Набережная туманов / Le quai des brumes (1938)

Набережная туманов / Le quai des brumes (1938): постер

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Порт теней» / «Port of Shadows» (международное англоязычное название).

Франция.

Продолжительность 91 минута.

Режиссёр Марсель Карне (приз Луи Деллюка, специальная медаль Венецианского МКФ).

Автор сценария и диалогов Жак Превер по роману Пьера Мак-Орлана.

Композитор Морис Жобер.

Оператор Эжен Шюфтан.

Жанр: криминальный фильм, драма, мелодрама, триллер

Краткое содержание
Дезертировав из иностранного легиона, Жан (Жан Габен) прибывает в Гавр в надежде попасть на какой-нибудь пароход — и уплыть подальше от Франции. Последовав совету случайного знакомого, пьянчужки Карт-Виттеля (Раймон Эймо), он останавливается на ночлег в кабачке Панамы (Эдуард Дельмон). Там хозяину и посетителям изливает душу художник Мишель Кросс (Робер Ле Виган), находящийся в глубокой депрессии, а в соседней комнате Жан встречает Нелли (Мишель Морган). У мужественного чужака в военной форме, скрывающегося от правоохранительных органов, и прекрасной девушки сразу же возникает взаимная симпатия, но… какое будущее их ждёт?

Также в ролях: Мишель Симон (Забель), Пьер Брассёр (Люсьен Ле Гардье), Рене Женен (доктор Молле), Марсель Пере (шофёр), Дженни Берней (подруга Люсльена), Рожер Легре (официант в отеле), Мартиаль Ребе (клиент).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 17.03.2017

Авторская оценка 8/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Набережная туманов / Le quai des brumes (1938): кадр из фильма
Романтический момент

Те сегодняшние зрители, кому повезёт открыть для себя этот нестареющий фильм, наверняка испытают по завершении сеанса состояние дежавю. И причиной будет, скорее всего, не знакомство с литературным первоисточником. Жак Превер не только перенёс действие одноимённого романа Пьера Мак-Орлана (Дюмарше), опубликованного в 1927-м году, а повествовавшего о ещё более ранних временах — об одной из холодных зимних ночей 1910-го, в современность. Гораздо существеннее, что выдающийся поэт и кинодраматург отошёл от композиционного построения, к которому прибегнул писатель, поведавший об участи нескольких посторонних друг другу людей, волей случая сведённых под крышей парижского кабачка «Проворный кролик». В экранизации тривиальным совпадениям места совершенно не осталось, пресловутый же случай оказался возведён на пьедестал мощного мгновенного орудия Рока (а не Провидения, как у Александра Сергеевича Пушкина)… Много позже художественно-философский подход, предложенный Превером и Марселе Карне, блестяще разовьют Дэвид Кепп (он возьмёт за основу два произведения Эдвина Торреса) и Брайан Де Пальма. В «Пути Карлито» /1993/ вышедший на свободу гангстер будет ничуть не менее сильно, чем Жан, одержим идеей покинуть неприветливую родную страну, желательно – вместе с возлюбленной. Приложит неимоверные усилия, чтобы свести старые счёты, скрыться от правосудия и избавиться от влиятельных врагов, – и тоже погибнет от рук того, кого считал полным ничтожеством, путающимся под ногами. Только всё это – на протяжении значительного временного промежутка, а не суток, как в «Набережной туманов».

Набережная туманов / Le quai des brumes (1938): кадр из фильма
Не поддался на провокацию

Словом, можно смело утверждать, что открытия авторов пережили своё время, причём подобная точка зрения никоим образом не вступает в противоречие с распространённым мнением о том, что постановка, принёсшая международное признание1 режиссёру, осталась в истории одной из вершин «поэтического реализма». И тем самым – ярчайшим экранным документом эпохи, отразившим (большей частью иносказательно, в зыбкой атмосфере, на уровне туманных обмолвок и намёков) квинтэссенцию охвативших Францию настроений. Символично уже то, что проект, предлагавшийся для реализации ведущей немецкой кинокомпании UFA, не прошёл геббельсовскую цензуру – а затем стал объектом нападок со стороны местных ура-патриотов. Ведь, как и в антимилитаристском шедевре Жана Ренуара «Великая иллюзия» /1937/, персонаж чрезвычайно популярного Жана Габена явно не воодушевлял соотечественников на предстоящий решительный отпор неприятелю, тяготясь воспоминаниями о войне (с важным уточнением – о войне несправедливой, колониальной), привившей навык убивать. Да и в целом вырисовывалась тусклая, безрадостная картина. Панама, не прося денег, не отказывает в ночлеге и пище; Мишель, прежде чем утопиться, оставляет беглому солдату документы, гражданскую одежду и мольберт; Нелли готова поделиться последними деньгами; наконец, доктор обнаруживает намерения бескорыстно помочь тому, кого принял за нищенствующего живописца, попасть на борт парохода, направляющегося в Венесуэлу… Однако, сколько бы мелких подарков ни преподносила Жану (или, допустим, добродушному забулдыге Карт-Виттелю, то есть ‘Четвертинке’, дождавшемуся осуществления заветной мечты, уснув на чистых простынях) судьба, трагический исход – неотвратим.

Набережная туманов / Le quai des brumes (1938): кадр из фильма
Не суждено быть вместе

Важной особенностью лент Карне и Превера предвоенного периода является, хочется сказать, двойственность взглядов на окружающую действительность. Взору открывается унылый, безотрадный, окутанный туманом пейзаж портового города (возведённого, заметим, в студийных павильонах), где как рыба в воде чувствуют себя равнодушные обыватели, бандиты, торговцы-ростовщики и прочие сомнительные личности. Вместе с тем удушающей прозаичности быта, способной довести до суицида истинного (наделённого редкостным талантом прозревать потаённую суть вещей и событий) художника, исподволь противопоставляется высокая романтика. Взаимные чувства Жана и Нелли способны чуть ли не творить чудеса – и во всяком случае препятствия, чинимые жалким дьяволом во плоти Забелем, ослеплённым страстью к своей подопечной, готовым интриговать, подкупать и даже умерщвлять соперников, не видятся в свете любви непреодолимыми. К сожалению, столкновение разных мотивов выявляет всю хрупкость едва-едва зародившихся светлых надежд. Позднее, рефлектируя над собственными поисками и достижениями, режиссёр справедливо заметил, что фильм никак не мог обойти такие черты, как потерянность и беспокойство, свойственные тогда французам, носившим в себе зачатки смерти и уничтожения.

.

__________
1 – В том числе – благодаря Венецианскому кинофестивалю, на который Марсель не поехал, выразив тем самым неприятие фашистской политики Бенито Муссолини.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Материалы о фильме:
Савосин Дмитрий. Вещая анаграмма фамилии // Видео-Асс PREMIERE. – 1995, № 25. – С. 9-12.

Материалы о фильме (только тексты)

Pages: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter