Пинк Флойд: Стена / Pink Floyd The Wall (1982)

Пинк Флойд: Стена / Pink Floyd The Wall (1982): постер

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Стена» / «Пинк Флойд – Стена» / «Стена» «Пинк Флойда» / «Альбом «Стена» группы «Пинк Флойд» (варианты перевода названия), «Пинк Флойд: Стена» / «Pink Floyd: The Wall» (название на рекламном плакате).

Великобритания.

Продолжительность 95 минут.

Режиссёр Алан Паркер, режиссёр анимационных фрагментов Джеральд Скарф.

Автор сценария Роджер Уотерс на основе альбома Роджера Уотерса.

Композитор Роджер Уотерс.

Оператор Питер Бизиу.

Жанр: анимационный фильм, драма, кинофантазия, мюзикл

Краткое содержание
В медленно угасающем сознании Пинка Флойда (Боб Гелдоф), запершегося в номере отеля в Лос-Анджелесе, проносятся видения из прошлого. О детстве, проведённом в мелочной опеке матери (Кристин Харгривз), без отца (Джеймс Лоренсон), не вернувшегося со Второй мировой войны. О школе, не принёсшей ничего, кроме унижений и тоски. О годах неудавшегося брака. О пребывании на вершине быстро разочаровавшей славы в качестве рок-музыканта… Каждое из событий невесёлой жизни Пинка послужило «кирпичом» в той невидимой «стене», которой он отгородился от окружающего мира.

Также в ролях: Элеанор Дэвид (жена Пинка), Кевин МакКеон (юный Пинк), Боб Хоскинс (рок-н-ролльный менеджер), Дэвид Бингэм (маленький Пинк), Дженни Райт (групи), Алекс МакЭвой (учитель), Эллис Дейл (английский доктор), Джеймс Хэзелдайн (любовник), Майкл Энсайн (управляющий отелем), Джоанн Уолли (групи), в эпизодах Алан Бойер (без указания в титрах), Роджер Уотерс (шафер, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 15.04.2017

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Пинк Флойд: Стена / Pink Floyd The Wall (1982): кадр из фильма
Новый диктатор

В высказывании1 выдающегося (и даже великого) английского режиссёра содержится, бесспорно, изрядная доля истины. И штатные сотрудники знаменитого тематического (Music Television) телеканала, резво задающие моду в молодёжной среде, и творцы бесчисленных видеоклипов на композиции разных стилей, жанров и направлений находятся в неоплатном долгу у Алана Паркера. Его рок-опера стала первым абсолютным – лишённым компромиссов – образчиком киномышления и киноязыка нового типа. Нового во многих, очень многих аспектах, но в первую очередь – в вопросах соотношения исконно кинематографического визуально-акустического образного ряда с музыкой, с гармонией звуков и поэтических строк. А как результат, в понимании природы драматургии экранного действа в целом. Не только повествовательным фильмам, но и смелым авангардистским экспериментам всё-таки трудно сравниться с паркеровским опусом в ёмкости того подтекста, что должен дойти до сознания зрителя – как правило, после нескольких внимательных просмотров. Исключительно сильный приём «поток сознания», осваивавшийся ещё в эпоху «великого немого» (в первую очередь немецкими экспрессионистами и французскими сюрреалистами) и, казалось, достигший совершенства в 1960-е, с распространением разного рода психоделических течений, оказался возведён в ранг метода. Послужил краеугольным камнем (кирпичом?) полнометражной картины, которая, хотя и скомпонована нелинейно, ассоциативно, хотя и зиждется на прихотливом чередовании воспоминаний и болезненных видений, флешбэков и флешфорвардов, служит основой для выстраивания законченного, внутренне непротиворечивого сюжета. Грубо говоря, здесь нет стремления априори исключить (как в «Андалузском псе» /1929/ Луиса Бунюэля) наличие любого связного содержания. Даже причудливые образы, рождённые воображением мультипликатора (а также известного политического карикатуриста и художника-иллюстратора) Джеральда Скарфа, являются логичным продолжением – предельным выражением – явлений, имевших место в жизни Пинка. И, наоборот, вполне реалистичные наблюдения стремительно и на удивление естественно трансформируются в зловещие фантазии – в буквально реализованные метафоры. От издевательств учителя на уроке2 недалеко до хождения строем обезличенных учеников (под отчаянные протесты против такого обучения и контроля над мыслями) прямиком в мясорубку, от приведения едва не погибшего от передозировки наркотиков Флойда в чувства – до выступления на концерте, напоминающем слёт неонацистов… В результате, как бы негативно ни отзывались об опыте сами создатели (в частности, Паркер с оттенком презрения окрестил проект самым дорогостоящим3 студенческим фильмом, когда-либо снятым), их стараниями возник прежде неведомый стандарт высокой – максимальной? – концентрации несчётного числа смыслов. В данном случае, думаю, не будет преувеличением предположение о приближении вплотную к пресловутому эффекту 25-го кадра – о воздействии непосредственно (в обход сознания) на подсознательные пласты человеческой психики. Грубо говоря, зрителю трудно с ходу вычленить лейтмотив, зато интуитивно – сложно не уловить мощь и величие авторского посыла. Следствием этого стало не менее интенсивное использование технических приёмов и выразительных средств (изощрённый монтаж, чередование разных условностей актёрской игры и т.д.), что быстро стало нормой и за рамками собственно музыкального видео.

Пинк Флойд: Стена / Pink Floyd The Wall (1982): кадр из фильма
Вдохновенное выступление

Конечно, говорить о полном отсутствии предшественников было бы некорректно, тем более что не так уж сложно обнаружить полемику с наиболее яркими и последовательными из них, тоже британцами Кеном Расселом и рок-музыкантами из ансамбля The WhoТомми» /1975/). Благо, Паркер с Роджером Уотерсом и сами принадлежали, появившись на свет соответственно в 1944-м и 1943-м годах, к поколению детей Войны. К тем, кто познал горечь безотцовщины, прошёл, начиная со школьной скамьи, через прессинг консервативных традиций, не сумел одолеть неустроенность семейной жизни – и исступленно заявил о себе в бунтующие 60-е. Отличие погруженного в беспросветную депрессию, отгородившегося от мира Пинка, почти готового со встречей с Его честью Червём, от Томми, прозревающего и ликующе устремляющегося навстречу безграничной Вселенной, заключается в том, что он столкнулся с оборотной стороной свободы. Испытал последствия методичного разрушения «кирпичей» стены-социума, в качестве компенсации (сверхкомпенсации!) возведя гораздо более мощную персональную Стену из блокированных эмоций и мыслей. По силе пацифистского пафоса «Пинк Флойд: Стена» имеет мало равных себе произведений. Итоги войны не исчерпываются миллионами убитых и искалеченных на фронте, драматически отзываясь на судьбах детей солдат, не говоря уже о маячащей опасности ядерного самоуничтожения человечества. Не менее пронзительны кадры, обличающие «надёжные», испытанные веками педагогические подходы, дающие особенно страшный результат в сочетании со стремлением сердобольных матерей уберечь своё чадо от внешнего мира. И зарисовки из супружеской жизни оборачиваются нелицеприятным анализом брака в том состоянии, в каком этот институт оказался сегодня. Удручают и плоды достигнутой славы с сопутствующим богатством… Вот только было бы упрощением сводить всё к пресловутой критике общества – к попытке сделать из Флойда безвинную жертву социальной среды.

Пинк Флойд: Стена / Pink Floyd The Wall (1982): кадр из фильма
Кумир в состоянии ступора

Своеобразным, если воспользоваться категориями диалектической логики, синтезом тезиса и антитезиса не случайно становится возникающий в воспалённом мозгу кумира марш молотков, знаменующий торжество идеологии неонацизма, когда такие вот личные «стены» сами превращаются в «кирпичи» гигантского и страшного монолита. Не столь уж фантастическая перспектива, особенно в свете того вопиющего факта, что придуманную Уотерсом, Паркером и Скарфом (все трое – убеждённые антифашисты) символику во второй половине десятилетия присвоила радикальная расистская группировка с Юга США. Но где выход? Да и существует ли он, если прежняя система жизнеустройства неминуемо и целенаправленно калечит личность, а попытка её отрицания с позиций индивидуализма, грех «проявления почти человеческих чувств», таит ещё более страшный риск?.. Ответ даётся намёком в последних кадрах с детьми, настойчиво разгребающими обломки после грандиозного взрыва: мальчуган выливает содержимое найденной бутылки с зажигательной смесью («коктейль Молотова») за землю. А затем, дополнительно, – осторожно, почти шёпотом проговаривается в тексте заключительной композиции, звучащей на фоне финальных титров: «Те, кто по-настоящему любят тебя, бродят за пределами Стены». Ведь не так-то просто биться о стену свихнувшихся бедолаг!

.

__________
1 – Алан Паркер: «У меня не брюшко, а комок нервов!» // Видео-АСС. Premiere. – 1995. – № 29. – С. 102.
2 – Важная деталь: стихи, которые он бесцеремонно высмеивает, являются строчками из композиции Money (из легендарного альбома Dark Side of the Moon).
3 – Бюджет составил $12 млн., но и кассовые сборы ($22,2 млн. в американском прокате, $6,7 млн. в ФРГ, SEK 2,3 млн. и т.д.) оказались неплохими.

Прим.: рецензия публикуется впервые



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter