Торпедоносцы / Torpedonostsy (1983)

Торпедоносцы / Torpedonostsy (1983): постер

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Торпедоносцы» / «Torpedo Bombers» (международное англоязычное название).

СССР.

Продолжительность 96 минут.

Режиссёр Семён Аранович.

Автор сценария Светлана Кармалита по рассказам Юрия Германа.

Композитор Александр Кнайфель.

Оператор Владимир Ильин.

Жанр: драма, военный фильм

Краткое содержание
Старший лейтенант Александр Белобров (Родион Нахапетов) возвращается, восстановившись после ранения и контузии, из госпиталя в родной авиационный полк, входящий в состав Краснознамённого Северного флота. Александр узнаёт, что любимая Настя (Надежда Лукашевич) вышла замуж за другого — но её супруг, по трагическому стечению обстоятельств, погибает на очередном боевом вылете, как и муж Саши (Вера Глаголева). Белобров становится командиром самолёта-торпедоносца, продолжая нести службу вместе со старыми товарищами: инженером капитаном Гавриловым (Андрей Болтнев), накануне узнавшим, что в детдоме нашёлся его сынишка Игорёк (Митя Михайлов), и стрелком-радистом сержантом Черепцом (Алексей Жарков).

Также в ролях: Станислав Садальский (старший лейтенант Дмитриенко), Татьяна Кравченко (Маруся-повариха), Александр Сирин (майор Плотников), Юрий Кузнецов (подполковник Фоменко), Юрий Дуванов (Веселаго), Всеволод Шиловский (старшина Артюхов), Александр Филиппенко (генерал авиации), Владимир Баранов (Сёмушкин), Евгений Артемьев (бортстрелок экипажа Плотникова), Сергей Бехтерев (подполковник Курочкин), Эдуард Володарский (гвардии капитан), Елизавета Никищихина (мама Шуры).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 25.12.2016

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Торпедоносцы / Torpedonostsy (1983): кадр из фильма
На взлёт!

Хотя принято говорить о «ленинградской школе», называть «учеником» Алексея Германа – Семёна Арановича, который даже старше своего «учителя» на четыре года, поскольку родился в 1934-м, конечно, неверно. По-моему, Аранович – художник, всегда остававшийся независимым в своих эстетических и философских взглядах, которые на определённом этапе (в первой половине 1980-х) оказались близки позиции постановщика «Проверки на дорогах» /1971/ и «Двадцати дней без войны» /1977/. Правда, в большей степени «Торпедоносцы» перекликаются с «Моим другом Иваном Лапшиным» /1985/ – и не только из-за обращения к прозе того же Юрия Германа, а также благодаря участию актёров Алексея Жаркова и Андрея Болтнева (и, естественно, съёмкам в соседних павильонах «Ленфильма»). Вместе с оператором Владимиром Ильиным Аранович схоже приглушает цвета, стилизует изображение под старые, пожухшие от времени фотографии, периодически – прибегая к полноценным чёрно-белым кадрам. А сценарий Светланы Кармалиты позволил не менее скрупулёзно (от деталей быта до технических подробностей, хорошо знакомых выпускнику Военно-морского авиационного миноторпедного училища) и впечатляюще воспроизвести атмосферу канувшей в Лету эпохи. Причём Семён Аранович идёт гораздо дальше Германа в сближении документальной и игровой эстетик, не ограничиваясь лишь имитацией хроники, а вплетая (разумеется, не без влияния Романа Кармена, чью мастерскую закончил) отнюдь не «постановочные» кадры в ткань повествования. Возникает удивительное ощущение: вымышленные герои оказываются вписанными в Историю, воспринимаются столь же подлинными, как лётчики Краснознамённого Северного флота, с посвящения которым начинается картина – и чьи фотографии мы долго, внимательно, с навёртывающимися на глаза слезами и невыразимым чувством благодарности рассматриваем в заключительных кадрах.

Торпедоносцы / Torpedonostsy (1983): кадр из фильма
Смотр личного состава

Наверное, благополучную судьбу фильма1 можно объяснить тем, что Семён Аранович, в отличие от Германа, не избегает героического пафоса. Но его героика не имеет ничего общего с высокопарностью, ибо рассказ – не о подвигах, а принципиально о службе, службе изматывающе трудной и смертельно опасной. Хотя в центр повествования не случайно помещены прозаические повседневные сцены: от трогательно-насмешливых (допустим, с попытками застенчивого Черепца выказать свои чувства Марусе) до трагических, участником каких приходится стать только что вернувшемуся из госпиталя Белоброву. Именно в бесчисленных «мелочах жизни», как раз «растворённых» в данных эпизодах, содержатся, по мысли постановщика, те высшие ценности, за которые лётчики-торпедоносцы, не колеблясь и не раздумывая, шли в бой – и нередко решались на крайние меры; решались осознанно, а не в состоянии транса, практиковавшегося японскими камикадзе. Невзирая на неотступную близость смерти, люди Жили, сохраняли человеческое достоинство и, не оскорбляя светлой памяти о погибших товарищах, радовались каждому мгновению – вспомним лирическую песню о коробке, где, «например, манто Вам и стихи поэта Лермонтóва», бодро напеваемую под гитару. «Будем карать гадов. Всех на дно! Всех на дно!» – но этим воззванием Белобров, выходящий на цель под шквальным огнём, лишь старается заглушить дикую боль в сердце, мгновением раньше поняв, что убили Сашу, её ребёнка и пожилую мать…

Торпедоносцы / Torpedonostsy (1983): кадр из фильма
Капитан Гаврилов на связи

Между прочим, в иронических сценах с участием цирка лилипутов, условность которых подчёркнута небольшой деформацией визуальных образов, но которые также оборачиваются трагедией2, судя по всему, заложена отсылка к «Жестяному барабану» /1979/ Фолькера Шлёндорфа, вслед за писателем Гюнтером Грассом представлявшего войну в искажённо-издевательском свете, вскрывавшего абсурдность милитаристского периода в истории Германии. Отсылка, спровоцированная желанием вызвать немецкого коллегу на творческий спор, подчеркнуть несопоставимость представлений о том времени противостоявших сторон, хотя Белобров и бросает Гаврилову, что немецкий ас со сбитого «Мессершмитта» «не старше нас». Новаторство советских кинематографистов – в глубине осмысления экзистенциальных проблем, которого удалось достичь в «Торпедоносцах», выводя земные, именно бытовые понятия и явления в бытийную плоскость. Причём выводя – преимущественно оригинальными художественными средствами, заметно отличающимися от использовавшихся ранее, в том числе такими мастерами, как Михаил Калатозов и Андрей Тарковский.

.

__________
1 – Тираж в 833 копии позволил собрать в кинопрокате неплохую для сложного произведения аудиторию в 11,5 миллионов человек; картина получила приз на ВКФ, а в 1986-м постановщик «Торпедоносцев» стал лауреатом Государственной премии СССР.
2 – Артисты погибнут в результате бессмысленного в своей жестокости затопления нацистами нашего транспортного судна.

Прим.: рецензия впервые опубликована на сайте World Art



Материалы о фильме:
Игнатьева Нина. Смертью смерть поправ… // Искусство кино. – 1984, № 3. – С. 6-15.
Семён Аранович: «Поиск достоверности» // Советский экран. – 1985, № 13. – С. 18-19.

Материалы о фильме (только тексты)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter