Неоконченная пьеса для механического пианино / Neokonchennaya pyesa dlya mekhanicheskogo pianino (1977)

Неоконченная пьеса для механического пианино / Neokonchennaya pyesa dlya mekhanicheskogo pianino (1977): постер

Полнометражный фильм (специальный «Давид ди Донателло»).

Другие названия: «Неоконченная пьеса для механического пианино» / «An Unfinished Piece for a Player Piano» / «Unfinished Piece for Mechanical Piano» (международные англоязычные названия), «Платонов» / «Platanov» (США).

СССР.

Продолжительность 103 минуты.

Режиссёр Никита Михалков.

Авторы сценария Александр Адабашьян, Никита Михалков по произведениям Антона Чехова.

Композитор Эдуард Артемьев.

Оператор Павел Лебешев.

Жанр: драма

Краткое содержание
В разгар благодатной летней поры в усадьбе у вдовствующей генеральши Анны Петровны Войницевой (Антонина Шуранова) и её взрослого пасынка Сергея Павловича (Юрий Богатырёв) собираются знатные гости. Помимо прочих вслед за местным доктором Николаем Ивановичем Трилецким (Никита Михалков) прибывают его шурин Михаил Васильевич Платонов (Александр Калягин) с молодой женой Сашенькой (Евгения Глушенко) и Павел Петрович Щербук (Олег Табаков) с дочерьми Верочкой (Наталья Назарова) и Лизочкой (Ксения Минина) и племянником-гимназистом Петей (Сергей Гурьев). Неожиданно Софья Егоровна (Елена Соловей), накануне обвенчавшаяся с Войницевым-младшим, узнаёт в Платонове друга исполненной радужных надежд и высоких устремлений юности…

Также в ролях: Николай Пастухов (Порфирий Семёнович Глагольев), Павел Кадочников (Иван Иванович Трилецкий), Анатолий Ромашин (Герасим Кузьмич Петрин), Сергей Никоненко (Яков).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 26.11.2017

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Неоконченная пьеса для механического пианино / Neokonchennaya pyesa dlya mekhanicheskogo pianino (1977): кадр из фильма
В ладу с природой

В своём манифесте «Фильм без интриги» Виктор Дёмин не случайно отвёл исключительное место творчеству Антона Чехова, ставшему, согласно выдвинутой гипотезе, особого рода вершиной в тонком и непрерывном процессе эволюции художественной формы, берущем исток у классиков античности и одарившем нас, в частности, трагедиями Уильяма Шекспира. Театр на протяжении тысячелетий наблюдал постепенное разрушение чётко очерченной, напряжённой фабулы – интриги – в пользу обогащения повествования самоценными подробностями, психологическими нюансами и даже намеренными недоговорённостями (говоря языком Константина Станиславского, подводными течениями жизни), достигнув важного рубежа в пьесах нашего соотечественника. Кинематографу потребовалось, к счастью, несравненно меньше времени – и своеобразным камертоном киноведу в данном отношении послужили именно экранизации чеховского наследия. От ранних попыток пересказать на киноязыке (в том числе на языке «великого немого») юмористические зарисовки – к стремлению проникнуть в суть таких лирических шедевров, как «Дама с собачкой»1, и дальше… Знаменательно, что именно в 1960-70-е, причём сразу в нескольких странах, появились первые, пока несовершенные киноадаптации пьес Антона Павловича. Но если «Дядя Ваня» в прочтении Андрея Кончаловского (с Иннокентием Смоктуновским в заглавной роли) оставался, к сожалению, несвободным от компромиссных драматургических решений, то опыт его младшего брата видится в высшей степени удачным и показательным.

Неоконченная пьеса для механического пианино / Neokonchennaya pyesa dlya mekhanicheskogo pianino (1977): кадр из фильма
Минуты откровения

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Никита Михалков и Александр Адабашьян (выступивший и одним из художников-постановщиков) не рискнули обратиться к завершённому и, тем более, к признанному сценическому произведению Чехова, взяв за основу дебютную пьесу «Платонов», или «Безотцовщина», и задействовав мотивы ряда рассказов. То есть увидела свет фантазия, почти музыкальная вариация на постоянные (слово «излюбленные» прозвучало бы здесь двусмысленно) темы автора, к которой априори было бесполезно предъявлять претензии в несоблюдении переосмысленных им законов драматургии – но которая следует этим законам превосходно. Режиссёру, по сути, удалось искусно реализовать художественную максиму о мучительном сломе устоявшегося жизненного уклада и крушении целых империй, происходящих подспудно, тихо, незримо, задолго до бурных и кровопролитных революционных катаклизмов, и почти не замечающихся за плотной завесой внешне идиллического быта, безнадёжно увязшего в пошлости.

Неоконченная пьеса для механического пианино / Neokonchennaya pyesa dlya mekhanicheskogo pianino (1977): кадр из фильма
Приятный разговор

В кульминационный момент, когда признания Софьи оказываются последней каплей, переполнившей чашу терпения некогда покинутого сердечного друга, надсаживающийся о бессмысленности собственного существования и бросающий неприятные обвинения окружению Платонов особенно сильно напоминает и дядю Ваню, и Иванова. Более того, полностью оправдывает фамилию, как бы взваливая на плечи крест всех идеалистов (как минимум, специфических русских идеалистов), рано или поздно терпящих неизбежное поражение от материи бытия, оказывающихся не в состоянии совладать с той самой, заедающей средой. Но и воистину героические усилия Сашеньки, возвращающей супруга, чья попытка совершить самоубийство лишь чудом не увенчалась успехом, к жизни и в духовном смысле, всё же не дают однозначного ответа на вопрос о его дальнейшей судьбе. Найдёт ли недоучившийся студент, ныне сельский учитель силы прервать упоминаемую в молитве цепь предательств того, во что верил и что любил, побороть меланхолию и принять участие в грядущих событиях по переустройству мира – настоящих, не ограничивающихся смехотворными намерениями одарить косцов ношеными фраками? Да и не в нём одном дело. Ирония истории проявилась в том, что отрок Петя, единственный представитель подрастающего поколения (если угодно, посланник будущего), остаётся в стороне от громозвучных событий2 и мирно дремлет, не обращая внимания на обострившиеся личные драмы. А что же цвет провинциального общества? Добрая и впечатлительная женщина с именем богини мудрости, чья затея с кормлением крестьянских детей кажется, скорее, формальной данью идеалам юности? Её покорный, но слабовольный и наивный муж, находящийся под пятой у властной и циничной «маман»? Земский врач, прячущийся за колкими остротами, пока не признаётся, что давно возненавидел своё призвание? Господин Щербук, по поводу и без повода кричащий криком о засилье кухаркиных детей и прочих чумазых, не могущих претендовать на сравнение с белой костью?.. Его спонтанно вспыхнувший за ужином спор с Петриным сталкивает помещиков лицом к лицу с неприятным фактом: привычная жизнь в праздном безделье и опостылевшем наслаждении красотами природы продолжается, в сущности, по инерции – доброй волей предприимчивых представителей новой формации. Это действительно предгрозье, вернее, затишье перед бурей, бурей разрушительной и очевидной для любого здравомыслящего человека, которую великородные гости Войницевки предпочитают не замечать.

Неоконченная пьеса для механического пианино / Neokonchennaya pyesa dlya mekhanicheskogo pianino (1977): кадр из фильма
Полон невесёлых дум

Если на Западе в чеховских «комедиях» справедливо усмотрели предвосхищение злободневного мотива некоммуникабельности, то «Неоконченная пьеса для механического пианино» помогла обнаружить актуальность работ драматурга и писателя как обличителя той духовной коррозии, что оказывает тлетворное, разъедающее действие на внешне благополучное общество. Прямые (механистические) аналогии с современностью были, разумеется, неуместны3, но на более тонком уровне авторы вполне искренне указывали на проблемы, требовавшие осознания и безотлагательного разрешения. Как известно, своевременного разрешения они не получили, и последствия массового насаждения щербуковских воззрений, постепенно переставших казаться режиссёру дикостью и проявлением скудоумия, мы сполна оценили в смутные постсоветские годы.

.

__________
1 – Между прочим, Иосиф Хейфиц продолжил линию в 1973-м, хотя тоже блестящий «Плохой хороший человек» (по повести «Дуэль») вызвал на удивление меньший резонанс.
2 – Разве что периодически одёргивается дядей, а ведь его любопытство косвенно свидетельствует о живом уме и неподдельном интересе к миру.
3 – Достаточно провести параллель с осуществлённой Михалковым чуть позже, в 1979-м году, адаптацией «Пяти вечеров» Александра Володина.

Прим.: рецензия впервые опубликована на сайте World Art



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter