Танцор диско / Disco Dancer (1982)

Корчагов Юрий. Митхун Чакраборти: счастливчик из Калькутты // Мы. – 1991, № 07. – С. 65-71.

КУМИРЫ И ЗВЕЗДЫ

Митхун ЧАКРАБОРТИ

СЧАСТЛИВЧИК ИЗ КАЛЬКУТТЫ

Фото Игоря ГНЕВАШЕВА

Кинокритик Юрий Корчагов – один из ведущих специалистов по индийскому кино, и неудивительно, что он ближе таком с популярнейшим и в Индии и у нас в стране киноактером Митхуном Чакраборти, эта дружба началось еще в 1977 году, когда Юра Корчагов, молодой еще в ту пору журналист, делал свое первое интервью с ним для «Экрана» и алма-атинского журнала «Новый фильм». С тех пор минуло уже немало лет, но интерес к творчеству замечательного актера постоянно растет.

65

С первого же фильма «Танцор диско», в котором мы увидели его на экране, Митхун Чакраборти покорил сердца советских любителей кино. Эта лента появилась на экранах наших кинотеатров в смутное постбрежневское время, когда у зрителя, особенно молодого, выработалась устойчивая аллергия против нудного производственного кино и телевизионного лицемерия. Да, картина не проповедовала прописных истин, не призывала бороться за перевыполнение плана и повышение производительности труда. Она давала зрителю отдушину, повышала жизненный тонус и настроение. Неудивительно, что звучную музыку в стиле «диско» композитора Балпи Лахири, песни из кинофильма записывали прямо в зале на портативные магнитофоны. Они звучали с гибких пластинок журнала «Кругозор», в радиопередачах, в выносных динамиках приемных пунктов студий звукозаписи. А девочки, любительницы индийского кино, под фонограмму из фильма имитировали танцевальные движения своего кумира.

«Танцор диско» был режиссерским дебютом Баббара Субхаша. до этого работавшего ассистентом режиссера. Субхаш сделал ставку на плодовитого кинокомпозитора Баппи Лахири и начинающего актера М. Чакраборт и. Ему удалось создать новый жанр в индийском кинематографе, который можно назвать индийским мюзиклом. Эксплуатируя достигнутый успех, разбавляя эксцентричные песенно-танцевальные номера сценами драк, Субхаш стал выпускать один за другим стереотипные развлекательные фильмы За «Танцором диско» последовали «Клятва именем отца» (где партнера Митхуна играла актриса – певица Салма Ага), «Танцуй, танцуй», «Жертва во имя любви» и «Коммандос» (с М. Чакраборти и Мандакини в главных ролях) и др.

Принято говорить, что Чакраборти «открыл» режиссер Мринал Сен. Он дебютировал в его фильме «Королевская охота», был признан лучшим актером 1975 г. на национальном кинофестивале, но знаменитостью, кинозвездой его сделал Баббар Субхаш.

Митхуну пришлось преодолеть немало трудностей, прежде чем он, как Радж Капур или Амитабх Баччан, стал живой легендой индийского кино. Он выучил хинди (его родной язык бенгали). Осваивая амплуа танцора-драчуна, он занимался дзю-до и каратэ, научился танцевать самые модные западные танцы. В 80-х годах индийские кинокритики будут с тревогой писать об эскалации насилия на экране. Трудно что-либо изменить в мире коммерческого кинобизнеса, где продюсер навязывает режиссеру свою волю, а зрителям импонирует герой-супермен, расправляющийся с дюжиной злодеев сразу на месте преступления, который само лично вершит суд и закон, не обращаясь ни в полицию, ни к прокурору, ни в судебные органы. Taков правила кинематографической игры, заставляю-

66

щие зрителя если не в жизни, то хотя бы на экране поверить в непременное торжество добра над злом, или, как сейчас говорят, в социальную справедливость. Конечно, не дело, когда положительный киногерой (это одинаковым образом относится и к «сердитому малому» Баччану, и к «бедному Баччану», как индийские кинокритики называют М. Чакраборти) зачастую выглядит более жестоким садистом, чем злодей.

Митхун Чакраборти родился в Калькутте. В этом городе прошили его юные годы После окончания средней школы Митхун не мог найти работу. Это отсутствие какой-либо перспективы на будущее, острое ощущение социального беззакония, бесправия и неравенства, пожалуй, и привлекало юношу и его друзей в ряды левоэкстремистского движения наксалитов, решивших встать на путь вооруженного захвата власти.

Наксалиты выдвинули лозунги «народной войны», «вооруженной революции», «национально-освободительной войны». Эти «левые» псевдореволюционные лозунги, как верно заметил один из советских ученых-обществоведов, оказались хорошей приманкой для молодежи, особенно студенчества. которое стало активно участвовать в «боевых» действиях экстремистов – налетах на учреждения, учебные заведения, поджогах обществе много транспорта и т. п.

В этих условиях власти начали репрессии против наксалитов в Западной Бенгалии. Чакраборти повезло больше, чем другим Он не был расстрелян прямо на улице и не угодил в тюрьму. Он убежал из Калькутты еще до того, как движение наксалитов практически прекратило свое существование.

В 1979 г X. А. Аббас по горячим следам снял фильм о наксалитах. «Однажды вечером, – вспоминает режиссер, – когда я работал над сценарием фильма «Наксалиты», ко мне домой пришел высокий, стройный юноша. «Вы, должно быть, слышали обо мне, – сказал он, краснея от смущения. – Меня зовут Митхун Чакраборти. Я снимался у Мринала Сена в «Королевской охоте». Прошу вас, дайте мне какую-нибудь роль в вашей будущей картине. Видите ли, это картина обо мне, о моей калькуттской юности, о ребятах, многих из которых сейчас уже нет в живых».

Чакраборти снялся в роли беспризорного Амар Каля, который нашел себе крышу над головой в кладбищенском склепе на окраине юрода. Амар Калю немногим более 20 лет. Он близко к сердцу принимает чужую боль. Однажды, заступившись на улице за девушку, попадает в полицейский участок, где его приговаривают к штрафу. Амар Каля выручает из беды журналист Аджой Басу. Он приглашает парня на просмотр старого фильма «Дети земли». При виде толпы голодных крестьян, направляющихся в Калькутту, у Амар Каля дрогнуло сердце – он почувствовал, что в этом фильме есть что-то из

67

биографии его родителей, из его собственной биографии. Амар Каль уезжает в родную деревню. Он видит красные флаги на рисовых полях, портреты Мао Цзэдуна и Че Гевары, крестьян, вооруженных винтовками и луками, стрелами и пиками, революционный суд над помещиком, сдающим свои земли в аренду…

Работа над образом Амар Каля помогла Чакраборти понять авантюрный характер экстремистских молодежных выступлений, всю трагедию лидеров наксалитов, скатившихся на путь индивидуального террора, расправы с инакомыслящими.

Впоследствии Чакраборти будет неоднократно заявлять о своей симпатии к Коммунистической партии Индии (марксистской), к одному из ее видных руководителей Джьоти Басу, который долгие годы является главным министром штата Западная Бенгалия. Как известно, леводемократическое правительство Западной Бенгалии провело в штате комплексные аграрные реформы, улучшившие положение беднейших слоев общества.

Однако вернемся к нашему рассказу о Чакраборти. Покинув Калькутту, он перебрался в Бомбей, где у него не было ни родных, ни знакомых. Но Чакраборти везет на добрых людей. На какое-то время его приютил Гаутам Гуха, сын режиссера Дулала Гуха. В его фильме «Два незнакомца» он и появился впервые на экране в эпизодической роли. Еще одну небольшую роль Митхун сыграл в фильме «В твоем цветнике распустились цветы». Опыт работы в самодеятельном школьном театре и первое прикосновение к кинематографу убедили юношу, что он сможет стать профессиональным актером. Однако прежде чем поступить на двухгодичный актерский факультет киноинститута в Пуне, ему пришлось целый год отработать коммивояжером…

Надо сказать, что лишь немногие выпускники киноинститута (Шабана Азми, Джайя Бхадури, Шакти Капур, Ранджита) нашли свое место в кинематографе. Среди этих счастливчиков оказался и Чакраборти. На него обратил внимание калькуттский режиссер Мринал Сен. Подыскивая актеров на главные роли в своем этнографическом фильме «Королевская охота», он вспомнил выразительное лицо Митхуна и отправил телеграмму оператору К. К. Махаджану с просьбой найти «высокого смуглого молодого бенгальца, имя которого начинается с буквы «М». Начинающий актер весьма серьезно готовился к своей первой большой роли. Прежде чем сыграть Гхинуа, простодушного парня – охотника из племени санталов, он даже неко-

68

торое время прожил среди представителей этого племени, ходил вместе с ними на охоту, участвовал в традиционных праздниках.

В 1976 году на всеиндийском кинофестивале «Королевская охота» была удостоена высшего приза, а Чакраборти признан лучшим актером года. Однако ни диплом об окончании солидного института, ни престижное признание на национальном, а затем и на международном кинофестивале («Королевская охота» была включена в конкурсную программу X Московского кинофестиваля, и Чакраборти в 1977 году приезжал в Москву в составе индийской делегации; впоследствии картина показывалась также в различных странах: мира) отнюдь не гарантировали актеру постоянной занятости на съемочных площадках.

Бомбейских режиссеров, «делающих погоду» в индийском киномире, Чакраборти не устраивал по многим причинам: они как правило, привыкли иметь дело либо со знающими себе цену кинозвездами, завоевавшими репутацию у массового зрителя, либо с подающими надежды непрофессиональными новичками. Митхун не был ни тем, ни другим. Сказалось и то, что Чакраборти начинал свою актерскую карьеру у всемирно известного режиссера, создающего фильмы реалистической направленности, не скрывающего своего неприязненного отношения к «песенно-танцевальным киноутопиям». Неожиданный актерский триумф студента киноинститута вызвал у некоторых чувство зависти и недоброжелательности к этому «смуглокожему дикарю-санталу». Не надо забывать и того, что Митхун – уроженец Калькутты, бенгалец по национальности – тогда с акцентом говорил на хинди и весьма неуверенно чувствовал себя в окружении таких популярных в те годы актеров, как Амитабх Баччан или Зинат Аман. К тему же многие актрисы просто отказывались вместе с ним сниматься в кино.

Таким образом, Чакраборту с первых шагов в коммерческом кинематографе предстояло выдержать экзамен на профессиональную пригодность. Дело доходило до курьеза. Был период, когда лауреат национального кинофестиваля, лучший актер года снимался под псевдонимом Рана Рез в танцевальном эпизоде, соглашался на любую эпизодическую роль, дабы не утратить актерского мастерства, не испытывать мучительного состояния безнадежного простоя.

В конце концов деятели коммерческого кино заметили одаренного актера, фанатически преданного кинематографу. Имя Чакраборти все чаще начало появляться в титрах сентиментальных мелодрам и приключенческих боевиков. Со временем Митхун нашел свою манеру актерской игры. Он мог заставить зрителя плакать, смеяться и танцевать одновременно.

Все же «Танцора диско» (1982) а его послужном списке, пожалуй, нет ни одной картины, которая бы запомнилась массо-

70

вому зрителю. «Танцор диско» принес Чакраборти сенсационную популярность. За ним сразу же закрепилось амплуа лихого плясуна, которое он с небольшими вариациями и продолжает эксплуатировать в большинстве своих работ. За прошедшее десятилетие он стал первоклассным танцором, создал свой стиль эстрадного танца – индийский вариант диско, который впоследствии освоили Амитабх Баччан, Джитендра, Риши Капур, Говинда и другие актеры.

Но ведь художественный фильм – это не эстрадный концерт, состоящий из конферанса и калейдоскопа песенно-танцевальных номеров, не карнавальное представление, а актерское мастерство – не работа ногами. Это и личное обаяние актера (в этом плане Митхуну сейчас, пожалуй, нет равных среди бомбейских актеров его поколения). У него очаровательная улыбка невинного младенца, удивительная мимика лица, пластика тела.

В личном общении Чакраборти абсолютно лишен гонора и высокомерия «звезды», настроен доброжелательно по отношению к своим поклонникам (мне кажется. что в Советском Союзе у него поклонниц намного больше, чем в Индии) и даже к кинокритикам, которые нередко подпускают справедливые шпильки в его адрес. Во всяком случае, такое впечатление он произвел на меня в июне 1990 года в Ташкенте на съемках совместного советско-индийского фильма «По закону джунглей» (режиссеры Латиф… Файзиев и Умеш Мехра, в индийском варианте у фильма другое название – «Охотник»), В столицу Узбекистана Чакраборти приехал со всей семьей: с женой, бывшей киноактрисой Йогитой Бали (фильм «Незнакомка» с ее участием был у нас в прокате в конце 70-х годов) и двумя сыновьями. Здесь же в одном из ташкентских ресторанов Митхун и отметил юбилейную дату – свое сорокалетие.

В фильме «По закону джунглей» Чакраборти занят в довольно экзотической, с точки зрения советского, да, пожалуй, и индийского зрителя, роли – он играет простого деревенского парня, погонщика слона. Аналогичную роль «своего парня из деревни» – охотника на диких зверей – актер уже исполнял в фильме Мринала Сена «Королевская охота». Кстати. М. Сен намерен продолжить свое сотрудничество с Митхуном (об этом он мне говорил в Калькутте в апреле 1990 года). Режиссер собирается снять своего рода продолжение «Королевской охоты» – фильм «Игра на барабане».

Митхун Чакраборти – несомненно, талантливый актер. И если он сумеет преодолеть соблазны конъюнктурного, бездумно-развлекательного кинематографа (а ему это под силу, в чем можно убедиться, наблюдая, в частности, за его психологически убедительной игрой в фильме «Зеркало»), то этот божий дар не будет растрачен впустую.

Юрий КОРЧАГОВ

71

Pages: 1 2 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+