Сукины дети / Sukiny deti (1991)

Сукины дети / Sukiny deti (1991): постерПолнометражный фильм.

Другие названия: «Сукины дети» / «Sons of Bitches» (международное англоязычное название).

СССР.

Продолжительность 98 минут.

Режиссёр Леонид Филатов.

Авторы сценария Леонид Филатов, Игорь Шевцов.

Композитор Владимир Комаров.

Оператор Павел Лебешев.

Жанр: комедия, драма

Краткое содержание
Юрий Михайлович (Леонид Филатов), присланный министерством культуры, сообщает парторгу Андрею Ивановичу Нанайцеву (Евгений Евстигнеев), что Георгий Петрович Рябинин — худрук театра, находящийся за границей, лишён гражданства СССР за антисоветское интервью британскому журналисту. Лёва Бусыгин (Владимир Ильин), Игорь Гордынский (Александр Абдулов) и Елена Гвоздилова (Нина Шацкая) отказываются подписывать коллективное письмо, выражающее осуждение коллективом своего наставника, и членов труппы собирают, чтобы сообщить об их увольнении. В ответ актёры объявляют голодовку, угрожая, что при попытке применить силу совершат акт самосожжения.

Также в ролях: Лариса Удовиченко (Татьяна, жены Лёвы), Лия Ахеджакова (Элла Эрнестовна, супруга Андрея Ивановича), Татьяна Кравченко (Серафима Михайловна Корзухина), Елена Цыплакова (Лидия Николаевна Федяева), Лариса Полякова (Аллочка), Мария Зубарева (Ниночка), Александр Ильин (Тюрин), Галина Петрова (Тюрина), Сергей Маковецкий (Боря Синюхаев), Владимир Самойлов (Пётр Егорович, директор театра), Людмила Зайцева (Анна Кузьминична из горкома), Станислав Говорухин (Сергей Сергеевич Попов, писатель), Мария Барабанова (мать Лёвы), Татьяна Сидоренко (без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 01.06.2016

Авторская оценка 7/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Сукины дети / Sukiny deti (1991): кадр из фильма
Трагик Лёва

Нетрудно понять причины, по каким постановку Леонида Филатова избрали фильмом-открытием Московского МКФ – наряду с долгожданной и широко разрекламированной музыкально-биографической лентой Оливера Стоуна «Дорз» /1991/, показ которой (в силу не зависящих от организаторов причин) состоялся несколькими днями позже. Дело не только в художественных достоинствах детища дебютанта (к слову, поначалу, в молодости, намеревавшегося стать именно режиссёром, пусть и добившегося серьёзных успехов на лицедейском поприще), раскрывшегося вполне зрелым, состоявшимся мастером, притом что и по тематике, и по характеру действа «Сукины дети» являются именно «актёрским» кинопроизведением. Отборщикам казалось уместным и справедливым, что на главном кинофестивале страны будет показан фильм, реконструирующий обстоятельства (в драматизированном и, с позволения сказать, идеализированном виде) памятного скандала, разразившегося в театре на Таганке после известия о мерах, принятых в отношении его художественного руководителя в 1983-м году. К тому же, съёмки начались уже после того, как Юрию Любимову вернули (23-го мая 1989-го) гражданство СССР, принеся извинения…

Сукины дети / Sukiny deti (1991): кадр из фильма
Герой-любовник Игорь

С точки зрения сторонников «нового» (не путать со здравым) мышления упрекнуть авторов, казалось бы, не в чем. Взбунтовавшиеся – не взбесившиеся, не вспылившие, как ревнивец Лёва, гонявшийся с топором за ловеласом Игорем, а сознательно избравшие крамолу – артисты показаны уважительно, с почтением. Не поддались на провокации свежеиспечённого высокого куратора, отказавшись (с разными формулировками, но твёрдо) подписывать осуждающее коллективное письмо. Выдержали психологический прессинг, гнев трудящихся и угрозу применения силы со стороны крепких парней (надо полагать, из КГБ), предупредивших, что здесь не Польша – и что никто либеральничать не станет. Отважились на крайние меры, вплоть до самосожжения, и честно голодали. Отринули компромиссы, в том числе – озвученный писателем Сергеем Поповым, пользовавшимся у членов труппы непререкаемым авторитетом. Словом, не отступили от задуманного – и действительно одержали верх, хотя и ценой жизни товарища: у Бусыгина не выдержало сердце… Чем не герои грядущей «перестройки»? Чем не знаменосцы гласности и гражданского общества? Вылитые борцы за демократию… в масштабах отдельно взятого культурного учреждения! Чуть ли не духовные последователи матросов и офицеров крейсера «Варяг», которые предпочли пойти к дну, но не сдаться врагу.

Сукины дети / Sukiny deti (1991): кадр из фильма
Интеллигент Боря

И всё-таки картина осталась без наград – отнюдь не по причине каких-то консервативных взглядов членов жюри под председательством Олега Янковского1, в которое входили, в частности, Душан Макавеев и Марта Месарош, известные бескомпромиссными, острокритическими (по отношению и к капиталистическому, и к социалистическому обществу) картинами. И по истечении времени ясно – почему. Леонид Алексеевич был чересчур принципиальным человеком и слишком талантливым художником, чтобы состряпать что-то на злобу дня (точнее, в угоду сложившейся конъюнктуре), утратив всякие представления об объективности и хорошем вкусе. Собственно, и Филимонов из «Забытой мелодии для флейты» /1987/ всё же не производил (в отличие от единомышленников-бюрократов) однозначно негативного впечатления. Юрий Михайлович, возможно, и перегибает палку в надежде преподать зарвавшимся лицедеям (не детям, а сукиным детям, как афористично заметит гражданин Попов) урок, но у него – своя правда, собственные представления о долге, чести и человеческом достоинстве, которого не теряет и в самых пикантных ситуациях. Суть не в том, кто здесь прав: Рябинин, чей выпад в условиях «холодной войны» не мог не вызвать ответную реакцию, его подопечные, продемонстрировавшие сплочённость коллектива, или же представители номенклатуры? Суть – в прецеденте как таковом: кучка экзальтированных шутов с густо загримированными лицами бросает вызов партийным и советским органам и… побеждает. Вот только победа оказывается пирровой: не обходится без людских жертв, а протестантов, вынесших бездыханное тело по завершении голодовки, встречает пустота (полнейшее, абсолютное равнодушие народа) – только воображаемые аплодисменты и возгласы одобрения. А дальше? Дальше – нет, не тишина – обобщение опыта эксцессов и создание технологии расшатывания (и разрушения) государства. Это не преувеличение. Юрий Любимов был в числе тех, кто внёс огромную персональную лепту в печально известный процесс устранения рампы – в стирание грани между театром и жизнью, чреватое серьёзными последствиями. И откровенно «неполиткорректный» эпиграф2 сложно счесть данью уважения к беглому деятелю искусств.

.

__________
1 – «Золотой Георгий», напомним, ушёл Карену Геворкяну за «Пегого пса, бегущего краем моря» /1991/.
2 – «…Довольно для ученика, чтобы он был, как учитель его, и для слуги, чтобы он был, как господин его. Если хозяина дома назвали веельзевулом, не тем ли более домашних его?» От Матфея, 10, 25.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Материалы о фильме:
Богомолов Юрий. Первый день комом? // Искусство кино. – 1991, № 12. – С. 40-43.
Швыдкой М. Театр – тюрьма // Экран. – 1991, № 12. – С. 10-11.

Материалы о фильме (только тексты)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter