С меня хватит! / Falling Down (1993)

Видеоклуб // Ровесник. – 1993, № 5. – С. 32.

«Падение»

США. 1993 г. 1 ч. 53 мин. Реж. Джоел Шумейкер. В ролях: Майкл Дуглас, Роберт Дюваль, Барбара Херши, Рейчел Тайкотин, Тьюзди Уелд.

Вам нахамили в магазине? Вас облил грязью проезжающий автомобиль? Вам нагрубили в автобусе? Да, да и еще раз да. И, признайтесь честно, хочется либо сбежать в Америку, где все улыбаются, либо… Только не надо никуда бежать. Потому что в Америке, в благословенном Лос-Анджелесе, то же самое. И герой фильма, которого играет Майкл Дуглас, осуществляет мечту многих оскорбленных и униженных сферой обслуживания: мстит за испорченное настроение и поруганную честь. А полицейский (Роберт Дюваль), которому осталось чуть-чуть до пенсии, расследует цепь странных происшествий: некий человек, по виду обыкновенный скромный чиновник, носится по городу с бейсбольной битой и наказывает хулиганов и хамов.

«Скалолаз»

США. 1993 г. 1 ч. 55 мин. (есть вариант на 5 мин. короче). Реж. Ренни Харлин. В ролях: Сильвестр Сталлоне (Гэйб Уолкер), Майнл Рукер (Хол), Джон Литгоу, Джанин Тернер, Ральф Уэйт.

Горный спасатель Гэйб Уолкер вместе со своим другом Халом должны спасти пассажиров разбившегося в горах самолета, но пассажиры оказываются злодеями, угнавшими этот самолет, берут героев в заложники и заставляют их разыскивать четыре чемодана с деньгами, которые они, злодеи, украли. Сталлоне, как всегда, великолепен, тем более что 85 процентов всех трюков делал он сам. Что помогло ему чуть позже, в реальной жизни, когда он и его подруга попали в неприятную ситуацию на канатной дороге и зависли на высоте 75 метров: Сталлоне спас и себя, и подругу!

«Убийца»

США. 1993 г. 1 ч. 49 мин. Реж. Джон Бэдхем. В ролях: Бриджит Фонда (Нина), Гэйбриэл Бирн, Дермот Малруни, Энни Бэнкрофт, Харви Кейтел.

Вообще-то Нина на самом деле – Никита, потому что этот фильм (первоначально названный «Специалист», затем переименованный «В точку, с которой нет возврата» и попавший в Европу под названием «Убийца») есть не что иное, как переделка известного французского фильма «Никита» (в нашем прокате – «Ее звали Никита»). Ну как, уже запутались? А Анн Парийо играет Бриджит Фонда, то есть, извините, роль, которую играет Анн Парийо, исполняет племянница Джейн Фонды. Что же касается сюжета, то он почти один в один копирует сюжет «Никиты», а поскольку американцы взялись переделывать сюжет, придуманный французами, значит, он актуален для всех?

32

Иозефавичус Геннадий. Основной инстинкт падения // Видео-Асс PREMIERE. – 1993, № 16. – С. 28.

Основной инстинкт ПАДЕНИЯ

Падение (Falling Down)

Майкл Дуглас опять вляпался в скандал. Не успела американская общественность очухаться от его «Основного инстинкта», как актер начал свое триумфальное «Падение» по экранам Североамериканских Соединенных Штатов. На сей раз «юный спартаковец» (надеюсь, читатели помнят, что отец Майкла Дугласа – Кирк – известен отечественным зрителям по исполнению роли Спартака в одноименном фильме Стенли Кубрика) решил предстать в образе «среднего американца», возмущенного несправедливостью жизни и пытающегося исправить ее подручными средствами. Он настолько «средний», что и имени для него не нашлось: все будут звать его просто «Дифенс» – по номерным знакам» D-FENS» его дешевенького автомобиля, – тем более, что с этими литерами ассоциируется слово «defense», переводимое как «защита», а именно «защитником угнетенного человечества» и считает себя горой Дугласа.

В начале фильма Дифенс на своем «D-FENS» застревает в дорожной пробке и, будучи не силах бороться с окружающей действительностью в виде залетевшей в салон мухи, просто бросает машину посреди дороги. Не найдя ни на обочине, ни в карманах мелочи для телефона, он направляется в ближайший магазин, где на просьбу разменять доллар хозяин-азиат не очень вежливо отвечает предложением купить какую-нибудь мелочь. Товар не показался герою дешевым и он начинает истерично выколачивать подвернувшейся под руку бейсбольной битой из азиата воспоминания о ценах шестидесятых годов. Этой же битой Дифенс расправляется с квартальными хулиганами, после чего отбирает у них бандитский нож, с помощью которого отправляет на тот свет фашиста – хозяина магазина военной амуниции; выстрелом из базуки он разносит нечто дорожно-строительное. Короче, Остапа понесло… При всем этом он целенаправленно двигается в направлении к дому бывшей жены, чтобы поздравить с днем рождения любимую дочку. Такой разгул индивидуального бандитизма заставил полицию броситься в погоню за спятившим героем. На его след выходит детектив Прендергаст (Роберт Дювалл), который и настигает незадолго до финальных титров «Падения» своего протагониста. Дифенс погибает, а Прендергаст уходит на пенсию. Странно, но американский фильм оказался без хэппи-энда! Идеальный кандидат для советского проката времен «Принципа домино». Ко всему, в картине просто нет положительного героя – Дифенсу мы, конечно, симпатизируем, но, по-интеллигентски страшимся тех решительных мер, к которым прибегает горой Дугласа. Прендергаст же прежде всего легавый…

Катаклизмы, происходящие на протяжении двух часов «Падения», объясняются тем, что всегда жравший по правилам герой ныне чувствует себя обманутым. Он очень и очень обозлен. Он – один из тех, кто сделал эту страну великой, и пытается вернуть ей величие вновь. Основными теперь объявляются иные инстинкты…

Одной фразой фильм Джоэла Шумахера можно было бы определить примерно так: «Картина о человеке, пытающемся разрешить проблему, но теряющем перспективу и становящемся частью этой Проблемы, не имея ни единого шанса на ее разрешение». Сложно? Так и жизнь непроста.

Геннадий Иозефавичус

28

Хаас Кристин. Новые горизонты Роберта Дювалла // Видео-Асс PREMIERE. – 1993, № 17. – С. 24-25.

Новые горизонты Роберта Дювалла

Роберт Дювалл приезжает в ресторан, где мы договорились о встрече, в таком виде, что создается впечатление, будто он оставил за дверью свою лошадь: его кривые ноги затянуты в джинсы, а ремень, сапоги и рубашка у него, как у ковбоя.

Он мог бы погубить себя ради женщин, еды и танго. В его активе – невероятная галерея законченных портретов обыкновенных американцев, об образе и привычках которых он обожает говорить часами. В фильме «Падение» он играет рядом с Майклом Дугласом и Барбарой Херши полицейского, противостоящего насилию.

У него манеры джентльмена с Юга, а высказывания – человека с Запада.

Тридцать лет его карьеры, почти исключительно американской, – это как маленькие импрессионистские мазки, это чреда портретов, и безымянных, и удивительных.

Его роли в «Крестном отце» (1 и 2 части), «Апокалипсисе сегодня», в картинах «На языке нежности», в «Великом Сантини» или в «Подлинных исповедях» – незабываемы. Пылкий, галантный, с мальчишечьим взглядом голубых глаз, наш герой не выглядит уставшим и тем более, на свои шестьдесят два года…

«Премьер». В «Падении» две главные роли: ваша и Майкла Дугласа. Однако, вместе вы появляетесь только один раз в короткой сцене. Не было ли в этом подвоха?

Роберт Дювалл. Такое случается… Но я знал, что это всё-таки будет хороший фильм! Зато мне очень нравилось работать с Рэйчел Тикотин. Это «уличная девчонка», как я их называю, настоящая уроженка Нью-Йорка, энергичная, быстрая, хитрая. Джоэл Шумахер – расслабленный и энергичный режиссёр одновременно, он оставляет вам большую свободу в исполнении роли. А я очень люблю быть свободным и делать то, что хочу. И потом – это совсем не так уж плохо участвовать в коммерческом фильме. Последний раз я успешно выступил на этом поприще в картине «Цвета» с Шоном Пенном…

П. Трудно ли вам находить интересные роли?

Р.Д. Нет. В последнее время мне предложили очень много вещей, которые мне нравятся. А недавно я закончил съемки в фильме «Сражающийся Хэмингуэй» с Ширли Мак-Лейн. Это один из самых красивых экспериментов в моей жизни. Я играю роль парикмахера, кубинца по происхождению, который обожает танцевать. Но так как у него нет партнерши, ему приходиться все время танцевать одному. Это было восхитительно, я тренировался с музыкантами в «Маленькой Гаване» в Майами, чтобы выработать мой кубинский акцент. Я научился танцевать сальсу, румбу, мамбо…

П. Вы практически не снимаетесь у женщин-режиссеров… Это для того, чтобы поддержать вашу репутацию «мачо»?

Р.Д. Нет. Это потому что на свете так мало женщин-режиссёров! Я снимался в фильме Марты Кулидж «Беспутная Роза» с Лорой Дерн. Очень красивый фильм, сценарий для которого написал настоящий выходец с Юга. В кино Юг в основном представлен очень плохо. Когда смотришь «Гроздья гнева» или «Унесённые ветром», с ужасом видишь, до какой степени Голливуд далёк от реальности!

П. Вы много играли мужчин с Юга и в кино и в театре. Через всю Вашу карьеру проходит имя писателя Хортона Фута.

Р.Д. Да. Он, среди прочих, является сценаристом моего первого фильма «Тишина и тени» (1962), а также одного из моих любимых фильмов «Завтра» (1972) и фильма, за который я получил «Оскара», – «На языке нежности» (1983) и, наконец, он также написал сценарий для фильма, вышедшего недавно и получившего жуткие отзывы критики, – «Заключённые» (1991). Хортон Фут и Фрэнсис Коппола – вот два человека, которые повлияли на мою карьеру и привнесли в нее два параллельных начала. С одной стороны я играл то, что я называю «чеховские маленькие люди», то есть весь набор обыкновенных персонажей с их собственными драмами, страстями, юмором, глубиной, с другой стороны, важные фигуры, как, например, в «Великом Сантини» и самые яркие герои, как в «Телесети».

П. Недавно, вы также играли Сталина в телевизионном фильме. В первый ли раз вам приходится воплощать исторические персонажи?

Р.Д. Нет. Я уже играл Джесси Джеймса и Эйзенхаура в других телевизионных сериалах. Съемки «Сталина» были очень трудными. Несколько недель мы провели в России. Я бы очень хотел сыграть Роберта Ли (генерал армии южан

24

во время войны Севера и Юга), если бы представился случай, потому что это один из моих далеких родственников. Но это мечты.

П. У вас особенный талант к разным акцентам. Вы музыкант?

Р.Д. Не совсем так. Я немного исполняю музыку кантри, как я это делал в картине «На языке нежности», но это все. Я вырос в окружении разных выговоров, потому что моя мать по происхождению из Техаса, а отец – из Вирджинии. И, кроме того, мой отец был морским адмиралом, менял очень часто место службы, и наша семья кочевала по всей стране. Но я думаю, что это у меня в основном из-за любви к имитации.

П. Когда вы играете, вы подражаете кому-нибудь конкретно?

Р.Д. Да. Я очень люблю брать и справа и слева. В то же время, это способ самовоспитания. Я подражаю, но я остаюсь верен своим эмоциям.

П. Помните ли вы тот первый раз, когда вы сыграли свою первую роль?

Р.Д. Да. Когда мне было четыре года, моя мать отправила меня на ранчо к моему дяде в Айдахо. Я еще не очень хорошо говорил, но, усевшись на землю, я стал имитировать баранов. С этого момента я имитировал все и вся. В сущности, этот талант мне во многом помог. Но все-таки нужно объективно оценивать свои возможности, и есть роли, которые я не могу сыграть.

П. А эта бородка, которая украшает ваш подбородок, – это чтобы стать красивее?

Р.Д. (смеется). Не-е-е-т. Это для моей будущей роли в фильме Уолтера Хилла «Джеронимо». Это история о поимке Джеронимо, роль которого исполняет Эрик Швейг, индейский актер, сыгравший Ункаса в «Последнем из могикан». Я играю наемника, армейского скаута, охотящегося за индейцами. Я снова встречусь с Джином Хэкмэном, которого я знаю уже больше тридцати лет… Когда-то мы вместе играли в театре. Это не какая-нибудь значительная роль, но это хорошая роль. А потом я люблю вестерны, и к тому же я давно в них не играл.

П. У вас есть любимая роль?

Р.Д. Да, это персонаж техасского рейнджера в телесериале «Одинокий голубь», в котором я играл четыре года назад. Этот старый ковбой – в своем роде, шекспировский герой… Меня вдохновил на эту роль один пожилой господин семидесяти пяти лет, из Техаса. Чтобы воплотить этот персонаж, я перенял некоторые его жесты, его интонации.

П. Говорят, что вы согласились на роль в фильме Луиса Пуэнсо «Чума» только из-за того, чтобы станцевать танго в Аргентине?

Р.Д. (смеется). Не только из-за этого. Роль мне очень понравилась. Но правда то, что я вот уже долгое время ищу повод, чтобы вернуться в Аргентину. Недавно я сделал документальный фильм о танго. Также я написал сценарий фильма, действие которого происходит между Нью-Йорком и Буэнос-Айресом и который раскрывает точку зрения американца о танцах.

П. Вы уже поставили два фильма: «Нас легко не сбросить»(1974) о мире родео и «Анджело моя любовь» (1983), – о цыганах. Когда же следующий?

Р.Д. У меня есть сценарий о проповеднике, над которым я думаю уже двадцать пять лет. Но я никак не могу найти нужной суммы для постановки. У меня есть и другие проекты, один из которых отражает подлинную историю из XIX века о том, как ковбои привели на корабль стадо коров, предназначенных для казаков, которые умирали с голоду в России…

П. А какие планы в театре?..

Р.Д. Я ничего не играл со времен «Американского бизона» (1977). Но я не испытываю по этому поводу особого сожаления. Я предпочитаю переходить от одного фильма к другому, нежели каждый вечер выходить на одну и ту же сцену. Я люблю путешествовать и открывать для себя все новые и новые горизонты.

Кристин Хаас

25

Pages: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter