Наше гостеприимство / Our Hospitality (1923)

Наше гостеприимство / Our Hospitality (1923): постерПолнометражный фильм.

США.

Продолжительность 65 минут.

Режиссёры Джон Дж. Блайстоун (в титрах как Jack Blystone), Бастер Китон.

Авторы сюжета Джин К. Хэвес (в титрах как Jean Havez), Клайд Бракман, Джозеф Э. Митчелл (в титрах как Joseph Mitchell), авторы сценария и титров (все без указания в титрах) Джин К. Хэвес, Клайд Бракман, Джозеф Э. Митчелл.

Композитор Карл Дэвис (музыка к восстановленной версии, выпущенной в 1984-м году).

Операторы Гордон Дженнингс, Элджин Лессли.

Жанр: комедия, семейный фильм

Краткое содержание
1830-й год. Двадцатиоднолетний Вилли МакКэй (Бастер Китон), воспитывавшийся тётей Мэри (Китти Бредбери) в Нью-Йорке, получает письмо о том, что вступил в права наследования поместьем, принадлежащим его семье. Молодой человек тут же решает отправиться в места, где жили родители. Соседкой Вилли по поезду становится, по стечению обстоятельств, привлекательная Вирджиния (Натали Толмэдж), дочь Джозефа Кэнфилда (Джо Робертс) — главы семейства, у которого с родом МакКэев десятилетиями длится кровная вражда. Не ведая о том, парень становится мишенью…

Также в ролях: Ральф Башмэн (Клейтон Кэнфилд), Крэйг Уорд (Ли Кэнфилд), Монте Коллинс (священник), Джо Китон (инженер), Бастер Китон-мл. (Вилли в годовалом возрасте).

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 17.01.2013

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Наше гостеприимство / Our Hospitality (1923): кадр из фильма
Ромео и Джульетта с Дикого Запада

В автобиографической книге «Мой удивительный мир слэпстика» (в переводе Н. Букановой для российского издательства – «Мой удивительный мир фарса») Бастер Китон вспоминал, что «Наше гостеприимство» отлично прошло в национальном прокате и даже установило несколько коммерческих рекордов. Это обеспечило долгосрочный контракт на съёмку ещё нескольких полнометражных немых комических, прославивших имя одарённого артиста во всём мире, но… не спасло его шедевры от забвения с приходом в кинематограф звука. Как известно, повторное открытие китоновского наследия произошло спустя тридцать-сорок лет, когда, извлечённые стараниями энтузиастов на свет Божий, его шедевры вдруг зажили самостоятельной жизнью, и с новой силой вспыхнул старый спор о том, кто заслуживает почётного титула комика №1 мирового экрана: Чарли или Бастер?.. Свидетельством же редкостной актуальности именно «Нашего гостеприимства», которое, казалось, высмеивает недостатки обычаев, давно поросших быльём, служит то обстоятельство, что совсем недавно, с небольшой разницей (в 2010-12-х годах), в Индии появилась череда «римейков» замечательной картины, снятых на разных языках1 в нескольких штатах этой огромной страны.

Наше гостеприимство / Our Hospitality (1923): кадр из фильма
Гостеприимное семейство

Фильм уникален во многих отношениях. Китон впервые (во всяком случае – с такой основательностью и глубиной) обыгрывает те мелкие каверзы, которые невольно подбрасывает людям техника. И если не техника вообще, то точно – ранние, пока несовершенные плоды человеческого интеллекта, вроде паровоза конструкции инженера Джорджа Стефенсона с величественным названием «Ракета». Тихоходность,  когда состав запросто обгоняет прогуливающийся пешеход, досадные поломки, нескончаемые курьёзы по пути следования: от проложенных на кочках рельсов и едкого чёрного дыма, оседающего (особенно в тоннеле) на лицах и одежде пассажиров, до осла, преградившего путь… Всё это прочитывается тонкой насмешкой над любителями воспеть идиллию старых добрых времён и вместе с тем служит не более, чем прологом к тем неприятностям, что подстерегают нас в будущем – в детищах неумолимого прогресса, будь то локомотив «Генерал», трансатлантический лайнер или старый пароход. Причём вереница уморительных гэгов, развенчивающих велеречивые рассуждения мыслителей-технократов, кажется ещё забавнее по контрасту с основной частью повествования, начинающейся по прибытии Вилли в пункт назначения.

Наше гостеприимство / Our Hospitality (1923): кадр из фильма
Вилли на земле родителей

«Великолепно! Он никогда не забудет нашего гостеприимства», – заверяет мистер Кэнфилд2, заговорщически подмигивая сыновьям правым глазом, наивную Вирджинию, пригласившую на ужин юношу, произвёдшего благоприятное впечатление во время утомительного путешествия по железной дороге. Однако необоримый зов мщения кровному врагу, на котором зиждутся пестуемые веками представления о чести и доблести, действительно вступает в вопиющее противоречие с законами радушия, не позволяющими нанести вред тому, кто, приняв приглашение, переступил порог дома. Бастер не ограничивается уморительным обыгрыванием двусмысленного положения как такового, когда МакКэй рискует поплатиться головой, выйдя на крыльцо, – и снова оказывается в безопасности, стремглав вбегая в обитель недругов. Авторы, довольствуясь полунамёками (обходясь без явной пародии на вестерны), покушаются на святая святых ковбойских фильмов, проникнутых высоким пафосом покорения Дикого Запада, негласно подразумевающим, что европейские переселенцы, одолев неразумных и жестоких индейцев, установили истинно цивилизованные порядки. На деле всё ограничивается библейским призывом «Возлюби соседа своего», лицемерно повешенным на стену!.. К тому же, действие вскоре переносится в скалистую местность, где Вилли чудом уцелеет, упав с огромной высоты и испытав на себе прелести горных рек с множеством водопадов. Кульминация ленты служила предметом особой гордости гениального комика, с абсолютно невозмутимым выражением лица исполнившего сложнейшие трюки на воде и под водой – и, между прочим, включившего в окончательную версию ленты кадры, запечатлевшие внештатную ситуацию, когда обрыв страховочного троса едва не стоил актёру жизни. Даже с учётом тщательно скрывавшегося (несколько десятилетий!) факта использования декораций, специально возведённых на студии, он мог смело претендовать на звание самого отважного голливудского кумира, хотя, кажется, никогда не покушался на лавры бравого и неунывающего Дугласа Фэрбэнкса… Есть, что ни говори, особая символичность в том, что в «Нашем гостеприимстве» состоялась встреча трёх поколений Китонов, поскольку Джо, отец Бастера, предстал в образе инженера на локомотиве, а сын-младенец изобразил юного Вилли; кроме того, роль Вирджинии сыграла очаровательная Натали Толмэдж, первая жена «звезды».

.

__________
1 – Телугу, хинди, каннада, бенгали.
2 – Последняя работа в кинематографе крепыша Джо Робертса, не прервавшего съёмки, несмотря на возникшие трудности со здоровьем.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Материалы о фильме:
Черненко Мирон. Невероятный Китон // Советский экран. – 1987, № 1. – С. 20-21.

Материалы о фильме (только тексты) 

Pages: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter