Самурай / Le samouraï (1967)

Самурай / Le samouraï (1967): постер

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Фрэнк Костелло – лицо ангела» / «Frank Costello – Faccia d’angelo» (Италия), «Самурай» / «The Samurai» (международные англоязычные названия).

Франция, Италия.

Продолжительность 105 минут.

Режиссёр Жан-Пьер Мельвиль.

Авторы сценария Жан-Пьер Мельвиль, Жорж Пеллегрен по роману Джоан МакЛеод (без указания в титрах).

Композитор Франсуа де Рубе.

Оператор Анри Деке.

Жанр: криминальный фильм, драма, детектив, триллер

Краткое содержание
Наёмный убийца Джеф Костелло (Ален Делон), получив заказ на устранение Мартея (Робер Фавар) — владельца престижного ночного клуба, обеспечивает себе безупречное алиби и искусно претворяет задуманное в жизнь. Тем не менее его не обходит стороной облава, организованная по горячим следам суперинтендантом полиции (Франсуа Перье). Джефу удаётся, хотя и не без труда, избежать разоблачения, но опытный блюститель закона, что называется, нутром чует: именно Костелло является тем, кто нужен.

Также в ролях: Натали Делон (Джейн Лагранж), Жак Леруа (мужчина на мосту), Мишель Буарон (Винер), Жан-Пьер Позье (Оливер Рей), Роже Фраде (первый инспектор), Карло Нелл (второй инспектор), Робер Рондо (третий инспектор), Андре Торен (полицейский).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 25.06.2016

Авторская оценка 10/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Самурай / Le samouraï (1967): кадр из фильма
Неприметен на улице

Легенда гласит, что, когда Жан-Пьер Мельвиль принёс Алену Делону экземпляр сценария, тот спросил его, как называется фильм. Услышав ответ, Ален отвёл режиссёра в комнату, где находились только два предмета: кожаный диван и висящий на стене самурайский меч. История во многом проясняет причины, по которым французский кинематографист, избравший псевдоним в честь заокеанского писателя XIX столетия Германа Мелвилла (автора «Моби Дика, или Белого кита», экранизированного Джоном Хьюстоном), не просто в очередной раз1 признался в любви к голливудскому гангстерскому кинематографу. И не просто – вынес на суд публики ещё один, самый, пожалуй, совершенный свой «поляр». Никто из соотечественников постановщика не был, вероятно, прежде столь жёсток и до аскетизма лаконичен в создании портрета «чистильщика» с собственным кодексом чести, в которого бесподобно вдохнул жизнь Делон, воплотив сущностный, очищенный от сантиментов и ненужных деталей образ – квинтэссенцию большинства исполненных им ролей!

Самурай / Le samouraï (1967): кадр из фильма
Крупным планом

Решение Мельвиля присвоить фильму заголовок, прямо не соотносящийся с основным действием, проще всего счесть красивым жестом – подобно тому, как Костелло всякий раз, готовясь к выходу, поправляет перед зеркалом шляпу. В редком справочнике – не иначе, как с подачи самого Жана-Пьера – не упоминается, что в основу картины положен не указанный в титрах роман Джоан МакЛеод «Ронин» (показательна сама игра названиями!). И мало кто – подобно женщине-киноведу Жинетт Винсендо, не добившейся никаких результатов – задастся неблагодарной целью отыскать эту раритетную книгу. Тем более никому не придёт в голову проверить «научную» добросовестность авторов, взявшись найти вынесенное в эпиграф изречение («Нет более глубокого одиночества, нежели одиночество самурая… Быть может, лишь одиночество тигра в джунглях») в пространном тексте кодекса Бусидо. Во всяком случае в переведённых на русский язык (как считается, наиболее авторитетных) трактатах о пути воина, оставленных Юдзаном Дайдодзи и Ямамото Цунэтомо, тигр дважды упоминается в совсем другом контексте, а одиночеству, в отличие от детально оговариваемых иных, зачастую – совершенно частных вопросов, почти не уделяется внимания. Да и, если задуматься, так ли правомочно отождествлять Францию второй половины XX века, как капиталистическую страну с развитым государственным аппаратом, со средневековой Японией? Какому сёгуну беззаветно служил годами Костелло, даже если допустить, что ныне он вынужденно довольствуется презренным ремеслом наёмника?.. Напротив, при просмотре поражает скрупулёзность в воссоздании атмосферы именно современного мегаполиса – с особым акцентом на деятельность правоохранительных органов. Подозреваемый может оказаться удачливее, проявить ловкость и изворотливость, а по личным качествам – намного превосходить нерадивых подопечных суперинтенданта, неспособных грамотно поставить «жучок» и провести слежку. Не случайно же Джейн Лагранж (к слову, в исполнении дебютантки Натали Делон, тогдашней супруги «звезды») не желает и слышать о том, чтобы откреститься от ложных показаний, идя на серьёзный риск. Однако вся совокупность действий (так сказать, отлаженная работа сложной машины), реализуемых в строгом соответствии с утверждёнными регламентами, в конечном итоге не оставляет конкретному человеку никаких шансов. Но, что самое удивительное, таинственный профессиональный убийца, живущий в спартанских условиях – в скромной, очищенной от всего лишнего (суетливая канарейка, как несложно понять, прихотью не является) квартире, и максимально дистанцировавшийся от социума, сведя общение с окружающими до необходимого минимума, действительно не чужд мироощущению подлинного самурая. Главное испытание Джеф проходит в заключительной части повествования, когда, не отказавшись от нового заказа и после того, как устранил недобросовестного нанимателя, идёт на дело, зная об устроенной полицией засаде и даже – разрядив револьвер… Мельвиль настаивает, что в харакири важна не форма совершения ритуала (вспарывание живота и последующее отсечение головы ассистентом), а особый психологический и эмоциональный настрой – безусловная готовность принятия в нужный момент смерти, придающей высший смысл предшествующему существованию здесь, на бренной земле. Хлопки выстрелов, грубо прерывающие замысловатую, идиллически льющуюся джазовую мелодию, сменяет ещё более странная, режущая глаз деталь – белые перчатки на руках Костелло, которые он, падая, прикладывает к груди.

Самурай / Le samouraï (1967): кадр из фильма
Знает, на кого положиться

Словом, упомянутые реминисценции всё же не спишешь на желание кинематографиста разыграть доверчивую публику, придав занимательному (и, кстати, пользовавшемуся коммерческим спросом, собрав во Франции аудиторию в 1,9 миллионов человек) произведению многозначительность и претенциозность. В наследии далёкой, пусть и дошедшей до европейцев преимущественно в мифах и обрывках пересказанных текстов, культуры режиссёр-кинодраматург (точнее, соавтор сценария вместе с Жоржем Пеллегреном) нашёл нечто ошеломляюще близкое собственным взглядам той поры. А быть может, и атмосфере общества. Как-никак близился 1968-й год, когда многие западные интеллектуалы (например, Жан-Поль Сартр) обратили взор на Азию в наивных поисках откровений в экзотических учениях: от дзэн-буддизма до маоизма. Вот и «Самурай», невзирая на несомненные влияния культур и Востока, и Нового Света, на поверку воспринимается ближайшим аналогом «Постороннего» – повести Альбера Камю, ставшей одним из художественных манифестов экзистенциализма и, кстати, параллельно экранизированной Лукино Висконти. Причём суровые законы криминального фильма в данном контексте оказались как нельзя к месту. Решение пойти на форменное самоубийство, сознательно сделанный выбор в пользу «пограничной ситуации», – шаг вперёд по сравнению с наполовину безотчётным поступком Мишеля Пуакара2, случайно застрелившего полицейского и тоже гибнущего. Возможно, не станет таким уж глумлением над истиной предположение, что лента глубоко в подтексте отразила те же самые чувства отчаяния и тотальной некоммуникабельности, о которых велась речь в работах Микеланджело Антониони и Федерико Феллини… Вот только «Самурай» предлагает принципиально иной (если угодно, полемичный) подход к затрагиваемой проблематике, покоряя иллюзией по-восточному умиротворённого проникновения в трансцендентное – уловленным в последних кадрах мгновением выхода за резко ограничивающие пределы жестокой и циничной действительности.

.

__________
1 – Почти все, начиная с раннего «Боба – прожигателя жизни» /1955/ и вплоть до «Второго дыхания» /1966/, произведения мастера.
2 – К тому же, Мельвиль, относимый к вдохновителям «новой волны», получил в шедевре Жана-Люка Годара «На последнем дыхании» /1959/ небольшую партию.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Материалы о фильме:
Альен Ив. Ален Делон – преследователь и жертва // Советский экран. – 1990, № 15. – С. 22-23.
Звегинцева Ирина. Ален Делон: кумир на все времена // Видео-Асс PREMIERE. – 1994, № 19. – С. 42-47.

Материалы о фильме (только тексты)

Pages: 1 2 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter