Семь самураев / Shichinin no samurai (1954)

Семь самураев / Shichinin no samurai (1954): постерПолнометражный фильм.

Другие названия: «7 самураев» (вариант написания названия), «Семь самураев» / «Seven Samurai» (международное англоязычное название).

Япония.

Продолжительность 207 минут.

Режиссёр Акира Куросава.

Авторы сценария Акира Куросава, Синобу Хасимото, Хидэо Огуни.

Композитор Фумио Хаясака.

Оператор Асакадзу Накаи.

Жанр: фильм действия, драма

Краткое содержание
Год 1586-й или, если следовать японской традиции летоисчисления, двенадцатый эпохи Адзути-Момояма. Главарь разбойников (Тагаки Синпэй) объявляет членам шайки, что через десять дней, когда будет собран урожай, предстоит нападение на небольшую деревню. Догадавшись о своей участи, обещающей верную погибель, крестьяне следуют совету старейшины Гисаку (Кокутен Кодо) и отправляются в ближайший город, чтобы «найти голодных самураев», готовых за пищу и кров помочь в беде. Удача улыбается им. Первым соглашается Камбэй Симада (Такаси Симура) — мастер фехтования и человек благородных принципов, к которому напрашивается в ученики молодой воин Кацухиро Окатомо (Исао Кимура). Вдвоём они отбирают ещё четверых соратников: Горобэя Катаяму (Ёсио Инаба), Хэихати Хаясиду (Минору Тиаки), Ситиродзи (Дайсуке Като) и Кюдзо (Сэйдзи Миягути). Наконец, к компании присоединяется весельчак и любитель саке (Тосиро Мифунэ), выдающий себя за высокородного самурая Кикутиё. Семерым храбрецам предстоит построить оборонительные укрепления и подготовить крестьян к тяжелейшей схватке с сорока вооружёнными до зубов и беспощадными бандитами.

В ролях: Кэйко Цусима (Сино), Юкико Симадзаки (жена), Каматари Фудзивара (крестьянин Мандзо), Ёсио Косуги (крестьянин Мосукэ), Бокудзен Хидари (крестьянин Ёхэй), Ёсио Цутия (крестьянин Рикити), Кокутэн Кодо (старый Гисаку), Эйдзиро Тоно (вор), Китидзиро Уэда (бандит), Харуо Накадзима (бандит), в эпизоде Тацуя Накадаи (самурай, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 19.04.2014

Авторская оценка 10/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Семь самураев / Shichinin no samurai (1954): кадр из фильма
Самурай-защитник

Возможно, наши киночиновники несколько переоценили зрительский потенциал «Семи самураев», приобретённых для демонстрации в СССР во второй половине 1980-х. К тому времени многие художественные открытия Акиры Куросавы оказались с благодарностью усвоены мировым, в том числе отечественным1, кинематографом, да и чёрно-белой картине с солидным хронометражем было, право, непросто состязаться с воспоминаниями о «Великолепной семёрке» /1960/, снискавшей поистине всенародную любовь. А между тем статус золотой классики, присвоенный ленте чуть ли не сразу после европейской премьеры (в рамках конкурсных показов на Венецианском кинофестивале, одарившем «Серебряным львом»), подтверждается со всей очевидностью, и неисчислимые знаки уважения к мастеру от режиссёров из разных стран не кажутся дежурными любезностями. Сегодня уже принято говорить о перевороте не только в рамках «дзидайгеки» и «кэнгеки», в которые Акира Куросава вдохнул новую жизнь подобно тому, как сорок лет спустя Такэси Китано выступит реформатором «якудза-эйга». На мой взгляд, вполне обоснованной является гипотеза, что именно «Семь самураев» стоят у истоков всего жанра фильма действия в его современном понимании, задав обязательные требования к динамичности развёртывания событий и зрелищности и предложив универсальную, поразительно устойчивую фабульную конструкцию. Можно понять упорство постановщика, не соглашавшегося на компромиссы и сознательно шедшего на перерасход средств, всякий раз убеждая руководство Toho Company, опасавшееся разорения, не сворачивать проект, уже обошедшийся так дорого. Общие производственные затраты в разных источниках оцениваются в сумму от $500 тыс. до $2 млн. (причём параллельно на студии снимался другой блокбастер, «Годзилла» /1954/), но и посещаемость оказалась внушительной – 7 миллионов зрителей. Поражаешься тому, с какой лёгкостью авторам удалось, довольствовавшись ограниченным (в географическом, а главное – в историческом смысле) пространством рядовой деревни, передать на экране эпическое дыхание эпохи. Атаки всадников, лес бамбуковых копий, поединки на мечах, тонны поднятой в воздух пыли, обстрел из луков и аркебуз – и воспаряющий над хаосом брани стратегический гений Камбэя, методично вычёркивающего убитых бандитов. Словно речь идёт не о локальном столкновении, но о грандиозной баталии, когда от героизма нескольких зависит выживание целого народа…

Семь самураев / Shichinin no samurai (1954): кадр из фильма
Самураи и пустота

И всё-таки новаторство «Семи самураев» не ограничивается своей, с позволения сказать, развлекательной стороной. Даже если авторы сознательно не вкладывали прямых аллюзий на современность, лента исчерпывающе отразила смену общественных настроений. Не случайно же постановщик поначалу намеревался снять фильм об одном дне из жизни самурая, которому вечером надлежит совершить ритуальное самоубийство – сэппуку. Но и на итоговый замысел, основанный на услышанном историческом анекдоте и скрупулёзно разработанный при содействии Синобу Хасимото и Хидэо Огуни, не мог не повлиять стремительно нараставший в стране протест против проводившейся под давлением США ремилитаризации. Ведь, как известно, уже в декабре 1954-го (спустя всего полгода после премьеры) подаст в отставку премьер-министр Сигэру Иосида, на смену которому придёт либерал-демократ Итиро Хатояма. Это косвенно объясняет, с какой целью Куросава обратился к одному из самых загадочных и священных образов Японии, её во многом олицетворявшему, подвергнув сомнению основополагающее положение бусидо, ограничивающее смысл жизни любого из сословия воинов служением хозяину – сёгуну. Ирония ситуации в том и заключается, что семь самураев, обладающих незаурядными боевыми навыками, нанимаются к презренным крестьянам, хотя по социальному статусу ближе, уж скорее, к противникам – шайке разбойников, вооружённой до зубов и в значительной степени укомплектованной из ронинов. Однако события обретают отнюдь не сатирическую, но, напротив, лирическую, драматическую и в кульминационный момент – патетическую интонацию. Предрассудки не становятся непреодолимой преградой для любви Кацухиро и Сино, прекрасной дочери крестьянина Мандзо. А забавный, легкомысленный и импульсивный Кикутиё2 (помимо прочего само присвоенное имя составлено из двух… женских имён и означает что-то вроде ‘Тысячелетняя хризантема’), невольно раскрывая происхождение, бросает в лицо сподвижникам обвинение в том, что причиной лжи, невежества, трусости и даже таких недостойных поступков, как убийства раненых ратников с присвоением оружия и доспехов в конечном счёте являются они сами. Ещё больше покоряет проницательность Симады, отважного и готового во имя высокой цели даже принять позор (например, отрезать волосы, чтобы, представившись монахом, спасти ребёнка), который глубокомысленно замечает, наблюдая за жизнерадостными и увлечённо трудящимися крестьянами, что «победили не мы, а они».

Семь самураев / Shichinin no samurai (1954): кадр из фильма
Великолепная семёрка самураев

Искренний и пронзительный вывод был справедливо понят максимально широко – как призыв вознестись над устоявшимися, сдерживающими, отжившими ограничениями национального менталитета, повернуться лицом к гуманистическим идеалам, что отвечало и пафосу (возможно, лейтмотиву) всего творчества выдающегося кинематографиста. Финальное откровение лишь подтверждает, что противопоставление «крестьянин – самурай» несёт и трансцендентный смысл, символизируя собой антиномию «жизнь – смерть», в которой Акира Куросава, опять же во многом вопреки национальным традициям, превозносит первое. Между прочим, эта сторона «Семи самураев» вызывала неподдельное восхищение у Андрея Тарковского, испытавшего влияние мэтра (наиболее явно – в эпизоде набега в «Андрее Рублёве» /1966/, когда жестоко истреблялись уже русские крестьяне3) и включившего фильм в число десяти вершинных произведений киноискусства.

.

__________
1 – От историко-революционной ленты «Шестой» /1983/ до «римейка» «Дикий восток» /1993/, окрещённого Рашидом Нугмановым «последним советским фильмом».
2 – Одна из лучших ролей Тосиро Мифунэ, во многом построенная (вразрез с обычной практикой режиссёра) на импровизациях.
3 – Сравните, например, кадры гибели удерживающего ребёнка в заложниках бандита от меча Камбэя и смерти Фомы от предательской стрелы.

Прим.: рецензия публикуется впервые


 


Материалы о фильме:
Десмонд Норма. По следам семи самураев // Видео-АСС Премьер. – 1996, № 33. – С. 74-75.
«Семь самураев» // Новые фильмы. – 1988, апрель. – С. 15-16.
Симанович Григорий. «Семь самураев» // Спутник кинозрителя. – 1988, № 4. – С. 16-17.
Липков А. Семь самураев Тосиро Мифунэ // Искусство кино. – 1972, № 10. – С. 155-168.

Материалы о фильме (только тексты):

Pages: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter