И на камнях растут деревья / I na kamnyakh rastut derevya (1985)

Савицкий Н. Из давних, давних времен… // Советский экран. – 1985, № 12. – С. 8-9.

ИЗ ДАВНИХ, ДАВНИХ ВРЕМЕН…

Н. САВИЦКИЙ

…По прозрачной озерной глади отражающей голубизну низкого северного неба, скользит диковинного вида судно со свирепо оскалившейся драконьей мордой на носу. Судно – точная копия корабля викингов, драккара: на таких далекие предки нынешних датчан, норвежцев, шведов отправлялись в долгие путешествия вокруг Скандинавского полуострова, ходили и в Западную Европу, и в близлежащие славянские земли, совершая дерзкие набеги на мирные поселения рыбаков и земледельцев. Те времена, отделенные от нас толщей веков, оживают в советско-норвежском фильме «И на камнях растут деревья», поставленном Станиславом Ростоцким. Режиссер, чьи ленты – Дело было в Пенькове», «Доживем до понедельника», «А зори здесь тихие…», «Белый Бим Черное ухо» – знают и любят миллионы зрителей в нашей стране и за рубежом, на этот раз обратился к материалу тысячелетней давности к «эпохе викингов», как именуют специалисты период скандинавской истории, ограниченный IX – серединой XI веков. Его новый фильм «И на камнях растут деревья» относится к приключенческому жанру, он рассчитан прежде всего на юную киноаудиторию.

Отряд мурманов, приплывших из Упиланда (западная часть сегодняшней Норвегии) к берегам Гардарики – так древние скандинавы называли Северо-Западную Русь, – напрасно рассчитывал на богатую добычу в крохотном приозерном селении. Несколькими месяцами раньше тут побывали морские разбойники – даны и перебив взрослых мужчин, забрали все, что было ценного. Так что Ториру, предводителю отряда, ничего не оставалось, как с пустыми руками убираться восвояси, прихватив с собой единственного пленника – юношу Кукшу. Приглянулся суровому викингу этот парнишка – непокорный, смелый, находчивый. И еще показалось суеверному Ториру, будто Кукша «уro-

8

ден богам»: он не утонул в реке, спасаясь от погони, с его появлением на корабле парус наполнился попутным ветром… Вот и взяли викинги Кукшу с собой – на счастье…

Картина «И на камнях растут деревья» – насыщенное приключениями повествование. Между тем с первых же эпизодов ясно, что создатели ленты не намерены слишком торопить события, оставляя нам время повнимательнее присмотреться к их участникам. Немаловажно и другое: облик далекой эпохи и ее люди здесь – не просто экзотический фон, придающий экранному действию дополнительную зрелищность. Естественно, законы жанра выдвигают свои условия. Поэтому зритель увидит в фильме эффектно поставленные сцены морского сражения, в котором Торир и его спутники одолеют бросивших им вызов данов, будет переживать за судьбу очутившегося на чужбине Кукши, с интересом следить за развитием сюжета, внутри которого действует жесткая пружина интриги. Но при этом картине свойственны свободное дыхание, определенная независимость от жанровых канонов, естественность драматургических ходов, в большей мере подчиненных выявлению нравственного смысла происходящего, нежели его событийно-фабульной стороны.

Отсюда, в частности – разнообразие характеров как ведущих, так и ряда второстепенных персонажей, индивидуализированных, обладающих убедительностью правдиво и подробно (а не условно-приблизительно, как это случается в иных приключенческих фильмах) счерченных образов.

Как во все времена, люди в «эпоху викингов» различались между собой: неоднозначны и непредсказуемы бывали иногда их поступки. Благородный и великодушный воитель Торир (Тур Стокке), который усыновил Кукшу и в честь своего погибшего в битве племянника нарек его Эйнаром Счастливым, почти с самого начала внушает симпатию и уважение. Напротив, грубый и безжалостный Сигурд (Торгейр Фонлид), для которого даже его невеста – что-то вроде военной добычи или доставшейся за дорогую плату рабыни, выглядит отталкивающе, вызывая неприязнь. Не столь просто обстоит дело с Харальдом (Ион Андерсен), сыном покойного конунга Олафа – правителя, в чьих владениях Торир и его воины остаются на зимовку, возвратившись из похода. Харальд молод, горяч, самолюбив, его притягивают власть и богатство, причем для достижения своих целей он готов и на бесчестный поступок. Но к своему сверстнику-славянину будущий конунг испытывает искренние дружеские чувства и старается сделать все, чтобы его названый брат Эйнар Счастливый действительно был счастлив. Счастливым хочет видеть Кукшу и юная Сигню. сестра Харальда обещанная в жены Сигурду. В результате все четверо – Кукша. Сигню. Харальд и Сигурд – оказываются вовлеченными в круг сложных и противоречивых взаимоотношений, куда – кто в большей, кто в меньшей степени – втягиваются и другие действующие лица этой истории: Торир. Гутторм (Пер Сундерланд) – наставник Кукши и Харальда. Тюра (Лисе Фьельстад) – вдова Олафа, мудрый старик Левий (Михаил Глузский), живущий у викингов на положении раба. Тугой узел конфликта обещает трагическую развязку…

И все же не перипетии лирической драмы и не соперничество в борьбе за власть являются в фильме основной движущей силой сюжета. Лейтмотивом пронизывает картину тема любви человека к родной земле, к отчему дому, именно Она руководит главным героем в решающие моменты. Кукша принял покровительство Торира. дружбу Харальда, любовь Сигню, которую сам полюбил пылко, со всей страстью юной чистой души. Не Эйнаром Счастливым он так и не стал. Он помнит свое настоящее имя, помнит, откуда он родом, и неудержимо рвется назад, в те края, где ждут его мать, близкие, соплеменники. Радость встречи с ними Кукша не променяет ни на счастье с любимой, ни на почетное положение близ Торира или Харальда, ни на что другое? Во сне и наяву его постоянно посещают воспоминания о прошлом, о детстве, проведенном на берегу привольно раскинувшегося среди густых лесов северного озера, о материнской ласке, об отце, замечательном мастере кузнечного ремесла… «Твои мысли далеко, чужеземец, а сам ты здесь. Верни их обратно, и тебе станет хорошо», – скажет Кукше в минуту их первой встречи красавица Сигню. Но не сможет он внять этому совету, не сумеет – и не захочет – заглушить в сердце тоску по родине. Повзрослевший, рано возмужавший в трудных испытаниях, преодолев все преграды. Кукша отправится в свою Гардарику…

Чисто внешнего сходства с фильмами, которые Станислав Ростоцкий снимал раньше, в картине «И на камнях растут деревья», пожалуй, не обнаружишь. Но у автора было право сказать в одном из интервью: «Вы узнаете меня здесь как режиссера». Как режиссер, неравнодушным взглядом всматривающийся в красоту природы и светлых человеческих чувств – он здесь узнаваем бесспорно. Как мастер, умеющий справиться с непростой и незнакомой по прежнему опыту художественной задачей – тоже.

А постановка этого фильма, осуществленная творческим коллективом советских и норвежских кинематографистов, и вправду была делом нелегким. Все, начиная от уникального реквизита, без которого невозможно достоверное воссоздание на экране черт давно минувшей эпохи, от сложных съемок на натуре (северные пейзажи оператора Вячеслава Шуйского удивительно живописны, они – часть атмосферы ленты) и кончая работой с актерским ансамблем. большей частью состоявшим из норвежских исполнителей – требовало поиска, хождения неизведанными путями. На три главные роли были выбраны дебютанты – Александр Тимошкин (Кукша). Петронелла Баркер (Сигню) и Ион Андерсен (Харальд). И не вдруг, наверное удавалось добиться того, чтобы ни один из них не «потерялся» рядом с более опытными партнерами, обладающими зрелым мастерством.

…Из давних, давних времен пришли к нам герои картины «И на камнях растут деревья»: но едва ли можно не почувствовать к ним близость, ибо их переживания. их судьбы напоминают о том, что и сегодня, как и тысячу лет назад, есть непреходящее духовное достояние людей

9

Pages: 1 2 3 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter