Я служил в охране Сталина, или Опыт документальной мифологии / Ya sluzhil v okhrane Stalina, ili Opyt dokumentalnoy mifologii (1990)

Я служил в охране Сталина, или Опыт документальной мифологии / Ya sluzhil v okhrane Stalina, ili Opyt dokumentalnoy mifologii (1990): постер

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Я служил в охране Сталина» / «Я был телохранителем Сталина» / «I Was Stalin’s Bodyguard», «Я был телохранителем Сталина, или Опыт в документальной мифологии» / «I Was Stalin’s Bodyguard, or An Experiment in Documentary Mythology» (международные англоязычные названия).

СССР.

Продолжительность 78 минут (версия – 75 минут).

Режиссёр Семён Аранович.

Авторы сценария Семён Аранович, Юрий Клепиков.

Композитор Александр Кнайфель.

Оператор Сергей Сидоров.

Жанр: документальный фильм

Краткое содержание
Алексей Трофимович Рыбин делится воспоминаниями о службе в качестве сотрудника личной охраны Иосифа Сталина, а также — военного коменданта правительственной охраны Большого театра. Пространное интервью ценно не только подробностями, которые мог знать лишь очевидец и которые позволяют составить психологический портрет Генерального секретаря ЦК ВКП(б) и людей из его ближайшего окружения. Это ещё и признание профессионала высочайшего уровня, обеспечивавшего безопасность первых лиц государства в сложный исторический период.

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 01.12.2017

Авторская оценка 6/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Я служил в охране Сталина, или Опыт документальной мифологии / Ya sluzhil v okhrane Stalina, ili Opyt dokumentalnoy mifologii (1990): кадр из фильма
Нахлынули чувства

Возвращение Семёна Арановича в неигровой кинематограф как раз не вызывает удивления. Ведь и в его самых признанных постановках, «Торпедоносцах» /1983/ и мини-сериале «Противостояние» /1985/, именно введение хроникальных кадров – наряду с виртуозной стилизацией «под документ» – несло колоссальную эстетическую нагрузку. Не представляется чем-то исключительным и тематика: в «перестройку» только ленивый режиссёр не демонстрировал «прогрессивность» мышления, поминая недобрым словом Иосифа Виссарионовича Сталина и (или) Владимира Ильича Ленина, а заодно СССР в целом. Собственно, Семён Давидович и кинодраматург Юрий Клепиков, внёсший лепту в разоблачение т.н. «культа личности» ещё на заре профессиональной карьеры, нашли способ выразить персональное отношение к историческому деятелю. Интервьюируемый выдвинул обязательным условием отсутствие комментариев к его рассказу – но тревожная музыка, многозначительные (сигнализирующие об умолчаниях) паузы и, конечно, монтажные ухищрения сделали своё дело. У зрителя, по идее, должно остаться ощущение, что в действительности было не совсем так, что отставной майор госбезопасности постарался выгородить себя и приукрасить реалии, но вместе с тем оставил-де достаточно объективных свидетельств, изобличающих в том числе и его самого. У авторов получилось, конечно, не так топорно и эпатажно, как у алленовского Клиффа Стерна (в «Преступлениях и проступках» /1989/), но подход оказался подозрительно созвучным… Вот и подзаголовок заставляет поломать голову: при чём тут мифология, когда перед нами – монолог участника событий, подлинность изложенных которым подробностей (разумеется, с поправкой на субъективность восприятия) не вызывает сомнений?

Я служил в охране Сталина, или Опыт документальной мифологии / Ya sluzhil v okhrane Stalina, ili Opyt dokumentalnoy mifologii (1990): кадр из фильма
Хроника как воспоминания

Впрочем, если б замысел исчерпывался упомянутыми выше художествами, претенциозный «опыт» не заслуживал бы особого внимания. Какие, собственно, упрёки спровоцировал товарищ Рыбин (родился в г. Туринск в 1908-м году, проживает в Москве), он же – Леонид Алексеевич Лебедев? «У меня много в памяти доброжелателей, всюду и везде, имена их… Но я не могу сказать этого», – фраза выделена особо и специально для непонятливых повторена, прозвучав заключительным аккордом (после того, как прошли финальные титры). То есть нас должно шокировать, что человек, отвечающий за сохранность первого лица государства и партии, работает с информаторами (благонамеренными гражданами, убеждёнными патриотами), старается реагировать на потенциальные угрозы и быть в курсе проблем своих подчинённых? Увы, в его словах, что на том же зиждется безопасность любой страны (будь то царская Россия, Советский Союз или, скажем, США, где с тотальной слежкой и доносительством тоже полный порядок) содержится изрядная доля сермяжной правды. Да и данный аспект как таковой является, что ни говори, частностью.

Я служил в охране Сталина, или Опыт документальной мифологии / Ya sluzhil v okhrane Stalina, ili Opyt dokumentalnoy mifologii (1990): кадр из фильма
Новое занятие

Картиной «Я служил в охране Сталина, или…» Аранович, безусловно, подтвердил звание крупного художника – не только в части формального мастерства, но и в том отношении, что в его произведениях истина пробивается подчас вне зависимости от мнения самого автора. Конечно, не очень хорошо, что в ленте осталось мало тех фрагментов, где Рыбин пытался охарактеризовать деловые (деловые, не личные) качества начальника, решавшего сложнейшие, стратегического свойства задачи. Думаю, результат Алексея Трофимовича не устроил – и пробел был восполнен публикацией мемуаров «Рядом со Сталиным. Записки телохранителя»1, где вопросы (включая причины и механизм репрессий, трудности в организации обороны, интриги Никиты Хрущёва и т.д.) освещены гораздо обстоятельнее и без купюр. Однако и поведанного оказалось достаточно, чтобы сделать выводы о том, кого Уинстон Черчилль, известный ненавистник большевизма, окрестил «гением, непоколебимым полководцем» и «выдающейся личностью, импонирующей нашему жестокому времени». Речь не о мелочах, хотя и такие «мелочи», как требовательность к себе и ближайшим родственникам, равнодушие к материальным благам, феноменальная эрудированность доступны всё-таки немногим властителям. По завершении сеанса становится чуть понятнее, какие конкретно заслуги в успехах руководимого им (напомним, высоко ценившего лидера) народа принадлежат вождю. И, к слову, не меньше поражает масштаб личности рассказчика, вовсе не выглядящего (местами – опять же вопреки желанию создателей фильма) жалким «осколком культа», всеми забытым и доживающим свой век. Он и на склоне лет не мыслит существование без того, чтобы приносить пользу обществу, стараясь, покуда хватает душевных и физических сил, не просто обучать подрастающее поколение игре на баяне, но и – прививать детям представления о нравственности и гражданском долге, ставшие при Михаиле Горбачёве «немодными».

.

__________
1 – Опубликованы тиражом 40 000 экземпляров в 1992-м, переизданы (включены в книгу «Рядом со Сталиным» вместе с интервью, взятым у Ивана Бенедиктова) в 2010-м.

Прим.: рецензия публикуется впервые



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter