Случай / Przypadek (1987)

Случай / Przypadek (1987): постерПолнометражный фильм.

Другие названия: «Слепой случай» / «Слепой шанс» / «Blind Chance» (международное англоязычное название).

Польша.

Продолжительность 114 минут (восстановленная режиссёрская версия – 123 минуты).

Режиссёр Кшиштоф Кесьлёвский.

Автор сценария Кшиштоф Кесьлёвский.

Композитор Войцех Килар.

Оператор Кшиштоф Пакульский.

Жанр: драма

Краткое содержание
Незадолго до смерти отец (Богдан Невиновский) Витека Длугоша (Богуслав Линда) говорит сыну, что больше не считает того «обязанным» следовать навязанному родителем призванию врача. Парень берёт академический отпуск в медицинском институте Лодзи и решает отправиться в Варшаву. От того, успеет ли Витек на поезд, билет на который купил в кассе в последний момент, его дальнейшая судьба сложится по-разному. Приедет в столицу — и начнёт уверенно продвигаться по карьерной лестнице в Польской объединённой рабочей партии. Не успеет, ввязавшись в стихийную потасовку с сотрудником вокзала и вызванным на подмогу нарядом гражданской милиции, — получит тридцать суток исправительных работ за хулиганство и вскоре пополнит ряды активистов «Солидарности». Но возможен и третий, политически нейтральный вариант…

Также в ролях: Тадеуш Ломницкий (1. Вернер), Збигнев Запасевич (1. Адам), Богуслава Павелец (1. Чушка Ольковская), Мажена Трыбала (2. Верка), Яцек Борковский (2. Марек), Яцек Сас-Ухрыновский (2. Даниэль), Адам Ференцы (2. ксёндз Стефан), Моника Гожджик (3. Ольга), Зигмунт Хюбнер (декан), Ирена Бырская (3. тётка Витека), Ежи Штур (член ПРП, без указания в титрах).

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 22.10.2021

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Случай / Przypadek (1987): кадр из фильма
Один на один с наркоманами

По свидетельству Юбера Ниогре (журнал «Позитиф», номер за октябрь 1988-го, стр. 17-22), Кшиштоф Кесьлёвский уже в 1987-м году, в свете долгожданной премьеры – в несколько сокращённом виде – фильма в национальном кинопрокате и его участия в программе «Особый взгляд» Каннского международного кинофестиваля, озвучил странные соображения. Высказался в том духе, что считает своё детище устаревшим – и не думает, что картину поймут зарубежные зрители. Не исключено, что режиссёр-сценарист намекал на невозможность повторения прецедента с Анджеем Вайдой, чей «Человек из железа» /1981/ получил «Золотую пальмовую ветвь» на волне резонанса, вызванного бурной деятельностью «Солидарности». Вот только ретроспективно именно постановка основоположника славной «польской школы» кажется снятой на злобу дня, поспешной в художественных решениях и, главное, в озвученных выводах. Мэтр отнюдь не перешёл в стан диссидентов, заявив на пресс-конференции в рамках упомянутого МКФ, что искренне желает улучшения социалистической системы, а никак не её дискредитации и краха. Однако по факту ему явно не удалось сохранить объективность, не поддаться протестной лихорадке и, как следствие, проникнуть в суть протекавших тогда общественных процессов. Кесьлёвский же, напротив, воспарил над схваткой – раскрылся не просто наблюдательным хроникёром эпохи, а проницательным, воистину независимым художником и философом, сумевшим абстрагироваться от внешних проявлений («пены дней», как выразился Борис Виан) и выйти на глубокие обобщения. Это тем более поразительно, что съёмки проходили летом и весной 1981-го, в период быстро нараставшей эскалации стачечного движения.

Случай / Przypadek (1987): кадр из фильма
В ожидании знака судьбы

Кесьлёвский и актёр Богуслав Линда не лукавили, уверяя, что старались показать: Витек поступает правильно (как минимум, искренне старается поступать правильно) в тех обстоятельствах, в каких оказался волею случая. Очутившись в Варшаве, он не упускает шанса заявить о себе в ПОРП, однако не стремится выслужиться или кого-то подсидеть, а делом доказывает, на что способен. Ему, в частности, удаётся предотвратить (с риском для собственной жизни!) кровопролитие в стенах медицинского учреждения, взятого под контроль пациентами – наркоманами, недовольными строгими мерами новой администрации. Вместе с тем Длугош не позволяет использовать себя втёмную – и даже порывается набить морду Вернеру, авторитетному партийному функционеру1, узнав, что тот воспользовался сведениями о девушке по имени Чушка, которыми поделился молодой протеже. Знакомство же (уже в Лодзи, во время отбывания наказания за дебош на вокзале) с ровесниками, связанными с «Солидарностью», помогает увидеть борьбу глазами представителей противоположного лагеря. Запугивание активистов, участие в нелегальной печати и распространении листовок, наконец, общение с ксёндзом Стефаном2 приводят парня к «иной вере», побудив креститься и даже присоединиться к организации католической молодёжи. Между прочим, в ответ на его замечание про опоздание на поезд («А если бы успел, то не был бы сейчас с вами») прикованный к инвалидному креслу священнослужитель замечает: «Это зависит не только от случая». Но и здесь не обходится без эксцессов и проблем…

Случай / Przypadek (1987): кадр из фильма
Шанс есть всегда

Казалось бы, лучшим вариантом является третий. Не уехав в столицу, но и не ввязавшись в драку, Витольд избирает другую стезю. Если отношения с Чушкой стали проверкой крепости позиций в рядах коммунистов, а из-за романа с Верой на него пало подозрение в предательстве дела подпольщиков, то Ольга «соблазняет» избранника жить своей, независимой жизнью. Вернувшийся в медицинский институт, быстро добившийся успехов в профессиональной и научной сфере Длугош отказывается как вступить в правящую партию, так и поддерживать идеологических оппонентов режима. И ведь ни у кого нет поводов усомниться в том, что Витек по-настоящему счастлив, познав радости брака и отцовства, умудряясь избегать компромиссов с совестью – оставаясь принципиально аполитичным в ситуации острого политического кризиса. Однако развязка недвусмысленно свидетельствует, что именно такое «торжество бытия» (на поверку – бытования), по мнению авторов, иллюзорно и чревато трагическим исходом. Гениальная марксова максима «Жизнь – это борьба» могла бы, право, послужить фильму эпиграфом. Страдающий (по разным причинам), мятущийся, с ужасом думающий о том, сколько ещё трудностей впереди, герой не догадывается о своём везении – что не попал на борт злополучного пассажирского самолёта, следующего в вожделенный Париж…

Случай / Przypadek (1987): кадр из фильма
С ответственным товарищем

По завершении просмотра ленты основательно погружаешься в размышления историософского плана, в первую очередь – о цене затяжного гражданского противостояния, охватившего ПНР в разгар «холодной войны» (правда, внешний фактор как таковой остаётся за рамками рассмотрения авторов). Именно отсутствие соизмеримого по значимости (но выбранного, так сказать, естественным путём) контекста не позволяет поставить работы последователей Кшиштофа – «Беги, Лола, беги» /1998/ Тома Тыквера, «Осторожно, двери закрываются» /1998/ Питера Хауитта, даже «Господина Никто» /2009/ Жако ван Дормаля – на один пьедестал с его достижением. Вместе с тем польский кинематографист без видимых усилий возносится и на уровень философских обобщений. Возможно, он усвоил концепцию своего именитого соотечественника Станислава Лема, наиболее полно изложенную (применительно к литературоведению) в эссе под названием «Философия случая» /1968/, кропотливо изучая сложное взаимодействие случая и жёстко детерминированных причинно-следственных связей, обусловленных прежде всего сформированным характером. Вместе с тем Кесьлёвский выходит далеко за рамки постановки вопроса в духе Аристотеля, рассуждавшего о Тихе и Автоматоне, вплотную приближаясь к гипотезе о так называемой Мультивселенной, активно обсуждавшейся тогда крупнейшими физиками-теоретиками. На сеансе невольно ловишь себя на мысли, что Дэвид Дойч в «Структуре реальности» вполне мог бы использовать сюжетные перипетии картины (вместо описания собственной персоны) для иллюстрации механизма хрестоматийного эксперимента с элементарными частицами. Впрочем, достигнутую благодаря новаторскому драматургическому решению объективность было бы непростительно путать с равнодушием или хотя бы с эмоциональной отстранённостью от злободневных проблем: о рисках, таящихся в такой гражданской позиции, предупреждает финал.

.

__________
1 – Притом что тоже человеку нелёгкой судьбы, не избежавшему (как уклонист) тюрьмы, откуда вышел лишь в 1954-м.
2 – Кстати, очень точный намёк (чего опять-таки не наблюдалось у Вайды) на роль католической церкви, принимавшей активное участие в событиях.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter