Военно-полевой госпиталь / MASH (1970)

Военно-полевой госпиталь / MASH (1970): постер

Полнометражный фильм («Золотая пальмовая ветвь» Каннского МКФ и «Золотой глобус», номинация на «Оскар»).

Другие названия: «МЭШ» / «Передвижной армейский хирургический госпиталь» / «Военно-полевой хирургический госпиталь» (варианты перевода названия), «М*Э*Ш» / «M*A*S*H», «М.Э.Ш.» / «M.A.S.H.» (варианты написания названия).

США.

Продолжительность 116 минут (версия с рейтингом PG – 112 минут).

Режиссёр Роберт Олтмен (номинации на «Оскар» и «Золотой глобус»).

Автор сценария Ринг Ланднер-мл. (премия «Оскар» и номинация на «Золотой глобус») по роману Ричарда Хукера.

Композитор Джонни Мэндел (номинация на «Грэмми»).

Оператор Хэролд Э. Стайн.

Также на премию «Оскар» номинировался Дэнфорд Б. Грин (монтаж).

Жанр: комедия, драма, военный фильм

Краткое содержание
Приятели «Хоукай» Пирс (Дональд Сазерленд, номинация на «Золотой глобус»), «Траппер» Джон МакИнтайр (Эллиотт Гулд, номинация на «Золотой глобус») и «Дюк» Форрест (Том Скерритт), капитаны медицинской службы, трудятся во время войны в Корее в MASH — военно-полевом хирургическом госпитале № 4077. Не то чтобы их жизнь скучна и однообразна: сложнейшие операции проводятся почти беспрерывно. Но отупляюще размеренный порядок армейских будней сведёт с ума любого. Или сделает философом…

Также в ролях: Салли Келлерман (майор Маргарет «Горячие губки» О’Хулихэн, номинации на «Оскар» и «Золотой глобус»), Роберт Дюваль (майор Фрэнк Блейк), Роджер Боуэн (подполковник Генри Блейк), Рене Обержонуа (святой отец Джон Малкэхи), Дэвид Аркин (майор-сержант Воллмер), Джо Энн Пфлуг (лейтенант «Диш»), Фред Уильямсон (доктор Оливер «Сперчакер» Джонс), Майкл Мерфи («Ме Лай» Марстон), Индус Артур (лейтенант Лесли), Кен Примус (рядовой первого класса Сайдман), Бад Корт (рядовой Бун), Стивен Олтмен (пятилетний сын «Дюка», без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 09.12.2017

Авторская оценка 10/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Военно-полевой госпиталь / MASH (1970): кадр из фильма
Со снабжением полный порядок

Не всё, конечно, но многое скажет о фильме тот факт, что его демонстрация была запрещена (специальным постановлением Верховного суда) в кинотеатрах, принадлежащих американской армии. Командование тогда, по иронии судьбы, отдало предпочтение «Паттону» /1970/, тоже выпущенному кинокомпанией 20th Century Fox и также причисленному к «чёрным комедиям», но всё-таки не столь оголтело насаждавшему пацифистские взгляды. Не удивительно, что именно «Военно-полевой госпиталь», которым заявил о себе доселе малоизвестный Роберт Олтмен, остался самым удачным примером самобытного поджанра, оформившегося (и, по сути, достигшего расцвета) в английском и американском кинематографе тех лет. Чертовски дерзким стало само обращение не к реалиям Второй мировой войны, в которой принимал участие будущий режиссёр (нёс службу в рядах ВВС), а к автобиографической книге Ричарда Хукера1. К роману, рождавшемуся на протяжении одиннадцати лет и изданному только в 1968-м году – но сразу привлёкшему внимание Ринга Ларднера-мл., полтора десятилетия работавшего в Голливуде полулегально из-за пребывания в пресловутом «чёрном списке». Однако даже нонконформистски настроенный кинодраматург, невзирая на полученный «Оскар», справедливо признал, что почти ничего из его сценария в фильм не попало. Именно Олтмен взял на себя мужество максимально абстрагироваться от особенностей конкретной кампании, сконцентрировавшись на самых общих, как бы универсальных аспектах хорошо знакомого вопроса необходимости «защиты демократии» вооружёнными силами США (и иных западных стран) в дальних частях света. Причём сила обобщения оказалась настолько впечатляющей, что и добавленные по настоянию студийного руководства ссылки на Корею (в виде цитат из патетических речей генерала Дугласа МакАртура и Президента Дуайта Дэвида Эйзенхауэра) ничуть не ослабили прозрачных намёков на Вьетнам. Мало кто  евался в том, что выведенные в картине типы (и типажи), попросту не существовали полтора-два десятилетия тому назад и что являются порождением времени бурных социальных протестов. Дело не в формальной принадлежности приятелей к «детям цветов». Да, друзья не выступают против высокой политики открыто и не саботируют порученное дело (что недопустимо для хирургов, давших священную клятву Гиппократа) – но достаточно посмотреть, с каким вкусом и изобретательностью они «хиппуют» всей душой, мимоходом угоняя штабной джип, играя в гольф на вертолётной площадке, перекидываясь на деньги в карты, подстраивая мелкие каверзы и т.д. А как же линия с амурными похождениями, в частности, с перерождением О’Хулихэн из строгой и надменной старшей медсестры в «Горячие губки», само воплощение «сексуальной революции» на земле Индокитая? Том Скерритт, Эллиотт Гулд и прежде всего Дональд Сазерленд великолепны в образах агрессивных в своей флегматичности бунтарей, непредумышленно ставших выразителями чаяний мятежного поколения.

Военно-полевой госпиталь / MASH (1970): кадр из фильма
Да, интересно

Правда, ретроспективно очевидно, что смелость в освещении злободневной тематики всё же не произвела бы столь мощного эффекта без сопутствующих революционных новаций в области формы. Пожалуй, именно у Олтмена, отказавшегося от классической драматургической схемы, достигла апогея тенденция «фильма без интриги» (ёмкий термин советского киноведа Виктора Дёмина). Не иначе, как насмешкой воспринимается, допустим, помещение на место кульминации откровенно проходного эпизода игры в американский футбол, организованного якобы для поднятия боевого духа, а на самом деле – ради ставок. Да и вообще закрадывается подозрение, что ещё чуть-чуть – и повествование окончательно распадётся на самостоятельные интермедии, на импровизированные зарисовки о том, как новички избавились от непомерно набожного майора Бёрнса или слетали в Токио, сумев спасти пациента, посетив публичный дом и осадив местного бюрократа. Однако постановщик намеренно не переходит незримую грань, не теряет нить безостановочного течения жизни. Фоновые шумы, частое прерывание персонажей на полуслове, накладываемые друг на друга («перекрёстные») диалоги, непрестанно звучащие из громкоговорителей официальные объявления и популярные песенки, исполненные на японском языке, наконец, раз за разом возникающие кадры хирургических операций, показанных без ложного стеснения… Всё это служит связующим звеном, не позволяет частностям заслонить целое, развеять или хотя бы ослабить пафос всего произведения. Как следствие, «высокое», включающее в себя не только пропагандистскую мишуру, но и базовые аспекты человеческого существования, волей-неволей остающиеся в центре внимания военврачей, усердно переMASHшивается с «низким». ПереMASHшивается (слово «mash» в переводе с английского – именно ‘мешанина’) с грязью, с пошленьким бытом, с всеобщей тупостью и абсурдностью заведённых порядков. Основательно разъедается мораль, и герои «превращаются в добродушных скотов», как резко, но в общем-то верно заметил кинокритик Ромил Соболев. И ладно бы речь шла лишь о традиционных (религиозных) ценностях, развенчание которых выражено хотя бы в ёрнической реконструкции – по примеру Луиса Бунюэля – «Тайной вечери» Леонардо Да Винчи, организованной товарищами во имя спасения впавшего в депрессию дантиста и завершающейся назидательным исполнением песни2 «Самоубийство безболезеннно». Роберт Олтмен поделился секретом3 о том, что пациентом, для которого Радар раздобыл кровь редкой группы с отрицательным резусом и труп которого увозят, пока хирурги, радующиеся победе в футбольном матче, поглощены покером в предвкушении демобилизации, является… Хо-Чжон. Тот самый подросток-кореец, что не сумел, невзирая на старания поддавшихся гуманистическому порыву медиков, получить освобождение от службы. Вот, собственно, и вся помощь далёкой азиатской стране со стороны сверхдержавы…

Военно-полевой госпиталь / MASH (1970): кадр из фильма
Весёлая поездка

Новаторство Олтмена оценили не только интеллектуалы и кинематографисты-профессионалы, например, жюри Каннского МКФ, вручившее «Золотую пальмовую ветвь». Фильм пользовался колоссальным спросом у широкой публики, принеся (при бюджете в $3,5 млн.) $36,72 млн. прокатной платы, значительно превзойдя и упомянутую выше картину Франклина Дж. Шеффнера, и другую с нетерпением ожидавшуюся «чёрную комедию» – «Уловку-22» /1970/ Майка Николса. Причём последовавшие попытки подражания найденной стилистике (вплоть до её откровенного тиражирования в прямых и косвенных телевизионных продолжениях) нисколько не снизили остроты киноленты, по-прежнему не просто сMASHащей зрителя, но и MASHающей всё новому и новому возвеличиванию «рождённых убивать», как с гордостью писали на касках американские солдаты. «Военно-полевой госпиталь» остаётся едва не лучшим антимилитаристским произведением за всю историю киноискусства, а в карьере режиссёра, который в «Неудачниках» /1983/ уже напрямую обратится к теме мертворождённой, заведомо обречённой вьетнамской войны, –  ещё и единственным безусловным коммерческим триумфом.

.

__________
1 – Двусмысленно звучащий («hooker» на жаргоне означает ‘шлюха’) псевдоним Х. Ричарда Хорнбергера.
2 – Между прочим, её слова написал Майк Олтмен, четырнадцатилетний (!) сын постановщика, за что впоследствии получил авторских отчислений на сумму $2 млн., в то время как гонорар отца составил… $75 тыс.
3 – В сценарии линия была прописана явно, но Робертом – проницательно спрятана в подтексте.

Прим.: рецензия публикуется впервые



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter