис Купер и др.

Добро, конечно, должно побеждать зло, но если бы зло не возрождалось вновь и вновь, что делали бы постановщики фильмов ужаса! Этот фильм, выдержанный в соответствии со всеми законами жанра, примечателен и еще участием прекрасных актеров – Дональда Плизенса, без которого еще со времен «Дракулы» не обходится ни один «ужастик», Виктора Вонга (он снимается во многих «каратэшных» лентах) и… знаменитого рок-музыканта Элиса Купера в роли одного из членов ужасного «братства спящих».

31

Ромов Анатолий. Горькие слёзы Миссисипи // Экран. – 1991, № 1. – С. 20-21.

Анатолий РОМОВ, член Ассоциации детективных авторов

ГОРЬКИЕ СЛЕЗЫ МИССИСИПИ

МИССИСИПИ В ОГНЕ

Я не стал бы смотреть эту картину, если 6 знал, как она называется. Любой советский гражданин меня поймет: уже выродился, перестал быть смешным анекдот, где в соперничестве плюсов и минусов двух образов жизни нашему человеку достаточно было упрямо повторять: «А у вас негров вешают». И вот, пожалуйста, «Миссисипи в огне», да еще на фоне горящего дома. Был порыв рвануться от этой банальности из зала. Но я был приглашен на новую работу Алана Паркера. И зал был переполнен. Порыв остыл, я решил посидеть немного, пусть из вежливости. И через минуту был «пригвожден».

Именно так можно назвать мое состояние во время просмотра от первого до последнего кадра. И не детективным сюжетом, хотя детективный сюжет разработан здесь на уровне, немыслимом для советских фильмов. Нет, пригвоздило меня другое… Никогда до сих пор не подавалась так остро и правдиво ат-

4

мосфера межрасовой (читай: и межнациональной) ненависти. Ненависти бытовой, обычной, узнаваемой, знакомой каждому советскому человеку с младых ногтей и именно потому становящейся в этом фильме откровением. Только русский, которому вдруг бросили: «кацап вонючий», только еврей, которому сказали: «жид, жид, по веревочке бежит», только армянин, которого обозвали «армяшкой», только азербайджанец, которого назвали «чуркой», сможет понять, о чем я говорю. Это схвачено, сделано и проявлено Паркером невероятно тонко, точно и безжалостно. И одновременно просто, обыденно, так, что каждый понимает: именно так все и происходит.

Да, в картине, безусловно, есть Алан Паркер, великий режиссер-постановщик. Но в ней есть и Джин Хэкмен, великий актер, на котором все больше и больше сосредоточивается тот (выражаясь суконно-канцелярским, таким понятным нам языком) позитив, который есть самое трудное в искусстве.

Хэкмен играет детектива, ведущего расследование зверского убийства трех активистов, борцов за гражданские права. Эта роль несет в себе основу, стержень происходящего, фундамент истинности тех, кто хочет победить зло. Даже я, «всезнающий, как змий», циничный в своем неверии в победу добра «советский зритель», в конце концов верю: а ведь, черт возьми, у ребят вроде Хэкмена и вообще у этих американцев может получиться… И в конце картины, когда смешанный черно-белый хор поет псалмы у руин разрушенной негритянской церкви, я, несмотря на, казалось бы, вопиющую сусальность этой сцены, верю в нее и верю, что американцы в большинстве своем хотят и покончат с расизмом.

Отметим обычную ловкость американских сюжетчиков: внутри приключенческой интриги они обязательно припрячут конфликт двух личностей, сильных, больших, неистовых, но стоящих на разных позициях. Уорд, официальный руководитель расследования, буквалист и законник, поэт «чистых рук» в борьбе с самыми наглыми и бесцеремонными негодяями. Его корежит от соленых словечек напарника и от его же доморощенных методов, вплоть до крепкого кулака и руки, запущенной ниже пояса. Андерсон, которого играет Хэкмен, только усмехается на это чистоплюйство. И нам, ждущим сегодня, будто с неба, «правового государства», эта сочная, живая, плотская фигура много ближе, чем мечтательная идеальная голубизна.

Впрочем, не подумайте, что, превознося Хэкмена, я хочу умалить достоинства других актеров. Знаете, что я подумал, следя за игрой актрисы, исполняющей роль жены помощника шерифа, «закладывающей» в конце концов своего мужа? Она мимикой, повадкой, еще чем-то напоминает Чурикову. Но одновременно это чисто американская актерская школа. Она следует как будто бы худшим традициям советской актерской школы, где, как известно, у актеров лучше всего получается «задушевка» (кто знает, тот поймет). Однако американка дает такую «задушевку», на какую у нас способна только Чурикова. Черт, подумал я, у нас это умеет по-настоящему делать одна Чурикова, а у них – все.

Каков же итог? Я ничего не сказал об изобразительном ряде (а он есть, и еще какой), о музыке (дай, Боже, нашим фильмам иметь такую музыку), о втором плане, о выверенном до микрона сценарии. Я, может быть, слишком захвалил Паркера. И все же, проверяя себя «на всхожесть», я ставлю фильму высший балл, ибо решил: я обязательно посмотрю «Миссисипи в огне» еще раз.

5

Pages: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter