Currently browsing tag

Алексей Серебряков / Aleksey Serebryakov


Творческая судьба Алексея Серебрякова интересна не только тем, что он оказался одним из немногих отечественных исполнителей, которые посмели бросить вызов западным экранным суперменам – и, более того, могут состязаться с ними на равных. Не менее показательна незаурядная способность артиста внутренне преображаться, приходя в соответствие нестабильным требованиям Времени, вместе с тем – не изменяя себе, сохраняя верность неким ключевым идеалам. Карьера Серебрякова развивалась – и развивалась в целом успешно – по меньшей мере в четырёх разных эпохах, позволив ему накопить уникальный опыт и заслужить любовь публики по праву.

Прежде всего имеется в виду начало работы в кинематографе, о подобном которому мечтали сверстники по всему СССР. Наверное, многие помнят историю о том, как фотография юного (1) ученика музыкальной школы по классу баяна была опубликована на страницах газеты «Вечерняя Москва» и тем самым – одарила его дебютной ролью. Но нет сомнения, что ещё лучше отложился в памяти советских телезрителей сам многосерийный «Вечный зов», фактически предопределивший дальнейшую судьбу Алексея. После такого Серебряков, по-видимому, уже не мыслил себя вне актёрской стези. Пусть последовавшие предложения, поступавшие от таких (далеко не первой когорты) режиссёров, как Фёдор Филиппов, Олега Гойда, Леонид Менакер, Эльдор Уразбаев, оказались не столь плодотворными – и даже новое сотрудничество с Владимиром Краснопольским и Валерием Усковым, на драме «Отец и сын» /1979/, признания не принесло. Зато это позволило постичь азы профессионального мастерства, которых – отметим, несколько забегая вперёд – будет катастрофически не хватать другим исполнителям, одержимо шедшим навстречу славе.

Как бы то ни было, а регулярное появление на экране, равно как и трудовая вахта на сцене города Сызрань, куда Алексей Серебряков приехал сразу после школы, послужили замечательным трамплином для поступления в ГИТИС, в мастерскую Олега Табакова. Он окончил вуз в 1986-м – и затем ещё пять лет проработал в театре-студии своего знаменитого учителя. Тогда же, на волне «перестройки», пришёл новый виток известности, уже не по-детски незрелой, но пока ещё и не «взрослой» – юношеской. Сначала был жестокий подросток Пан в «Забавах молодых» /1987/ Евгения Герасимова, спровоцировавших (наряду с другими социально-психологическими драмами на злобу дня) ожесточённые споры на страницах печати тех лет. И всё же наибольший резонанс вызвал образ молодого и физически крепкого парня по прозвищу Малыш в «Фанате» /1989/ Владимира Феоктистова, выпущенном на экраны с мощной рекламной поддержкой – обещанием продемонстрировать достижение из серии «наш ответ Голливуду». Тогда не хотелось замечать невысокого художественного уровня картины, даже по части зрелищности, особенно в эпизодах с демонстрацией приёмов восточных единоборств, – не слишком превосходившей третьеразрядную продукцию, штамповавшуюся на задворках «фабрики грёз». Да и «чернушные» экранные реалии раздражали меньше, чем в ряде иных кинолент той поры. Харизма Серебрякова, герой-каратист которого порывает с опекой доморощенной мафии, в определённой степени компенсировала недостатки – и артист в целом заслуженно пополнил список кумиров молодёжи смутного времени.

Другое дело, что насладиться славой довелось сравнительно недолго. К тому же, поначалу режиссёры предлагали банально тиражировать удачно найденное амплуа, что заметно даже в лучших тогдашних работах: мини-сериале «Морской волк» /1990/, военной драме «Афганский излом» /1992/. А в основном приходилось довольствоваться невразумительными опусами вроде «Обнажённой в шляпе» /1992/ или «Греха» /1992/. Впрочем, то было лишь начало затяжного кризиса, вскоре накрывшего отечественную кинопромышленность наряду с прочими отраслями народного хозяйства.

В 1990-е, ставшие (особенно во второй половине) суровым испытанием для всех отечественных кинематографистов, Алексей Серебряков сделал, наверное, максимум из того, что мог. Он снимался сравнительно редко, предпочитая откровенной халтуре работу в театре, но даже в таких условиях ему удалось отметиться в более-менее заметных лентах. Например, в не лишённом скандальности «Серпе и молоте» /1994/ Сергея Ливнева (мужская часть главной роли), в российско-польской исторической драме «Эскадрон» /1994/, в новелле «Экзерсис №5» альманаха «Прибытие поезда» /1995/ – талантливого посвящения наших режиссёров столетию кинематографа. Подобная тактика принесла свои плоды, и в 1999-м году Серебрякова удостоили звания Заслуженного артиста России.

Пусть удостоили, скорее, авансом – но ведь надежды оправдались на удивление быстро. Наивысший взлёт славы Алексея Серебрякова, в сравнении с которым меркнут прошлые успехи, пришёлся уже на новое столетие. Своеобразным задатком послужил образ адвоката Олега Званцева в криминальном телесериале «Бандитский Петербург». С одобрением отнеслась публика и к экранизации исторического романа Валентина Пикуля «Баязет». А подлинный резонанс вызвал, разумеется, «Штрафбат». Никто не спорит с тем, что этот мини-сериал далёк от совершенства в элементарном профессиональном отношении, кишит историческими неточностями, а идеологически – по меньшей мере спорен. Только на первом плане оказались, к счастью, яркие человеческие характеры, которые, начиная именно с Василия Твердохлёбова – командира злополучного штрафного батальона, запомнились лучше всего.

С выходом «Штрафбата», сопровождавшимся острой полемикой в прессе, режиссёры чуть ли не вменили себе в обязанность зазывать Алексея Серебрякова в каждый крупный российский кинопроект. Он с удовольствием, как уже отмечалось выше, отдаёт дань разнообразным фильмам действия, изображая то опытного следователя Пахомова, занятого преследованием сбежавшего заключённого, то десантника, то капитана из 9-ой роты, воевавшей в Афганистане, то – секретного агента, оказавшегося по чужому злому умыслу в одной из суровых колоний Сибири. Но вместе с тем копится всё больше заметных партий в фильмах иных жанров – от «чёрной комедии» до научной фантастики. А это позволяет, право, оставаться спокойным за дальнейшую судьбу полноценной «звезды» отечественного экрана.

__________
1 – Алексей родился 3-го июня 1964-го года.

© Евгений Нефёдов, 27.04.2009

Серп и молот / Serp i molot (1994): постер

Серп и молот / Serp i molot (1994)

Замысел исчерпывающе раскрывается в финале, когда авторы, отбросив намёки и недоговорённости, практически прямым текстом озвучивают мысль, что общество, а также произвол вождя, тоталитаризм, суровое предвоенное время, наконец, История не позволяют индивиду отстоять свою «самость» (не путать с «самцовостью»)…

Обитаемый остров. Схватка / Obitaemyy ostrov. Skhvatka (2009): постер

Обитаемый остров. Схватка / Obitaemyy ostrov. Skhvatka (2009)

Итак, оправдывает ли цель средства?! Допустимо ли прибегать к повальной, систематической манипуляции сознанием граждан во имя предотвращения скатывания страны в хаос, массового голода, надвигающейся экологической катастрофы, потенциального поражения в войне с вражеским государством?..

Обитаемый остров / Obitaemyy ostrov (2009): постер

Обитаемый остров / Obitaemyy ostrov (2009)

Так называемый обитаемый остров, навещённый Максимом-Робинзоном (поначалу принятым туземцем Зевом за «дикаря»), на поверку оказывается Массаракшем, то есть ‘миром наизнанку’, но вместе с тем – раскрывает вполне «земную» проблему борьбы за власть…

Яндекс.Метрика Сайт в Google+