Ночь / La notte / La nuit (1961)

Ночь / La notte / La nuit (1961): постер

Полнометражный фильм («Золотой медведь» Берлинского международного кинофестиваля).

Другие названия: «Ночь» / «The Night» (международное англоязычное название).

Италия, Франция.

Продолжительность 115 минут.

Режиссёр Микеланджело Антониони (премия «Давид да Донателло»).

Авторы сценария и сюжета Микеланджело Антониони, Эннио Флайано, Тонино Гуэрра.

Композитор Джорджо Гаслини.

Оператор Джанни Ди Венанцо.

Жанр: драма

Краткое содержание
Известный писатель Джованни Понтано (Марчелло Мастроянни) навещает вместе с женой Лидией (Жанна Моро) старого друга Томмазо Гарани (Бернхард Викки), проходящего курс лучения в одной из больниц Милана. Визит по понятным причинам не приносит радости, и супруга, не выдержав, быстро уходит. Бесцельно пробродив по городу остаток дна, Лидия приглашает Джованни присоединиться к ней. Тот предлагает немного развеяться, съездив в модный ночной клуб, а затем — посетив вечеринку, устроенную состоятельным промышленником, синьором Джерардини (Винченцо Корбелла).

Также в ролях: Моника Вити (Валентина Джерардини), Рози Маццакурати (Рози), Мария Пиа Луци (гостья), Гвидо А. Марсан (Фанти), Уго Фортунати (Чезарино), Гитт Магрини (синьора Джерардини), Роберта Сперони (Беатриче), в эпизоде Умберто Эко (гость на вечеринке, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 10.04.2017

Авторская оценка 8/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Ночь / La notte / La nuit (1961): кадр из фильма
Таинственная пациентка

Не надо отличаться особой проницательностью, чтобы понять: Микеланджело Антониони вовсе не затаил обиду на Федерико Феллини, обошедшего коллегу на Каннском МКФ 1960-го года, хотя решение жюри отдать предпочтение «Сладкой жизни» /1960/ вместо «Приключения» /1960/ многим, очень многим гостям киносмотра показалось конъюнктурным. В приглашении Марчелло Мастроянни на главную роль при всём желании не увидеть вызова маститому коллеге, поскольку прославленный (и, добавим, находившийся в расцвете творческих сил) артист, по сути, продолжает линию, начатую образом журналиста и писателя Марчелло. Мало того, Джованни, благоговейно внимающий хвалебному отзыву друга Томмазо, находящемуся у смертного одра, на свою последнюю книгу «Сезон» (La stagione), позже скрепя сердце признаёт, что пребывает в творческом кризисе. Ещё чуть-чуть, и он погрузится в прострацию, будучи не в силах приступить к реализации замысла подобно другому феллиниевскому персонажу (Альтер-эго!) – кинорежиссёру Гвидо из «Восьми с половиной» /1963/. Естественно, всё это не случайно. Ещё одним знаменательным совпадением одарило исполнение Бернхардом Викки небольшой по хронометражу, но по-настоящему пронзительной роли человека, мучительно покидающего наш бренный мир. Уже на Берлинском международном кинофестивале, где «Ночь» заслуженно снискала триумф, «Серебряным медведем» оказалась отмечена его собственная постановка – «Чудо Малахии» /1961/.

Ночь / La notte / La nuit (1961): кадр из фильма
Разговор с соседкой

Невольно поражаешься тому, как тонко постановщик передаёт эмоциональное состояние современного человека (разумеется, не человека «вообще» – существующего в конкретных социальных, экономических, исторических условиях, но об этом ниже). Теперь не потребовалось и экстраординарного инцидента (вроде исчезновения Анны, так и не найденной), которое бы послужило катализатором процесса самоуглубления, погрузило в рефлексию. О том, что Томмазо скончался, Лидия (не сумевшая, как мы помним, сдержать бурный поток слёз, едва покинув больничную палату) сообщает мужу постфактум – после окончания насыщенной ночи, поясняя, что не хотела отрывать его от глупой игры, приковавшей внимание гостей. А далее следует попытка высказать, наконец, сокровенные мысли, признаться, что былой любви давно нет… Но и задолго до разговора, состоявшегося под утро и не обещающего ничего, кроме нового разочарования (даже спонтанный акт интимной близости не обходится без принуждения, кажется чуть ли не насильственным), становится понятно, что именно не даёт покоя, заставляет мястись и искать неведомо что. Неспособность, а подчас и нежелание установить душевный контакт с другими индивидами исчерпывающе раскрывается на вечеринке, где гости ощущают себя глубоко одинокими и неприкаянными, находясь в толпе. Особенно курьёзно выглядит поползновение синьора Джерардини (собственно, одного из тех, кто обеспечил Италии экономический «бум», по праву гордящегося способностью творить в материальном мире) «купить» модного писателя, посулив щедрое жалование тому, кто существует на гонорары от книг и статей в прессе. Ведь дело, конечно, не в материальной стороне, с которой проблем нет: Понтано замечает, что у него есть сбережения, да и родственники жены принадлежат к числу состоятельных граждан. Хуже то, что некоммуникабельность как таковая является прямым следствием внутреннего разлада, утраты элементарной способности чувствовать – а подмена чувствительности (восприимчивости) чувственностью1 грозит вылиться в серьёзное психическое расстройство.

Ночь / La notte / La nuit (1961): кадр из фильма
Ночь затянулась

Поведанная история могла бы быть воспринята драмой конкретных людей, утративших смысл существования, теряющих волю к жизни, тем более что сочинитель прямо говорит о возникших трудностях: проблема заключается не в том, о чём писать, а как, каким языком. Но уникальный талант Антониони заключается ещё и в умении осторожно высветить в частных аспектах общие закономерности. Супруги, грубо говоря, не выглядят белыми воронами, чужими на празднике весёлого бытования (среди гостей легко обнаружить интеллектуала Умберто Эко, чьё имя впоследствии прогремит на весь мир), устроенном посреди ночи в роскошном особняке влиятельного промышленника. Наоборот, единственным отличием является то, что они, не в пример прочим представителям миланского «высшего света», собравшимся убить время, отдают себе отчёт в ненормальности, противоестественности подобного состояния. Своеобразным, пусть и очень слабым, проблеском надежды видится встреча с Валентиной (Микеланджело было бы сложно обойтись без Моники Витти!), привлекательной дочерью хозяина, которую не слишком удачно пытается покорить Джованни. Не получается даже предаться лёгкому адюльтеру, развеяться, набраться свежих впечатлений… Утверждение, что точно поставленный диагноз служит залогом спасения человека (если, конечно, не стало слишком поздно), применимо и к обществу в целом, и в данном отношении значение художественных открытий мастера сложно переоценить. Как минимум, не меньшим оказался и его вклад (словно в пику сомневающемуся Джованни) в развитие выразительных средств киноискусства, с благодарностью усвоенный режиссёрами из разных стран, в том числе – придерживавшимися иных эстетических воззрений.

.

__________
1 – Эпизод встречи с девушкой, лечащейся от нимфомании, отзовётся жёсткими кадрами в «Шоковом коридоре» /1963/ американца Сэмюэла Фуллера.

Прим.: рецензия публикуется впервые



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+