Три шага в бреду / Histoires extraordinaires / Tre passi nel delirio (1968)

Три шага в бреду / Histoires extraordinaires / Tre passi nel delirio (1968): постерПолнометражный фильм.

Другие названия: «Необыкновенные истории» / «Extraordinary Stories» (перевод французского названия), «Три необыкновенные истории Эдгара По» / «Trois histoires extraordinaires d’Edgar Poe» (Франция); «Духи мёртвых» / «Spirits of the Dead», «Истории тайны» / «Tales of Mystery», «Истории тайны и воображения» / «Tales of Mystery and Imagination», «Силы зла» / «Powers of Evil» (международные англоязычные названия).

Франция, Италия.

Продолжительность 121 минута.

Режиссёры Роже Вадим (сегмент «Метценгерштейн»), Луи Маль (сегмент «Вильям Вильсон»), Федерико Феллини (сегмент «Тоби Даммит»).

Авторы сценария Роже Вадим, Паскаль Кузен (сегмент «Метценгерштейн»), Луи Маль, Клеман Биддл Вуд (сегмент «Вильям Вильсон»), Федерико Феллини, Бернардино Дзаппони (сегмент «Тоби Даммит») по рассказам Эдгара Аллана По, автор диалогов Даниэль Буланже (сегменты «Метценгерштейн» и «Вильям Вильсон»).

Композиторы Жан Продромиде (сегмент «Метценгерштейн»), Диего Массон (сегмент «Вильям Вильсон»), Нино Рота (сегмент «Тоби Даммит»).

Операторы Клод Ренуар (сегмент «Метценгерштейн»), Тонино Делли Колли (сегмент «Вильям Вильсон»), Джузеппе Ротунно (сегмент «Тоби Даммит»).

Жанр: фильм ужасов, детектив

Краткое содержание
Фильм состоит из трёх частей — экранизаций рассказов Эдгара Аллана По «Метценгерштейн», «Вильям Вильсон» и «Никогда на закладывай чёрту свою голову». В первой графиня Фредерик Метценгерштейн (Джейн Фонда), ведущая праздный и распутный образ жизни, воспылав высоким чувством к кузену из рода Берлифитцингов (Питер Фонда), становится невольной виновницей смерти возлюбленного. Во второй офицер Вильям Вильсон (Ален Делон), славящийся необузданным нравом и скандальным поведением, исповедуется в грехе убийства… Вильяма Вильсона (Ален Делон) — собственного двойника, преследовавшего его всю жизнь. Наконец, в заключительной — речь идёт об английском актёре Тоби Даммите (Теренс Стэмп), приехавшем в Италию для съёмок в католическом вестерне и преследуемом самим дьяволом в обличии невинной девочки (Марина Яру).

Также в ролях: Джеймс Робертсон Джастис (советник графини), Франсуа Прево (друг графини), Мари-Анж Аньес (куртизанка), все – сегмент «Метценгерштейн»; Бриджит Бардо (Джузеппина), Катя Кристин (девочка), Марко Стефанелли (Вильсон в детстве), Даниэль Варгас (профессор), все – сегмент «Вильям Вильсон»; Сальво Рандоне (священник), Анн Тоньетти (телекомментатор), Полидор (старый актёр, без указания в титрах), Милена Вукотич (интервьюер, без указания в титрах) все – сегмент «Тоби Даммит»; Винсент Прайс (озв., рассказчик-повествователь в версии, дублированной на английский язык, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 16.05.2016

Авторская оценка 7/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Три шага в бреду / Histoires extraordinaires / Tre passi nel delirio (1968): кадр из фильма
Ставка — жизнь

Исходный замысел был ещё более амбициозным: предполагалось, что постановку сегментов осуществят Орсон Уэллс (как сообщила пресса в июне 1967-го года, мэтр присмотрел сразу два произведения – «Маску Красной смерти» и «Бочонок амонтильядо»), Луис Бунюэль и Федерико Феллини. Но и в том виде, в каком «Необыкновенные истории»1 увидели свет, киноальманах стал достойной альтернативой американо-британской традиции кинематографического прочтения наследия писателя. По иронии судьбы, роль таинственного аристократа-философа, отвергшего любовь властной кузины, исполнил Питер Фонда (приглашение родного брата Джейн придало сюжету дополнительную пикантность), много снимавшийся у Роджера Кормана, а права на прокат ленты в США и Канаде приобрёл не кто иной, как Сэмюэл З. Аркофф. Причём его предложение не вызвало прилива энтузиазма у продюсеров, поскольку самонадеянный заокеанский делец (разумеется, не преминувший привлечь Винсента Прайса), предложив $200 тыс., настаивал на праве вырезать одну из сцен заключительной части – из творения великого маэстро! Впрочем, киноальманах не произвёл сенсации ни в Италии, где кассовые сборы составили ITL 426,8 млн., ни во Франции, собрав там аудиторию в 946 тысяч зрителей.

Три шага в бреду / Histoires extraordinaires / Tre passi nel delirio (1968): кадр из фильма
Идол на телевидении

Больше всего не повезло, пожалуй, Роже Вадиму. Стилизаторские ухищрения режиссёра заслуживают похвал и за скрупулёзность, и за стремление бережно передать дух первоисточника, сообщив мистическим мотивам морально-этическую подоплёку, подчеркнув неотвратимость расплаты за содеянное злодеяние. Да и эротика с тонким декадентским привкусом казалась тогда весьма уместной… Однако всё это изрядно блекнет на фоне изощрённого мастерства, продемонстрированного авторами последующих сегментов. Луи Маль и Клеман Биддл Вуд оставляют нас теряться в догадках, кем был двойник-тёзка, преследовавший Вильяма Вильсона с раннего детства (соответствующие страницы написаны Эдгаром под влиянием воспоминаний об учёбе в школе преподобного Джона Брэнсби) – возникавший всякий раз, когда тот заходил слишком далеко. Речь идёт о посланнике добра, появляющемся, когда приверженец зла творит вопиющую несправедливость под негласное одобрение общества? Или же о двойственности самой человеческой природы, в которой борются два начала, божественное и дьявольское, и которое в отдельных случаях оборачивается раздвоением личности? Закончив исповедаться, Вильсон в отчаянии изрыгает проклятья, видя, что священник не поверил изложенной истории, списав необъяснимые факты на расшалившееся воображение. Развязка с самоубийством изгнанного с позором офицера, принципиально не даёт ответа на мучавший вопрос, но… неопределённость угнетает ещё сильнее, чем мысль о неотвратимости наказания.

Три шага в бреду / Histoires extraordinaires / Tre passi nel delirio (1968): кадр из фильма
Смерть желает поиграть

Ещё обстоятельнее подошёл к экранизации синьор Феллини, хотя сама смена названия свидетельствует о нежелании кинематографиста следовать тексту литературного первоисточника досконально. Перенеся действие в сегодняшнюю Италию, постановщик не скрывал намерения, лишь оттолкнувшись от идеи По, вернуться в привычную атмосферу – по сути, в знакомую изнутри профессиональную среду. В такого, как Тоби Даммит, заманенный на съёмки католического вестерна (Иисус Христос на Диком Западе – до такого мог додуматься только Федерико!) новеньким автомобилем Ferrari и дошедший до такой фрустрации, что принимается каяться под светом юпитеров, перед телекамерами, мог бы превратиться и Гвидо Ансельми… Это – крайняя степень деградации творческой личности, спасения от которой не принесёт и безрассудная езда наперегонки со смертью по тёмным улочкам Рима, вдруг превратившегося в лабиринт без выхода. В малой форме, не чураясь гротеска и элементов сатиры, маэстро сумел нарисовать столь же всеобъёмлющий, по-своему исчерпывающий портрет современного общества (общества телешоу как заключительной стадии развития – точнее, упадка – общества спектакля), как и в знаменитых кинофресках. Если угодно, Тоби, чью душу облюбовал дьявол, избравший обличие невинной девочки, играющей с мячом, – лишь первая ласточка, предвестник наступления времён всеобщего угасания и гибели целой цивилизации, чему будет посвящён совсем безотрадный «Сатирикон» /1969/.

.

__________
1 – Здесь важно вспомнить, что именно под таким заголовком в 1852-м году вышел сборник рассказов По, переведённый на французский язык Шарлем Бодлером.

Прим.: рецензия публикуется впервые



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter