Прорва / Prorva (1992)

Алёна Антонова, русская актриса в Париже // Видео-Асс PREMIERE. – 1993, № 14. – С. 26-27.

АЛЕНА АНТОНОВА, РУССКАЯ АКТРИСА В ПАРИЖЕ

Владимир Борев, главный редактор журнала «Видео-Асс» PREMIERE, будучи в Париже, принял исповедь Алены Антоновой, русской актрисы, живущей и работающей во Франции.

Родилась я в Бурятии, на границе с Монголией. Училась и работала в театре в Нижнем

Новгороде. В 1989 году встретила Пьера, который был в Москве как продюсер фильма «Такси Блюз», влюбилась и уехала в Париж.

Как будто на свет опять родилась. Другой язык, другая культура, другая система жизни. По новому отсчету сейчас мне 3 года. Я продолжаю совершенствовать язык, снялась в двух фильмах – «Прорва» Ивана Дыховичного и «Восток и Запад – потерянные Раи» Пьера Ри-валя (мужа моего), родила сына и была «выгнана» из русской национальности, как тысячи русских жен иностранных мужей и русских мужей иностранных жен.

«Прорва» – русско-французский фильм. Он вышел в России осенью 1991 года. Участвовал в многочисленных фестивалях – Венеция, Сан-Себастьян, Лондон, Торонто, Роттердам и даже Каир. На фестивале в Одессе был отмечен призом критики.

Очень люблю атмосферу фестиваля. Это всегда праздник. В Каннах – светский и помпезный, в Венеции – живой и раскованный, в Роттердаме – демократичный.

«Прорва»… Москва. 1939 год. Германо-советский пакт. Приготовление к майскому параду. Анонимки. НКВД. Расстрелы. И все это на фоне музыки, танцев и всеобщего бодрого марша в стиле фильмов Александрова.

Главную роль в фильме играет Утэ Лемпэр – немецкая актриса, певица и танцовщица, очень напоминающая Любовь Орлову.

Я играю зам. народного комиссара по делам культуры, женщину фальшивую, развратную и… беременную. Я родила через две недели после завершающего дня моей работы в этом фильме.

Надеюсь, что мой персонаж получился достаточно гадким с одной стороны и достаточно несчастным с другой. Во всяком случае это то, что я пыталась донести. Не защитник я им и не судья.

Именно во время съемок этого фильма Пьер открыл меня как актрису.

Я играла сцену ареста моего мужа, зная, что его ведут на расстрел. Кричу, плачу, бросаюсь под машину и начинаю рожать.

Вдруг Пьер подскакивает, поднимает меня, я, не понимая в чем дело, спрашиваю: «Что случилось?».

Он долго молчал и вечером сказал мне: «Я тебе больше не верю.» «Восток и Запад – потерянный Рай»…

Как говорит мой муж и режиссер фильма, – «Это не документальный фильм, хотя есть в нем интервью. Это не художественный фильм, хотя есть в нем сцены, сыгранные актерами.

Это проба, которая не боится превратиться из документального кино в игровое и из игрового в документальное».

Жили-были два мифа – советский и американский. И вот один утоп. Посмотрела на то я с неба. Может как ангел, а может как призрак – неважно и отправилась туда, где нас – русских призраков – нет. И встретила в Лос-Анджелесе (городе ангелов), в Голливуде много разного люду – звезд Жаклин Бисе да Зазу Габор, да Рональда Рейгана, да японцев, да банкиров, да Джонатона Лотона (сценариста «Pretty Woman»), да продюсеров знаменитых, да богатых, да кино их смертоносное – вот и бросилася в бассейн.

Потому, как посмотришь, что там за масками-то – так в самую пору кидаться.

Конечно, скажут, когда муж режиссер…

Но в кино это случается довольно часто.

Любовь Орлова была женой Александрова, Джульетта Мазина – Фелинни, Мия Фэрроу – Вуди Аллена, Джина Роулэндз – Джона Кассаветеса, Людмила Чурикова – жена Панфилова, Софи Лорен – Карло Понти…

Само собой, я не считаю себя актрисой их уровня.

Вот было бы глупо!

…Я думаю, что очень важно, когда работа сближает, а не разделяет, тут мне просто повезло.

Это вовсе не значит, что мы не спорим до посинения и что наши точки зрения во всем совпадают. Это интересно и не легко – на съемочной площадке с меня особый спрос именно потому, что я жена. Каждый съемочный день – экзамен.

На жен люди всегда смотрят пристальнее и судят их строже. Приходится бороться, особенно в начале.

26

Школы театральной здесь я не заканчивала, в театре не работала, да и не могу пока. Чистый кот в мешке. Теперь представьте людей, которые дают деньги на кино. Попробуйте предложить им в актрисы жену режиссера, да еще русскую. Ааа… То-то же.

А что касается Франции, так все просто – уехала я случайно, не по идейным соображениям, не по бытовым (хотя всем известно, что уровень жизни здесь выше, и быт легче), не по творческим.

Актрисе творить легче на родине – нет акцента, нет разности культур, не нужно доказывать, что русские это не те, которые ходят с медведями, шпионят и так и норовят уехать во Францию, где живется хорошо. «Хорошо» – понятие относительное – кому что «хорошо».

Мне хорошо, потому что я живу с любимым человеком, с любимыми, детьми и занимаюсь любимым делом.

Вопрос страны, национальности не стоит.

Я русская и уже парижанка (очень приятно было в Америке чувствовать заботу, которой окружила меня наша маленькая французская группа), дети мои русские и французы, потому ходят в две школы, и так мы все богаты на две культуры. Париж – город многонациональный, разноязыкий и здесь отчетливо видно, что люди везде одинаковые, несмотря на разницу культур и воспитания.

Фильм, который сделал мой муж, фильм французский, снятый в Москве и Лос-Анджелесе (Голливуде) на четырех языках – русском, японском, английском и французском (с моим акцентом), прокатчик – немец, хозяйка кинозала, в котором выходит фильм – гречанка.

Теперь об актерах.

В России, во Франции или Америке дебютантам не сахар. А здесь я дебютант.

Когда я приехала, я обнаружила агентства. Каждый актер имеет право состоять только в одном из них. Затем твой агент ищет (или не ищет) тебе работу, отправляет тебя на кастинги, где директор кастинга представляет тебя, в свою очередь, режиссеру, который дает тебе сцены фильма, каковые ты и исполняешь. Кастинг – это особая история. Приходишь, занимаешь очередь, перед тобой сидят 33 красавицы (не будем забывать, что Париж столица моды). Американки, итальянки, немки, чешки… Твоя задача за три минуты доказать режиссеру, что лучшая система – система Станиславского (это у меня уже получается). Но и это не главное.

В большинстве случаев эти кастинги делаются для реклам, телефильмов, телесериалов. В этом жанре важно доказать, что ты не выходишь за рамки амплуа и на тебе можно писать, как на чистом листе бумаги! Для меня, например, это могло быть амплуа русской шпионки (наивной террористки, надеющейся обвести вокруг пальца прозорливых французских полицейских).

Этим летом я участвовала в одном из таких кастингов. Наигралась от души. В одной сцене глазами похлопала, в другой поплакала, в третьей приласкалась.

Через неделю директор кастинга позвонил мне и объяснил (перемежая отказ комплиментами), что, к сожалению, при всем желании взять меня невозможно – личность слишком бросается в глаза.

К сожалению (или к счастью), первое, чему нас учили в театральной школе, то, что главное в актере – личность, не знаю справедливо это или нет.

Сейчас оба фильма, в которых я играю, выходят в Париже («Прорва» в самом большом кинотеатре бульвара Saint–Michel, «Потерянный Рай» – в самом элитарном – «L’entrepot»).

Мы готовим несколько проектов (среди них один русский – осталось найти режиссера).

Появились статьи в «Film Francais», «Premiere», интервью на радио. Время покажет.

***

Алена рассказала о в основном о своей судьбе творческой. Как она сложится дальше зависит от бога и ее трудолюбия. А вот ее судьба человеческая зависит от нас, хотя мы в России, ак Алена во Франции.

Но совсем недавно кто-то из нас дураков здесь в России взял да и отнял у всех российских жен зарубежья право жить там и быть гражданами России. Теперь Алена ездит к матери в Нижний Новгород только по спецприглашению с визой как иностранка…

27

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+