Сирано де Бержерак / Cyrano de Bergerac (1990)

Конрой Том. Новый Сирано // Ровесник. – 1994, № 6. – С. 20-21.

НОВЫЙ СИРАНО

Том КОНРОЙ, американский журналист

Сорокапятилетний Жерар Депардье давно занял собственную нишу в пантеоне суперзвезд французского кино. Для французов он значит то же, что для американцев Дастин Хоффман, Роберт Де Ниро и Джек Николсон вместе взятые, ибо Депардье, с его лицом бандита и душой поэта, легко сочетает в себе слабость и силу, мужество и сентиментальность. В последние два десятилетия он делает по четыре фильма в году, сыграв все, что только можно: от грубого хулигана в фильме Бертрана Блие «Вальсирующий», 1973, до вождя Великой французской революции в драме Анджея Вайды «Дантон», 1982. Депардье работал с такими прославленными режиссерами, как Трюффо – «Последнее метро», «Соседка», Алан Реснэ – «Мой американский дядюшка», Бернардо Бертолуччи – «Двадцатый век». Он снимался в паре с такими актерами, как Жан Габен, Катрин Денев, Ив Монтан, Роберт Де Ниро. Вместе с женой Элизабет записал несколько альбомов песен. В 1988 году он даже опубликовал книгу своих мемуаров «Украденные письма». Но только в 1990 году на фестивале в Каннах за исполнение роли Сирано де Бержерака Депардье получил свой первый приз Лучшего Актера.

20

Единственный француз, которого не впечатляют достижения Депардье – сам Депардье. «Я снялся в восьмидесяти фильмах, – говорит он. – Шестьдесят из них – серенькие, лишь около десяти – очень хорошие. Впрочем, десять из восьмидесяти – не так уж плохо». Зрители считают иначе, на что Депардье заявляет: «Я прежде всего артист, а не звезда. Если бы я мечтал стать звездой, то сдох бы от скуки».

Он и вправду скорее выглядит свободным художником, чем звездой: в черной шелковой рубахе, висящей как спущенный пузырь на его массивном теле, волосы вечно пребывают в этаком художественном беспорядке, – он мог бы сойти за мошенника или крестьянина, которых не раз играл в своих фильмах. Добавить сюда его огромный нос, почти такой все, как у Сирано («Только благодаря носу я и сделал карьеру», – шутит Депардье), но перебитый, скошенный набок, напоминая о боксерских поединках на любительском ринге в молодости. И вот этот тип, отпускающий шуточки в адрес официанта в ресторане, который наливает ему вино, вдруг выдает реплику из какого-нибудь своего фильма, голос становится проникновенным, густым, грубым и нежным одновременно, – и Депардье на глазах превращается в отвергнутого любовника, отпетого негодяя или в тихого буржуа.

Бывший уличный хулиган проделал большой путь. Теперь Депардье в состоянии сам финансировать свои фильмы, купил старинный замок в Анжу с огромным винным подвалом и даже занялся производством вина. С тех пор в его паспорте в графе «род занятий» значится: «винодел». А профессия актера, ну, что это, право, за профессия? Скорее всего лишь прекрасное хобби.

Он родом из Шатору, захудалого городка в центре Франции. «Я вырос в обыкновенной семье, в которой мало говорят и много пьют», – рассказывает Депардье. Его отец, рабочий сталелитейного завода, часто оказывался без работы. Однажды Жерар, возвращаясь из школы, наткнулся на отца, лежавшего мертвецки пьяным на мостовой. «Мама, – говорит он, – всегда была беременной». Жерар, один из шестерых детей, рано познал прелести уличной жизни. «Мне повезло, что рядом находилась американская военная база, – говорит он – Я продавал янки ворованные вещи». В двенадцать Жерар бросил школу. «Когда мне все надоедало или когда полиция садилась на хвост, я отправлялся в дорогу, – вспоминает Депардье – Однажды мне захотелось посмотреть на Атлантический океан, я работал на кораблях, чистил за пассажирами дерьмо, продавал им все, что попадало мне в руки. Скажем, дам кому-нибудь в лоб, заберу себе его часы и бумажник – и до свидания».

В одну из поездок Депардье случайно посетила идея насчет будущей профессии. Шофер, подобравший его на дороге, спросил между прочим, чем он занимается, и Жерар наплел, иго учится в театральной студии. Он был любителем запарить мозги. «Это был мой способ выжить. Я становился таким, каким меня хотели видеть», – говорит Депардье. Так что первую школу игры он прошел, «гастролируя» по Франции.

В шестнадцать Депардье за компанию с приятелем пришел в студию при Национальном народном театре в Париже. Вскоре его даже включили в труппу, где он успешно играл, несмотря на «полное отсутствие дара речи». «В своих путешествиях я был совершенно одинок, – объясняет Депардье – Когда ты мальчишка и всего опасаешься, то поневоле теряешь привычку к разговорам».

Его учитель в студии Жан-Лоран Коше направил Жерара к знаменитому лингвисту доктору Альфреду Томатису, который обнаружил у начинающего актера удивительный слух и феноменальную память: Депардье достаточно было прочесть любой текст всего лишь раз, чтобы запомнить наизусть.

В студии Коше Депардье встретил будущую жену – Элизабет Гино, которая была старше на шесть лет. В «Украденных письмах» он пишет о тех днях первой любви: «Все приводило меня в восторг – любовь, конечно, но еще и театр, язык, желание. Я словно заново родился… Тебе я обязан своими первыми словами: «Я скучаю без тебя», «Я думаю о тебе», «Твои глаза – такие большие». Поженившись в 1969 году, они вместе играли в театре, а позже вместе участвовали в экранизации «Тартюфа». У них двое детей – сын Гийом, двадцати трех лет, сыгравший самого Депардье в молодости в фильме «Каждое утро мира», и дочь Жюли, двадцати одного года, гримировавшая отцу нос, когда тот снимался в роли Сирано.

Впервые он снялся в кино в 1971 году в фильме «Натали Гранже», поставленном Маргрит Дюра. Но первая известность пришла лишь в 1973-м после фильма Бертрана Блие «Вальсирующий», где, по словам самого Депардье, он сыграл «хулигана, не интересующегося ничем, кроме секса». «Мы не могли предполагать, что будет такой бешеный успех!» – вспоминает Депардье. Его буквально завалили предложениями сняться в подобных ролях, но он их все отклонил. «Во Франции, как и в Америке, продюсеры не страдают от избытка воображения». Он дождался-таки интересной роли, и в следующем фильме, «Семь смертей по рецепту», Депардье сыграл роль врача, убившего жену, детей и себя самого.

Фильм «Вальсирующий» положил начало долгому плодотворному сотрудничеству Депардье и Блие, давшему такие знаменитые фильмы, как «Убирайте свои платки», получивший «Оскара», и «Супружеская чета», где Депардье сыграл вора-трансвестита, разрушившего спокойную семейную жизнь буржуазной семьи, переспав с обоими супругами.

Депардье ограничивается небольшим кругом любимых режиссеров, куда, помимо Блие и Дюра, входят Морис Пиала – «Под солнцем Сатаны», призер Каннского фестиваля 1987-го – и Фрэнсис Вебер, у которого он в паре с Пьером Ришаром снялся в трех комедиях – «Коза», «Папаши» и «Беглецы». «Я работаю только с друзьями», – говорит Депардье.

Режиссер Жан-Поль Раппно рассказывает, что Депардье для него был единственной возможной кандидатурой на роль Сирано де Бержерака: «Во Франции нет другого актера, который бы сочетал в себе силу и подобную нежность, хрупкость. Ему нравится обнажать свои слабости. Он истинный актер».

«Сирано, как все великие трагические герои, заставляет смеяться, – говорит Депардье – Едва стихнет смех вокруг, он остается наедине со своей тоской. Как у Бастера Китона или Чарли Чаплина: когда погаснут огни рампы, клоун грустит. Сирано мне очень близок: он страдает от последствий юношеских комплексов, но не желает примириться с образом, которым его наделили. Я тоже стал актером, потому что все принимали меня за бродягу и хулигана, и мне захотелось выйти за рамки очерченного круга».

Перевел с английского В. ГАВРИЛОВ

21

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter