Папоротник и огонь / Tri (1965)

Папоротник и огонь / Tri (1965): постер

Полнометражный фильм (номинация на «Оскар»).

Другие названия: «Три» (вариант перевода названия), «Три» / «Three» (международное англоязычное название).

Югославия.

Продолжительность 80 минут.

Режиссёр Александр Петрович.

Автор сценария Александр Петрович по сюжету Антоние Исаковича.

Оператор Томислав Пинтер.

Жанр: драма, военный фильм

Краткое содержание
В апреле 1941-го студент Милош Боянич (Велимир Живоинович) прибывает на железнодорожную станцию, где граждане, в основном старики, женщины и дети, ожидают эвакуации в тыл. Беспокойство по поводу затянувшегося отсутствия поезда провоцирует массовые беспорядки, прекращающиеся лишь с появлением вооружённого патруля. В ходе проверки документов под подозрение попадает мужчина средних лет (Слободан Петрович), утверждающий, что является фотографом из Белграда, которого после неудачной попытки установить личность расстреливают за шпионаж здесь же, на месте… В разгар войны, едва уцелев, Милош скрывается от немцев, случайно встретив другого югославского партизана (Воислав Мирич), чудом выжившего в окружении. Они решают использовать последний шанс и пробиваться к своим — к морю, но не так просто уйти от погони… В ожидании приближающейся Победы командир Боянич, готовящий очередное донесение о действиях отряда, становится свидетелем казни пленных, включая молодую и невинную на вид девушку (Сенка Велетанлич), любовницу майора гестапо Штерна…

Также в ролях: Але Ранер (Младич), Бранислав «Чига» Йеринич (командир), Миливойе «Миха» Томич (подстрекатель), Весна Крайина (Вера), Драгомир Боянич-Гидра (милиционер), Стоян Арендйелович (Зека).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 05.08.2018

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Папоротник и огонь / Tri (1965): кадр из фильма
Трагическая судьба

«В апреле 1941-го года Третий рейх объявил войну Югославии. Военная кампания длилась 12 дней… Это были дни разброда и хаоса», – с таких слов начинается один из самых честных и беспощадных экранных рассказов о подлинной трагедии века, как потом назовёт свою эпопею отечественный режиссёр Юрий Озеров. Не только – югославских, хотя Александру Петровичу удалось, ограничившись освещением трёх совершенно частных, решительно никак не повлиявших на развитие и исход глобального противостояния инцидентов, исчерпывающе поведать и о причинах молниеносного (хватило меньше двух недель!) разгрома оккупантами армии, и о том героизме, что в конечном итоге не позволил нацистам сделать Балканы надёжным плацдармом. Авторы абсолютно заслуженно получили основные награды на ведущем национальном фестивале в городе Пула, а в 1996-м национальная Академия кинематографических наук и искусств поместила «Три» на почётное четвёртое место в перечне лучших сербских фильмов за прошедшие полвека. Выдвижение же картины1 на премию «Оскар» косвенно свидетельствовало как об актуальности самой тематики, так и о признании правомерным и обоснованным столь необычного взгляда на войну далеко от Белграда: от Советского Союза, где лента демонстрировалась в кинопрокате под заголовком «Папоротник и огонь»2, до США.

Папоротник и огонь / Tri (1965): кадр из фильма
На пределе сил

Зритель с первых же кадров погружается в смятение, которое неизбежно вызывают фотографии воздушных боёв и разрушенных бомбардировками городов – да ещё под пронзительное завывание сирены, вскоре сменяющееся тревожным барабанным боем, сливающимся и с учащённым сердцебиением, и с пульсирующим ритмом кровообращения в сосудах мозга, когда человек взволнован и лихорадочно пытается найти выход из сложной ситуации или принять важное решение. И уже здесь, пока идут вступительные титры, Александр Петрович развенчивает стереотипные представления о войне (о конкретной, Второй мировой войне – и войне вообще!), переходя от картин сражений и колоссальных разрушений к судьбам конкретных людей. От повешенного партизана – до бравых немецких солдат на мотоциклах и бронетранспортёрах, а то и просто веселящихся в минуты отдыха… Баталии, попадавшие в центр внимания других кинематографистов (например, Велько Булайича или упомянутого выше Озерова), остаются где-то там, очень далеко. А обычному человеку  – тому же Бояничу – доводится участвовать, как правило, в далеко не столь громких событиях, которые, впрочем, исполнены не меньшего драматизма в условиях развязанной бойни. Уникальное, всегда служившее отличительной особенностью югославской школы актёрской игры существование на экране исполнителей (от великого Баты Живоиновича до рядовых участников массовки), сочетающих «документальную» достоверность поведения людей в предлагаемых обстоятельствах с… готовностью в любой момент отдаться во власть весёлого, почти карнавального действа, доведено Александром Петровичем до высочайшего уровня, практически до совершенства. Незабываема и работа выдающегося оператора Томислава Пинтера, поражающего удивительной мобильностью камеры – и вместе с тем умением выхватить малейшую деталь3 из многообразия предметов окружающего мира.

Папоротник и огонь / Tri (1965): кадр из фильма
Зверства оккупантов

Ответ на вопрос, что объединяет (не формально, присутствием Милоша, а по существу) эпизоды, превращая произведение в триптих, думаю, очевиден: смерть. Точнее, гибель людей, столь же неизбежная в условиях войны на уничтожение, сколь и абсурдная – трагически нелепая. Как мог старший наряда поддаться на провокационную реплику из толпы, подверженной стихийным всплескам, о расправе без суда и следствия? Немец, готовя партизана к казни, раз за разом заставляет его повернуться к расстрельной команде спиной – и, отчаявшись, приказывает заживо спалить человека в сарае. Да и безусловно ли доказана вина девушки, которой симпатизирует даже местная крестьянка – но которую не имеет права помиловать соратник Боянича?.. От тезиса к антитезису, а затем – и к их синтезу? «Эх, жизнь!..» – отчаянно кричит спасшийся, но потерявший товарища боец, и вопль разносится над бескрайними, потрясающе живописными заливными лугами и озёрами. Война – это смерть. Война – это утраты, зачастую невосполнимые. Но война – это ещё и череда экстремальных ситуаций, когда ответственность за любое принимаемое решение возрастает многократно, вплоть до того, что отзывается на самой возможности продолжения жизни. Что папоротник, а что – огонь…

.

__________
1 – Между прочим, как и следующей, тоже блистательной петровичевской постановки «Скупщики перьев» /1967/.
2 – По названию сборника рассказов известного писателя Антоние Исаковича, принявшего участие и в написании сценария.
3 – Допустим, щенок, играющий с винтовкой, – и больше не нужно пояснять, что приближаются долгожданные мирные дни.

Прим.: рецензия впервые опубликована на сайте World Art



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter