Currently browsing tag

Колюш / Coluche


Я слышал несколько версий того, почему Колюш, на тот момент уже получив широкую известность в родной Франции, да и во всём мире, решил баллотироваться на пост Президента Пятой республики. Согласно одному выдвинутому предположению, артиста цинично использовали влиятельные политические силы, прибегнув к нетривиальным методам пропаганды, чтобы, как минимум, повысить явку избирателей и вообще привлечь внимание к непопулярной в массах предвыборной кампании. Другая гипотеза, активно озвучиваемая противниками Колюша, гласит, что всё это – потешный номер, грандиозный розыгрыш наивных сограждан, эпатаж самого низкого пошиба, устроенный комедиантом. А между тем, по оценке престижного «Воскресного журнала», так называемый «Нулевой кандидат» мог смело рассчитывать на 16% голосов!..

Лично у меня сложилось впечатление, что это действительно была художественная акция, вовсе не исключающая непритворности порыва политика-любителя, решившего таким образом выразить протест против ситуации в стране. Особого рода «пародия» на предпочтения граждан ведущей державы Запада, накануне избравших лидером бывшего голливудского актёра Рональда Рейгана, призванная основательно «встряхнуть» расслабившихся, апатичных соотечественников. «Пародия», куда более честная, чем, скажем, игра уже российских имиджмейкеров на популярности Михаила Евдокимова… Между прочим, по ассоциации вспоминается один из самых забавных дивертисментов в «Крылышке или ножке» /1976/, где колюшевский Жерар Дюшмен, появляющийся на арене цирка, раз за разом, обливая очередную жертву кремом для бритья, задавался риторическим вопросом: «Это кто? Президент республики?»

Упомянутая кинокомедия Клода Зиди, пожалуй, заслуженно остаётся самой популярной в фильмографии урождённого Мишеля-Жерара-Жозефа Колюччи, появившегося на свет 28-го октября 1944-го – вскоре после освобождения Парижа от немецкой оккупации, в семье продавщицы цветов Симоны Буйер и художника и декоратора Хонорио Колюччи, приехавшего из Неаполя. Не менее знаменательной, чем описанный выше гэг, видится сама встреча с Луи Де Фюнесом, которого Колюш сравнивал с великим Чарли Чаплином. Ведь дефюнесовский Шарль Дюшмен впервые упоминает о своём непутёвом сыне, возражая шофёру-скептику: «Он очень талантлив». Характеристика относилась, без всяких сомнений, и к личности исполнителя роли Дюшмена-младшего, который в данном образе выразил, пожалуй, квинтэссенцию собственного экранного имиджа.

Подобно тому, как стеснительный и нескладный Жерар, лишь ступая на арену передвижного цирка-шапито для бедных, резко преображается, и Колюш чувствовал себя как рыба в воде в костюме клоуна, запомнившись всей стране в нелепых очках, полосатом сине-белом комбинезоне, ярко-жёлтой футболке и жёлтых же ботинках. Перепробовав несколько профессий и отказавшись от первоначальных планов добиться успеха в качестве певца, он в 1969-м году, по сути, возглавил труппу молодых комедиантов, сплотившихся вокруг «Кафе де ля Гар». Популярность, набранная в кратчайшие сроки, позволила артисту следом пробиться на национальное телевидение, в 1973-м – получив персональное юмористическое шоу «Мои прощания с мюзик-холлом». Колюш быстро стал «своим» для миллионов французов (1), смеша почтенную публику во время ужина и в редкие часы досуга.

Естественно, кинематограф тоже привлекал внимание артиста, хотя поначалу ему предлагали преимущественно эпизодические партии (2). Но первое же заметное экранное достижение Колюша, отмеченное тандемом с Луи, подтвердило: он стал знаменитостью. Вскоре выходит полновесный бенефис – «Не видать вам Эльзаса с Лотарингией!» /1977/, а затем, с небольшими задержками, увидели свет все фирменные работы артиста. Комик был уморителен в обличии «инспектора-разини» Клемана, направленного после учёбы в суматошный Париж и вынужденного в одиночку обезвреживать опасного гангстера Морзини (Жерар Депардье). С не меньшим удовольствием советские зрители лицезрели злоключения незадачливого страхового агента Мишеля Бернадена («Банзай!» /1982/). Сами французы особо ретиво штурмовали кинотеатры, где демонстрировался исторический фарс «Без четверти два до Рождества Христова» /1982/, в котором колюшевский Бен-Гур Марсель оказывался Аминемефетом, наследником египетских фараонов и родным братом Клеопатры, попадавшим в переплёт в канун «незначительного» события – появления на свет младенца Иисуса. Сюда же примыкает политическая кинокомедия «Месть пернатого змея» /1984/, где добропорядочный Лулу Дюпен вовлекается в деятельность террористов – разумеется, из-за «роковой женщины».

Впрочем, Колюш явно почувствовал, что начинает повторяться, изображая застенчивых недотёп, которым тем не менее удаётся поймать за хвост птицу счастья. В «Женщине моего друга» /1983/ Бертран Блие предложил ему трагикомическую, пронизанную нотками абсурда роль Микки, «делящего» Вивиан (Изабель Юппер) с закадычным приятелем Паскалем (Тьерри Лермитт). В образе «славного короля Дагобера» Колюш предстал развратным монархом-гедонистом, не отказывающим себе в радостях жизни даже в затруднительном положении, оставшись без свиты. Без его (пусть краткого) участия оказался бы не полным и панегирик неунывающим «королям гэга»! Но подлинным актёрским триумфом для Колюша стала неожиданная драматическая роль бывшего полицейского Ламбера, давно махнувшего на свою жизнь рукой, работающего на бензозаправочной станции и потребляющего несметное количество спиртного, который обретает смысл существования, сдружившись с бедовым подростком-арабом – и мстящим наркоторговцам, убившим парня. «Чао, паяц» /1983/ – звучит символично, не правда ли?.. Премия «Сезар» стала достойным свидетельством признания коллег.

Увы, заглавие упомянутой криминальной драмы Клода Берри оказалось пророческим и в другом смысле. Не меньше, чем юмор, Колюш обожал скоростную езду, особенно на мотоциклах – и даже установил мировой рекорд, занесённый в книгу Гиннеса, разогнавшись на любимой «Ямахе» до 252,087 км/час. Спустя год с небольшим он погиб в дорожной аварии… Но неунывающие герои Колюша, успевшего побыть в почётной должности «комика №1» французского экрана, продолжают жить и дарить людям смех и радость.

__________
1 – Подобно «звёздам» Saturday Night Live в США, членам труппы «Монти Пайтон» в Великобритании или популярным нашим юмористам, начиная с Аркадия Райкина.
2 – Крестьянин-грубиян в сказке «Ослиная шкура» /1970/, менеджер кафе в ироническом детективе «Пускай… это вальс» /1971/, гость в фарсе «Большой переполох» /1973/, где тон задавал квартет «Шарло».

© Евгений Нефёдов, 01.10.2010

Туалет был заперт изнутри / Les vécés étaient fermés de l’intérieur (1976): постер

Туалет был заперт изнутри / Les vécés étaient fermés de l’intérieur (1976)

Ситуация с запертым изнутри туалетом, где испустил дух человек, ничем не примечательный обыватель, даёт толчок настолько несуразному развитию событий (с заключёнными, душевнобольными, завистливыми безработными и т.д.), что невольно приходишь к выводу: мир незаметно, как-то по-будничному слетел с катушек…

Крылышко или ножка / L’aile ou la cuisse (1976): постер

Крылышко или ножка / L’aile ou la cuisse (1976)

Одно дело – незлобиво подтрунивать над владельцами ресторанов, лебезящими перед дегустаторами в ущерб прочим клиентам. И совсем другое – обрушиться с критикой на капиталистический подход, предполагающий использование достижений индустриализма не просто для расфасовки товаров…

Яндекс.Метрика Сайт в Google+