Мистер Крутой / Yat goh ho yan / Mr. Nice Guy (1997)

Караваев Дмитрий. Сюрпризы из китайской шкатулки // Видео-Асс Известия. – 1998, № 39 (04). – С. 48-49.

КИНОГЛОБУС: МИГРАЦИИ

СЮРПРИЗЫ ИЗ КИТАЙСКОЙ ШКАТУЛКИ

Случайно или нет, но февраль – начало нового года по лунному, то бишь китайскому, календарю – стал «китайским» месяцем в американской киноафише.

В списке февральских премьер – «Киллеры на подмену» с «круто сваренным» Чоу Юньфатом, «Китайская шкатулка» Уэйна Уонга и «Мистер Симпатяга», очередной бенефис неподражаемого Джекки Чана.

СУДЬБА КИТАЙСКОГО КИЛЛЕРА В АМЕРИКЕ

Чоу Юньфат – самый знаменитый культовый актер гонконгских «фильмов действия» («Лучшее завтра», «Наемный убийца») – переехал в Штаты вслед за режиссером Джоном By. Все ждали, что в Голливуде By и Чоу снова сработают «в связке», представив на экране очередной «кровавый балет» с флегматичным азиатским «демоном смерти» в центре сюжета. Но эти надежды оправдались не вполне: своего излюбленного героя, киллера без страха и упрека, Чоу Юньфат, наконец, сыграл и в Америке. Однако поставил этот фильм не By, а режиссер-дебютант Антуан Фукуа, стильный клипмейкер, чьей визитной карточкой считается музыкальный клип для певца Кулио.

By тоже приложил руку к этому проекту, став одним из его продюсеров (читай – идеологов и наставников). Нетрудно понять, что вся эта история с киллером-китайцем, поставленным перед фатальной дилеммой сохранить верность боссу наркомафии или жизнь семилетнему ребенку «клонирована» с предыдущих и уже ставших классикой жанра гонконгских боевиков By.

Стремление превратить каждый эпизод с автоматными очередями, взрывами и погонями в маленький визуально-пластический шедевр – это тоже от By, хотя в лице Фукуа и оператора Питера Коллистера китаец нашел незаурядных учеников. «Почти каждый кадр – это живопись, где размытые или кричаще яркие краски придают эпизоду тональность и настроение, – так отозвался о «Киллерах на подмену» один критик. Правда, тут же добавил: – К сожалению, этого нельзя сказать о ленте в целом… В ней присутствует лоск большого и громкого музыкального клипа».

А что же Чоу? По общему признанию, его киллер Ли – одна из главных удач. Он стреляет из двух стволов «с грацией Джина Келли» и, что, пожалуй, более важно, соединяет в одном характере холодное мастерство убийцы-профессионала и человеческую теплоту. Его слабым местом остаются диалоги на недавно выученном английском. К тому же далеко не идеально вписавшаяся в гангстерский сюжет Мира Сор-вино (союзница Ли в борьбе с киллерами) не всегда понимает актерскую интуицию своего партнера. Тем не менее, в сравнении с межэтническим дуэтом из другого свежего боевика (Пирс Броснан – Мишель Йео в «Завтра не умрет никогда») Чоу и Сор-вино выглядят более интересно и замысловато.

ПРОЩАЙ, ГОНКОНГ!

Не в пример своим соотечественникам Джону By или Ринго Лэму, Уэйн Уонг – режиссер-бытописатель, который и в американском мэйнстриме ухитряется держаться на плаву без смачной зубодробиловки и дождя пуль. Три года назад ему воздали должное не за огонь пе-

48

рестрелок, а за «Дым» (не пороховой – табачный или, точнее, «дым бытия» обитателей одного из нью-йоркских кварталов). Последняя работа Уонга – это опять рассказ о судьбах людей в современном мегаполисе, правда, на этот раз и люди, и город застигнуты в момент драматического излома своего существования.

Представляется, что по замыслу режиссера, открыв «Китайскую шкатулку», зритель должен найти в ней два сюрприза. Первый: появляющиеся на экране персонажи символически значимы и в своей реальной ипостаси звезд-исполнителей. Джереми Айронс, актер-интеллектуал, играет журналиста-интеллектуала (и то, и другое олицетворяет собой отступающий и болезненный Запад), неизлечимо больного лейкемией и безнадежно влюбленного в знойную восточную женщину. Гун Ли – ошеломляющая красавица из «красного» Китая, она же – воплощение этого материкового Китая в образе Вивиан, молчаливой барменши и одновременно элитной проститутки. Мэгги Чунг представляет Гонконг, а по сюжету она юркая бродяжка, постоянно что-то продающая и покупающая, отторгнутая исконным Востоком и не принятая чопорным Западом. Сюрприз второй: сам Гонконг, «азиатский Вавилон», бурлящий огромный котел, город-государство, на улицах которого памятной весной 1997 года и снимает многие эпизоды Уонг. Рынки, где торгуют кровоточащим мясом, пряностями и живой птицей. Улицы, где народу теснее, чем бройлерам в проволочной клетке. Притоны, бары, магазины. Фейерверк над гаванью королевы Виктории и пьяная фиеста в ночь на 1 июля, явно напоминающая пир во время чумы…

Не знаю, как американцев, но меня первый сюрприз из «шкатулки Уонга» разочаровал. Слишком привычно рефлексировал на фоне восточной экзотики Айронс, слишком статуарны позы и эффектны наряды Гун Ли (ни дать ни взять, как на фестивальных подиумах). Неожиданностью была разве что Мэгги Чунг в заношенной одежонке и со шрамом в половину лица. Что же касается «сюрприза 2» – Гонконга, снятого камерами Вилко Филача и Криса Дойла, озвученного музыкой Грэма Ревелла, то он достигает своей цели: чувство ностальгии по чему-то безвозвратно ушедшему возникает не только у родившегося под британским флагом Уонга.

«СМОТРИ, ГОЛЛИВУД, СМОТРИ!»

Джекки Чан делает ставку не на ностальгию, а на свои знаменитые трюки и гэги. Он уже не раз заявлял, что Гонконг сегодня мало кого интересует, и, видимо, поэтому его простодушный герой стал появляться в Нью-Йорке, Сиднее и даже в Москве. Так же, как и «Разборки в Бронксе», новый фильм Чана – «Мистер Симпатяга» – сделан с явным прицелом на американский прокат (кстати, это первая его картина на английском языке).

Следует заметить, сценаристы Эдвард Танг и Фибе Ма в который раз решили не утруждать себя проработкой сюжетной интриги и разыграли привычную «партию»: герой (повар Джекки) как всегда оказывается в нужном месте, но в ненужное время. Ему в руки случайно попадает видеокассета с записью бандитских разборок. Джекки приходится отбиваться от наседающей на него мафии и попутно защищать причастную к криминальному сюжету журналистку.

Чан в союзе с режиссером и давним партнером по кинематографу Само Хуном – тоже в который раз! – разукрасил эту бледную фабулу каскадом смешных и одновременно рискованных трюков. Есть прекрасный эпизод, в котором преследуемый повар попадает на склад с лабиринтом коридоров и множеством дверей – последние он удачно использует и как укрытие, и как оружие. Есть впечатляющий финал, когда герой, сев за руль исполинского самосвала, таранит штаб-квартиру преступников. Но будет ли этого достаточно для пресыщенного американского зрителя? Критики, против обыкновения, выдают кисло-сладкие и иронические сентенции: «Наезд автомобиля на особняк наркодельца сравним разве что с концовкой «Забриски Пойнт»… Но лучше было не копировать Антониони, а проявить больше изобретательности в эпизодах рукопашных схваток, которые на удивление коротки».

В сатирической комедии Артура Хиллера «Фильм Алана Смити / Гори, Голливуд, гори!» Джекки Чан предстал в эпизодической роли «самого себя» – в том же амплуа зрители увидели таких светил американского шоу-бизнеса, как Сильвестр Сталлоне, Вупи Голдберг и Лэрри Кинг. На вопрос, не собирается ли Чан сыграть более крупную роль (например, у того же Джона By), актер не дает определенного ответа. Скорее всего, контракта с устраивающей его суммой пока не появилось. Однако «китайский Бастер Китон» может с гордостью заявлять, что не пополнил отряд «гастарбайтеров» в Голливуде, а заставляет американцев смотреть свои собственные, сделанные в Гонконге ленты.

Дмитрий КАРАВАЕВ

49

Pages: 1 2 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+