Каникулы господина Юло / Les vacances de Monsieur Hulot (1953)

Каникулы господина Юло / Les vacances de Monsieur Hulot (1953): постерПолнометражный фильм.

Другое название: «Каникулы месье Юло» / «Отпуск господина Юло» / «Отпуск месье Юло» (варианты перевода названия), «Каникулы господина Юло» / «Mr. Hulot’s Holiday» (международное англоязычное название).

Франция.
Продолжительность 114 минут.

Режиссёр Жак Тати.
Авторы сценария Жак Тати, Анри Марке (номинация на «Оскар»), Пьер Обер (без указания в титрах), Жак Лагранж (без указания в титрах) по сюжету Жака Тати и Анри Марке, авторы диалогов Жак Тати и Анри Марке.

Композитор Ален Роман.

Операторы Жак Меркантон, Жан Муссель.

Жанр: комедия

Краткое содержание
В разгар отпускного сезона месье Юло (Жак Тати) приезжает в одно из живописных курортных местечек, расположенное на берегу моря. Прибывшие на отдых представители разных профессий, социальных кругов и даже стран поначалу относятся к нему без особых симпатий, но… всё может измениться.

Также в ролях: Луи Ферро (Фред), Андре Дюбуа (военачальник), Люсьен Фрежи (владелец отеля), Рене Лакур (путешественник), Раймон Карл (официант), Натали Паскод (Мартена), Мишлен Ролла (тётушка), Валентина Камакс (англичанка), Сьюзи Вилли (жена военачальника).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 03.02.2014

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Каникулы господина Юло / Les vacances de Monsieur Hulot (1953): кадр из фильма
Невозмутим

Жак Тати не без досады отмечал, что «нашей публике ближе комизм текстовой, как, например, в картине «Дон Камилло», чем комизм в основе своей зрительный1, объясняя это различием между юмором в чистом виде и шутками (остроумием), которому по преимуществу отдают предпочтение французы. Думаю, кинематографист был не совсем справедлив к соотечественникам, которые, хотя и посещали продолжение фарса о бескомпромиссном священнике в исполнении Фернанделя более охотно, всё же оценили по достоинству и его вторую полнометражную постановку. «Каникулы господина Юло» собрали аудиторию свыше 5 миллионов человек (седьмое место в сезоне), причём в отдельных кинотеатрах демонстрации продолжались на протяжении многих месяцев, если не лет, вдохновив Жака2 на создание новых фильмов о неунывающем, никогда не теряющем самообладания, пусть и не шибко удачливом, месье. Однако творчество Тати действительно остаётся, по сути, уникальным феноменом в истории национальной комедийной школы (одной из самых славных!) – но и настойчиво проводимые параллели с наследием мэтров американского «слэпстика», включая Чарли Чаплина, являются небесспорными. Отождествление авторов и их персонажей чаще всего неправомочно, но в данном случае – сложно удержаться от соблазна сравнить режиссёра-сценариста-актёра с господином Юло, обладающим редкостным талантом совершенно не вписываться в социальную среду (даже не замечая этого), быть вызывающе непохожим на окружающих, доставлять почтенному обществу массу хлопот и мелких бытовых неудобств. И вместе с тем – чем-то располагающим к себе людей, под занавес скоротечного отпуска не упускающих шанса, пока никто не видит, выразить новому знакомому признательность и пригласить его в гости. Удивительное свойство натуры!

Каникулы господина Юло / Les vacances de Monsieur Hulot (1953): кадр из фильма
Творческий процесс

Гэги Тати покоряют совершенством, при всей изощрённой продуманности и филигранности исполнения – производя впечатление чистейшей импровизации, чуть ли не нечаянно подсмотренных «скрытой камерой» казусов. Как постановщику удалось рассчитать с такой точностью, чтобы приливная волна, подхватившая банку с краской, пока Юло водит кисточкой по поверхности лодки, принесла её обратно в нужный момент? Было отснято огромное количество дублей? Или художник заставил «играть» саму природу?.. И воистину незабываема другая неприятность незадачливого отпускника, словно заранее высмеивающая стремление Голливуда (в лице Стивена Спилберга с жуткими «Челюстями» /1975/) напугать нас опасностью, которую несут мирно загорающим на пляже гражданам кровожадные акулы. Чем внимательнее всматриваешься в неспешно развёртывающееся на экране действо, тем больше обнаруживаешь деталей, внешне ничем не примечательных, но – заставляющих привычную «раковину вещей» (воспользуемся эпитетом Владимира Маяковского, непримиримого борца с мещанской косностью и душевной леностью) утратить уютность, «взбрыкнуть» подобно лошади, лягающей автомобиль с франтом за рулём. Словно в насмешку курортникам даруется маленький праздник незадолго до отъезда – ненароком устроенный Юло фейерверк, но и это становится поводом для выказывания недовольства тем, что уставших за день от безделья посмели потревожить посреди ночи. Какой кошмар! Нигде нет покоя!

Каникулы господина Юло / Les vacances de Monsieur Hulot (1953): кадр из фильма
В раздумьях

Неординарность, а точнее, чуждость устоявшимся драматургическим клише «Каникул господина Юло» проявляется в композиции всего произведения, причём новаторство Тати и Анри Марке, принципиально отказавшихся от бешеного темпа и нагромождения невероятных событий, присущих комическим в их классическом виде, оценили даже американские коллеги3, традиционно любящие крепкие динамичные сюжеты. Неторопливость развёртывания экранных перипетий служит не только сатирическим целям. Без этого было бы невозможно сосредоточенное и обстоятельное наблюдение за поведением обывателей, искренне гордящихся своими достижениями в жизни, будь то военное прошлое, навыки игры в теннис или умение скороговоркой цитировать заумные социологические труды марксистского толка, наводящие на хорошеньких девушек зелёную тоску. Юло от них, быть может, только тем и отличается, что остаётся самим собой, не пытается изображать важность и не напускает серьёзности. Но в конце концов дело не в конкретном субъекте, пусть и упоминаемом в названии произведения. Если праздничный день в глубинке оставлял с чувством радости и умиротворения, то поездка на заслуженный отдых почему-то оборачивается разочарованием, навевая непонятную грусть и ощущение бессмысленности существования. Пока речь не идёт о всепроникающей некоммуникабельности, как у Микеланджело Антониони: постояльцы небольшого отеля ещё неплохо находят друг с другом общий язык, проводят время в светских беседах и приятных забавах – словом, ничего необычного не замечают и не испытывают. Однако оказывается достаточно совсем чуть-чуть вывести замкнутый филистерский мирок из равновесия (прибытие Юло в буквальном смысле приносит… хорошо, не ураган, но сильный, очень сильный ветер), пристально вглядеться в установившийся порядок вещей, и скрытая абсурдность явлений станет явной. А проникновенный лейтмотив (джазовые вариации Алена Романа на музыкальную тему Quel temps fait-il a Paris) отзовётся в душе щемящими нотками… О том, что ждёт «средних французов» за пределами каникул, в серых буднях, Жак Тати поведает – и тоже блестяще – в следующих картинах о злоключениях месье, не расстающегося с курительной трубкой и неизменно подчёркнуто вежливо раскланивающегося с дамами.

.

__________
1 – Цит. по: Лепроон, П. Современные французские кинорежиссёры. – М.: Издательство иностранной литературы, 1960. – С. 686.
2 – Вопреки тому, что ранее отказался от предложения продюсеров снимать продолжение «Праздничного дня» /1949/.
3 – Правда, в итоге «Оскар» ушёл (в 1956-м году) сочинителям музыкально-биографической драмы «Прерванная мелодия» /1955/.

Прим.: рецензия публикуется впервые


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter