Птицы / The Birds (1963)

Птицы / The Birds (1963): постер

Полнометражный фильм.

Другое название: «Птицы» Альфред Хичкок» / «Alfred Hitchcock’s The Birds» (вариант перевода названия).

США.

Продолжительность 119 минут.

Режиссёр Альфред Хичкок.

Авторы сценария Эван Хантер по рассказу Дафны ДюМорье.

Консультант по звуку Бернард Херрманн.

Оператор Роберт Бёркс.

На премию «Оскар» номинировался Аб Айверкс (визуальные эффекты).

Жанр: драма, фильм ужасов, детектив, мелодрама

Краткое содержание
Мелани Дэниэлс (Типпи Хедрен, номинация на «Золотой глобус»), привлекательная дочь газетного магната из Сан-Франциско, знакомится в зоомагазине с мужчиной — адвокатом Митчем Бреннером (Род Тейлор), намеревавшимся, но не сумевшим купить в подарок младшей сестре Кэти (Вероника Картрайт) на день рождения пару неразлучников. Желая заинтриговать Митча, Мелани отправляется в провинциальный приморский городок, где тот, в доме матери Лидии (Джессика Тэнди), традиционно проводит выходные дни. Неожиданно мисс Дэниелс, Бреннеры, а вскоре и все жители населённого пункта подвергаются необъяснимому нападению несметных полчищ птиц — самых разных, самых обычных…

Также в ролях: Этель Гриффис (миссис Банди), Чарльз МакГроу (Себастьян Шолс), Дорин Лэнг (истеричная мать в закусочной), Джо Мантелл (коммивояжер), Малкольм Аттербери (помощник Аль Мэлоун), Карл Свенсон (посетитель закусочной), Элизабет Уилсон (Хелен Слейтер), в эпизоде Альфред Хичкок (человек, выгуливающий собаку, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 06.01.2018

Авторская оценка 10/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Птицы / The Birds (1963): кадр из фильма
Тревожный знак

Альфред Хичкок, разумеется, не удовлетворился интригой, возникшей от многозначительного и раззадоривающего рекламного плаката, на котором предстал лично – с сидящим на плече вороном. Словно предвидя замешательство публики (не помешавшее солидному успеху, и прокатная плата в размере $5,09 млн. вдвое превысила производственный бюджет), прославленный режиссёр решил лично предуведомить сеанс вступительным словом, заверив, что и для него произошедшее осталось загадкой – и что каждый волен высказывать собственные домыслы… Проблема в том, что в основной массе зрители, как прекрасно понимал сэр Альфред, вряд ли продвинутся в построении обоснованных предположений дальше, чем посетители местного бара-ресторана, где Мелани пытается обратить внимание жителей на настораживающие, крайне странные инциденты. Обыватели упрямо не верят фактам, не укладывающимся в привычные представления, в конечном итоге заставив усомниться в пережитом (!) и рыболова, накануне подвергнувшегося нападению чаек. Кто-то надеется спешно покинуть городок, оградив детей от пугающих слухов. В разговор вмешивается миссис Банди – невозмутимая престарелая женщина-орнитолог, придерживающаяся умеренно-скептических, как и положено учёному, взглядов и искренне любящая предмет своих долголетних исследований, которая, даже признав наличие феномена, не в состоянии дать вразумительное объяснение. Не менее показательно, что никто не воспринимает всерьёз возгласы добродушного пропойцы, в промежутках между опрокидыванием рюмок со спиртным цитирующего Откровение Иоанна Богослова, вещая о скором конце света. Тем более нашлось не много желающих поддержать женщину, мать двоих маленьких детей, в сердцах обвинившую в разыгравшейся трагедии персонально мисс Дэниелс, якобы принёсшую беду с собой…

Птицы / The Birds (1963): кадр из фильма
Не ведают жалости

Таким образом, основные гипотезы экологического, антропогенного, религиозно-эсхатологического, психологического (точнее, фрейдистского) толка озвучены самими кинематографистами, да и для более смелых, но тоже небезынтересных – наличествуют все предпосылки. Так, советский киновед Ромил Соболев упоминал1 о попытках интерпретировать образы агрессивных пернатых неофрейдистски – материализацией латентных страхов американцев, для которых любое нападение с воздуха ассоциируется с угрозой ядерного удара. И, как минимум, некоторые планы пикирующих ворон и чаек действительно похожи на атаку тысяч ракет, какой её представляли в наглядно-пропагандистских материалах. Тем более есть всё необходимое у критиков и прочих киноманов, которым достаточно вспомнить о знаменитом эпизоде «охоты» небольшого самолёта на Роджера (в триллере «К северу через северо-запад» /1959/) и, главное, отметить композиционную перекличку «Птиц» со зловещим «Психо» /1960/ – перекличку несомненную и намеренную, можно не сомневаться. Ведь стоит задуматься, и провинность Мелани и Митча, нисколько не смущающихся видом десятков запертых в клетках безвинных Божьих тварей и преподносящих в подарок девочке неразлучников, покажется по-своему не менее серьёзной, чем у воровки Мэриэн Крейн (кстати, фамилия означает ‘журавль’ или ‘цапля’). Возмездие же видится чрезмерным лишь с человеческой точки зрения: кто возьмёт на себя смелость говорить за потусторонние, запредельные силы?! Быть может, «ответные» заточения в телефонной будке, в салоне автомобиля и в помещениях являются как раз заслуженной и закономерной расплатой?.. Между прочим, явно неслучайное обилие чучел пернатых в мотеле Нормана Бейтса ставит под сомнение красивую историю2 о том, что замысел родился у Альфреда Хичкока под впечатлением от случая массового налёта на прохожих и дома стай буревестников, имевшего место в Капитоле, штат Калифорния якобы из-за отравления моллюсков. Куда интереснее, что первоначально одноимённый рассказ Дафны ДюМорье, написанный в 1952-м, был предложен для адаптации (с переносом действия из Великобритании в США) тому же Джозефу Стефано и что лишь после его отказа к работе был привлечён Эван Хантер, признанный мастер литературного детектива.

Птицы / The Birds (1963): кадр из фильма
Сумеет отбиться?

К слову, «Птицы» внушают едва ли не больший трепет, чем «Психо», оставляя в глубоком смятении открытым финалом, подозрительно напоминающим затишье перед очередной, уже глобальной бурей, ибо давно замечено: ничто не пугает так, как неизвестное. Особенно – если неизведанным вдруг оборачивается то, что хорошо знакомо, по-будничному привычно. Кружащие в воздухе или облепляющие школьный двор особи заражают непередаваемым чувством тревоги. Причём Хичкок оказался в числе немногих мастеров (даже мастеров!), принявших знаменитый вызов Луиса Бунюэля, который утверждал, что по-настоящему высокий уровень режиссуры проявляется в фильмах без музыки. Не считая эпизода хорового пения и исполнения Мелани отрывка из «Двух арабесок» Клода Дебюсси, в саундтреке содержатся лишь диалоги и шумы, а акустическим фоном служит обработанный на электроаппаратуре гул пернатых, постепенно звучащий всё более угрожающе. Но главное, повторимся, в том, что хитроумный режиссёр сознательно увёл доверчивую аудиторию не только от ответа, но даже – от самой возможности верной постановки вопроса.

Птицы / The Birds (1963): кадр из фильма
Птичий апокалипсис

Упомянутый выше рекламный плакат может послужить косвенной (и, естественно, исполненной иронии) подсказкой, порождая такие ли уж произвольные ассоциации с пока запрещённым шедевром Анри-Жоржа Клузо3. Над жителями свершается тот же суд, что и над обывателями из заштатного французского городка, получающими анонимки от безликого «Ворона», – только на сей раз карающая сила априори непознаваема и, как следствие, всемогуща. Загадочный инцидент – не бунт природы против людей, во всяком случае по существу, а не по форме. Ни, более конкретно, живой природы, ни, более общо, природы в целом – сложившегося положения вещей. Но только если… само это понятие («природа») ограничивать рамками устоявшейся материалистической парадигмы. Миссис Банди справедливо заметила, что маленький мозг не позволяет сбиваться в стаи представителям разных видов птиц, но стоит лишь допустить существование высшего разума4 – и наличия в событиях смысла, пусть недоступного слабому человеческому интеллекту, отрицать просто глупо. У каждого есть «скелет в шкафу» – не христианский первородный грех, а совершаемые по собственной воле проступки. Однако, раз за разом говоря о порочности людской натуры, Хичкок отказывается от безапелляционного обличения, великодушно оставляя нам надежду на искупление. Искать доказательства вины – долг прокурора. А режиссёр, как художник, ограничивается тонкими намёками, заостряя внимание на выразительных деталях, позволяющих догадываться, например, о сладострастии, самодовольстве и склонности к патологической лжи Мелани или о гордыне (на грани эдипова комплекса!) миссис Лидии. Да и потенциальное (допущенное в мыслях или чувствах) преступление всё же является преступлением. Птицы – чем не образ Страшного суда?!

.

__________
1 – Голливуд. 60-е годы. – М.: Искусство, 1975. – Стр. 24.
2 – Написанную (сочинённую в рекламных целях?) Уолли Трэйбингом, журналистом газеты Santa Cruz Sentinel, в номере 18 от 21-го августа 1961-го.
3 – Он, помнится, непредумышленно перебежал дорогу маститому коллеге, приобретя права на экранизацию романа «Та, которой не стало» Пьера Буало и Тома Нарсежака.
4 – Благо что ныне это допускают не только религии и идеалистические философские учения: достаточно вспомнить образ могущественных мыслящих субстанций у Станислава Лема, братьев Стругацких и иных фантастов.

Прим.: рецензия публикуется впервые



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter