Взлётная полоса / La jetée (1962)

Взлётная полоса / La jetée (1962): постерКороткометражный фильм.

Другое название: «Посадочная галерея»

Франция.

Продолжительность 28 минут.

Режиссёр Крис Маркер.

Автор сценария Крис Маркер.

Операторы Жан Шибо, Крис Маркер.

Жанр: драма, мелодрама, научная фантастика

Краткое содержание
Узник (Давос Ханиш, озв. Жан Негрони), отбывающий наказание в мире, пережившем Третью мировую войну, когда остатки уцелевших людей перебрались глубоко под землю, становится участником эксперимента, от которого зависит выживание человечества. Ему предстоит совершать регулярные путешествия во времени, доставляя и из прошлого, и из будущего жизненно необходимые ресурсы…

Также в ролях: Элен Шателен (женщина), Жак Леду (экспериментатор).

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 04.12.2012

Авторская оценка 8/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Взлётная полоса / La jetée (1962): кадр из фильма
Экспериментатор…

Крис Маркер был, разумеется, не единственным кинорежиссёром, завороженным магией фотографии. Достаточно вспомнить вступительные кадры таких разных картин, как «Три» /1965/ и «Мальчики с улицы Пала» /1969/, в которых Александр Петрович и Золтан Фабри заставили неподвижные снимки «ожить» буквально на глазах, обеспечив погружение зрителей в атмосферу отдалённой эпохи. Или долгое, вдумчивое «всматривание» кинокамеры в фотографические слепки с реальности в картинах Андрея Тарковского. Но выдающийся французский документалист в своей первой и, как позже выяснится, последней игровой1 постановке отважился на действительно уникальный эстетический эксперимент, на первый взгляд – противоречащий самой природе кинематографа. Как-никак термин восходит к греческому слову «κινημα», то есть ‘движение’!

Взлётная полоса / La jetée (1962): кадр из фильма
Путешествие во времени

Маркер добивается нужной иллюзии на удивление легко, аккуратно используя каше и накладывая фоновые шумы: зритель сам дорисовывает в воображении недостающие элементы, воспринимая череду статичных образов в динамике. Не менее существенным фактором служит закадровый текст, помогающий, кроме того, решить более сложную (относящуюся, так сказать, к метауровню) задачу – выступающий связующей нитью всего повествования. К слову, в процессе сеанса не возникает сомнений, что избранная режиссёром-сценаристом форма не являлась самоценной – и служила максимально адекватным способом поведать о столь странной судьбе. Автором негласно подразумевается, что миросозерцание современного, не испытавшего ужасов Третьей мировой войны человека априори не может быть тождественно мировосприятию безымянного героя из возможного грядущего. Ограниченный тесным пространством подземелья (хуже того, являющийся узником), не знающий ничего, кроме опустошённых и погруженных в беспросветный мрак пейзажей, индивид саму действительность начинает видеть дискретным зрением! Погружаясь под наблюдением учёных в изменённые состояния сознания2, не в силах мысленно удержать визуальный образ в его непрерывной трансформации – и довольствуется неподвижными кусками. Переломным моментом становится знакомство с прекрасной незнакомкой из прошлого, раз за разом встречаемой путешественником. Фрагмент, когда изображение «пробуждается» (женщина обращает взор прямо в объектив камеры) – и смена кадров ненадолго обретает привычную скорость, кажется чудом, словно удалось преодолеть огромную невидимую пропасть, добившись взаимопонимания сквозь колоссальные временные пласты. Это было лишь мгновенье (пусть и, в опровержение Гёте, не остановившееся, а совсем наоборот) – но из тех немногих, что способны наделить существование подлинно высоким смыслом…

Взлётная полоса / La jetée (1962): кадр из фильма
В прошлое и обратно

Обратившись к распространённому во второй половине XX века жанру антиутопии, Крис Маркер не стал делать упор на гнетущих картинах безжизненных пустошей – и даже дал понять, что по прошествии ещё нескольких веков природа восстановится, а техника достигнет впечатляющих высот. Он сосредоточился на внутреннем («прустовском», если иметь в виду параллель с «Улиссом»3) мире человека, силой мысли творящего собственную судьбу – буквально вырывающегося из замкнутого пространства. Между прочим, согласно французско-русскому словарю, авиационным термином «la jetée» принято называть ‘посадочную галерею’ (а не ‘взлётную полосу’), что придаёт названию несколько иной смысловой оттенок… В целом же выбранный ракурс служит своеобразной гарантией от устаревания произведения, отзывающегося спустя десятилетия на куда более масштабных проектах: от «Последней битвы» /1983/ Люка Бессона до «Двенадцати обезьян» /1995/, в которых Терри Гиллиам как бы изложил развёрнутую версию той же истории.

.

__________
1 – Впрочем, отнесение уникального экранного опыта к данному типу весьма условно.
2 – Здесь прямая отсылка к концепции Джона Эллиса Мак-Таггарта, вдохновлявшей и писателя Хорхе Луиса Борхеса.
3 – Хотя непосредственным источником вдохновения послужил, по словам постановщика, эпизод сна из хичкоковского «Головокружения» /1958/.

Прим.: рецензия публикуется впервые


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter