Доктор Живаго / Doctor Zhivago / Il dottor Zivago (1965)

Доктор Живаго / Doctor Zhivago / Il dottor Zivago (1965): постерПолнометражный фильм (номинация на «Оскар»).

Другие названия: «Фильм Дэвида Лина «Доктор Живаго» / «David Lean’s Film Doctor Zhivago» (полное название).

США, Италия.

Продолжительность 197 минут.

Режиссёр Дэвид Лин (номинация на «Оскар»).

Автор сценария Роберт Болт (премия «Оскар») по роману Бориса Пастернака.

Композитор Морис Жарр (премия «Оскар»).

Операторы Фредди Янг (премия «Оскар»), Николас Роуг (без указания в титрах).

Жанр: драма, исторический фильм, мелодрама, военный фильм

Краткое содержание
Евграф Андреевич Живаго (Алек Гиннесс), генерал советских органов государственной безопасности, после многолетних поисков находит предполагаемую дочь своего сводного брата — Тоню Комарову (Рита Ташингем). Попросив девушку поведать о полузабытых событиях детства, он в ответ рассказывает об извилистом жизненном пути её предполагаемого отца, одарённого поэта и врача Юрия Живаго (Омар Шариф).

Также в ролях: Джули Кристи (Лара), Джеральдина Чаплин (Тоня), Род Стайгер (Комаровский), Том Кортни (Паша, номинация на «Оскар»), Сайобан Мак Кенна (Анна), Ральф Ричардсон (Александр), Джеффри Роклэнд (Саша), Терек Шариф (Юрий в восьмилетнем возрасте), Бернард Кэй (большевик), Клаус Кински (Костоед), Эдриенн Кори (Амелия), Джек МакГоуран (Петя), в эпизодах Ингрид Питт (без указания в титрах), Роберт Рьетти (Костоед, озв., без указания в титрах), Альдо Самбрелл (без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 25.04.2014

Авторская оценка 5/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Доктор Живаго / Doctor Zhivago / Il dottor Zivago (1965): кадр из фильма
Русская красавица

Помню, как по прочтении произведения Бориса Пастернака не покидало ощущение, что, если б не шумиха, раздутая вокруг «Доктора Живаго», впервые опубликованного в 1957-м году стараниями издателя Джанджакомо Фельтринелли, покинувшего ряды ИКП (это к вопросу о роли еврокоммунистов в «холодной войне»!), роман вряд ли удостоился бы подобного внимания. И уж точно необоснованными казались сравнения с подлинно великими творениями наших соотечественников – от «Войны и мира» до «Тихого Дона» и даже «Мастера и Маргариты»… А во всей неприятной истории больше всего поразили отказ поэта и писателя от Нобелевской премии и обращение к Генеральному секретарю в открытом письме с объяснением, что «покинуть Родину для меня равносильно смерти» и что «я связан с Россией рождением, жизнью, работой». Это не было, убеждён, капитуляцией под давлением общественности и государственных структур, как пытались представить дело местные и зарубежные деятели культуры либерального толка, но являлось поступком, требовавшим незаурядного гражданского мужества. Успех на Западе книги и интерес кинодельцов (ещё до киноверсии Дэвида Лина, в 1959-м, увидела свет экранизация, осуществлённая на… бразильском телевидении) позволил бы Борису Леонидовичу провести остаток дней в безбедности, если не в роскошестве. Вот только Пастернак, писавший в трудное для страны время непритворные, проникнутые высоким патриотическим пафосом и, кстати, отдававшие должное большевистским руководителям (в том числе персонально Иосифу Сталину) стихотворения, – не Александр Солженицын или Владимир Буковский. Во всяком случае, думаю, понимал ту нехитрую истину, что личные соображения, включая творческие устремления, недостойно ставить превыше интересов народа.

Доктор Живаго / Doctor Zhivago / Il dottor Zivago (1965): кадр из фильма
Любовь на природе

Судьба фильма, к слову, не менее интересна и показательна. Прозорливость итальянского продюсера Карло Понти (между прочим, поначалу обращавшегося с предложением о сотрудничестве к… советским киночиновникам, при поддержке которых позже осуществит проект «Подсолнухов» /1970/) не может не удивить. Выбор Лина и кинодраматурга Роберта Болта, зарекомендовавших себя блистательными постановочными боевиками1, оказался безошибочным. И огромные (утверждённая смета в $5 млн. постепенно разрослась до $15 млн.) производственные затраты, лёгшие серьёзным бременем на кинокомпанию Metro-Goldwyn-Mayer, принесли, вопреки опасениям, баснословную2 прибыль. Сегодня приятно удивляет не столько размах декораций, возведённых, как ни забавно, в Испании (где франкистские власти пристально следили за процессом, особенно когда дошло до съёмок эпизода мирной демонстрации рабочих, жестоко подавленной), сколько небольшое – по сравнению с иными голливудскими лентами о России и СССР – количество откровенных ляпов. Конечно, слабость исполнительского состава (я бы выделил разве что Рода Стайгера в образе подлеца и циника Комаровского) общепризнанна, уменьшительно-ласкательные русские имена в английском произношении режут слух, мотивация поступков персонажей порой видится наивной, а одеяния для людей, попавших в жернова революции и гражданской войны, слишком изысканны, но… Отечественные киноведы (в частности, Александр Караганов и Ромил Соболев) рассказывали, что встречали за границей искренне уверенных в том, что «Доктор Живаго» – фильм, достоверно и в положительном ключе освещающий новейшую историю державы, ставшей идеологическим противником США. И в ряде аспектов (удручающее положение масс при царе, лишения Первой мировой войны, отход от оголтелых штампов в изображении красноармейцев и сотрудников ЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД и т.д.) картина, как они отмечали, действительно стала шагом вперёд. Разве этого мало?

Доктор Живаго / Doctor Zhivago / Il dottor Zivago (1965): кадр из фильма
Лишения революции

К сожалению, недостаточно. Выдающийся талант режиссёра, по-разному, но непременно – с огромной силой раскрывавшийся в постановках о Британской империи и англичанах, изначально предполагал повышенные требования к себе. Ведь слабость «Доктора Живаго» и, кстати сказать, исчерпанность художественных схем эпических кинополотен (т.н. супербоевиков) отмечали даже заокеанские критики. Для Лина и Болта непростительны и такие «несущественные» ошибки, как, например, зачитываемая Юрием, несущим службу фронтовым врачом, газетная заметка: «Царь в тюрьме. Ленин в Москве. Гражданская война началась». Главное же в том, что кинематографисты, реконструируя атмосферу лихолетья, занимают не самую благородную позицию. Если Живаго ещё пытается скрыть за улыбкой отношение к не слишком приятным для дворян вестям (допустим, к декрету об уплотнении, коснувшемуся дома семьи Громеко), то истинное – далёкое от благожелательного – отношение авторов всё-таки проскальзывает в деталях. Характеристика рядовых большевиков, получивших «власть, но не право», и оценка действий красных партизан, принудительно мобилизующих доктора в отряд и не слишком осторожничающих в средствах («Это неважно», – безучастно замечает Разин, видя застреленных по ошибке подростков из некой Воинской школы святого Михаила), весьма красноречивы. Симпатии остаются на стороне человека, пытающегося найти уютное частное убежище, пережить катаклизмы, разрываясь между нежными чувствами к двум женщинам: Тоне и Ларе. Ключевой, на мой взгляд, кадр фильма – поистине сказочное, красиво покрывшееся снегом и льдом (напоминающее чертоги Снежной королевы) внутреннее убранство родового имения супруги в Варыкино. Именно там герой – ненадолго – обретёт искомый покой. И то же самое настроение замечательно передаёт пронзительная, трогающая душу мелодия Мориса Жарра. Вот только по меркам замысла, пусть низведённого до идеи «Унесённые ветром» на необъятных просторах Руси», такой поворот слишком тривиален, представляясь уступкой навязываемым «фабрикой грёз» стереотипам о месте и роли индивида в Большой Истории.

.

__________
1 – Из «Моста через реку Квай» /1957/ «по наследству» перешёл актёр Алек Гиннесс, из «Лоуренса Аравийского» /1962/ – Омар Шариф.
2 – Общемировые кассовые сборы оцениваются в $200 млн., из которых $111,7 млн. пришлось на североамериканский кинопрокат.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Материалы о фильме:
Видеоклуб // Ровесник. – 1990, № 11. – С. 31.
Карцева Е. «Доктор Живаго»: роман и фильм // Искусство кино. – 1990, № 2. – С. 120-126.
Ветрова Татьяна. Профессия по наследству // Видео-Асс PREMIERE. – 1995, № 29. – С. 84-85.
Ветрова Татьяна. Джеральдина Чаплин – Загадочный аромат чувственности // Экран. – 1996, № 2. – С. 46.
Маскина Н. Омар Шариф возвращается в Египет… и на экраны Московского кинофестиваля // Экран. – 1991, № 10. – С. 12.

Материалы о фильме (только тексты)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+