Любовное настроение / Faa yeung nin wa / Hua yang nian hua (2000)

Любовное настроение / Faa yeung nin wa / Hua yang nian hua (2000): постер

Полнометражный фильм (премия «Сезар», международная награда Европейской киноакадемии, номинация на «Давид ди Донателло»).

Другие названия: «Любовное настроение» / «In the Mood for Love» (международное англоязычное название), «Пекинское лето» / «Beijing Summer», «Цветок, как горы» / «Flower Like Years» (рабочие названия).

Гонконг, Китай.

Продолжительность 98 минут.

Режиссёр Вонг Карвай.

Автор сценария Вонг Карвай.

Композиторы Майкл Галассо, Сигэру Умэбаяси.

Операторы Кристофер Дойл, Пан-Люн Кван, Пин Бин Ли (технический Гран-при Каннского МКФ).

Жанр: драма, мелодрама

Краткое содержание
Гонконг, 1962-й год. Журналист Чоу Мо-ван (Тони Люн Чи Вай, премия Каннского МКФ) с женой (озв. Паулин Сун) и Су Ли Чжен (Мэгги Чун), работающая помощницей руководителя, которой приходится подолгу ждать, когда муж, господин Чан (озв. Рой Чун), возвратится из очередной заграничной командировки, в один и тот же день въехали в расположенные по соседству комнаты, арендованные в доходном доме. Их знакомство носило необязательный, случайный характер, пока Чоу и Су не начали догадываться о романе своих вторых половинок…

Также в ролях: Пин Лам Сю (А Пин), Тун Чо «Джо» Чун (человек, живущий в квартире господина Ку), Ребекка Пан (госпожа Суэн), Келли Лай Чен (господин Хо, в титрах как Lai Chen), Ман-Лей Чан (господин Ку), Жу-ин Чьен (Ама, в титрах как Tsi-Ang Chin).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 13.10.2018

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Любовное настроение / Faa yeung nin wa / Hua yang nian hua (2000): кадр из фильма
В любовном настроении

В отношении Вонга Карвая видится особенно справедливым и точным высказывание о том, что истинный творец всю жизнь создаёт одно и то произведение, в применении к кинематографу – снимает фильм. Один и тот же, невзирая на обращение к разным сюжетам, вольное чередование места и времени действия, имён и характеров действующих лиц… И даже – вопреки радикальному изменению стилистики, как в случае с его девятой по счёту постановкой. «Любовное настроение» принято считать (с подачи самого режиссёра-сценариста) продолжением «Диких дней» /1991/, но речь может идти о продолжении разве что косвенном, тематическом, а точнее, «настроенческом». Невозможно заставить себя поверить, что подразумевается та же самая (пусть вновь в исполнении красавицы Мэгги Чун) Ли Чжен – по истечении примерно двух лет после того, как оборвался её бурный роман с нахрапистым, беспокойным Юдди, сыгранным Лесли Чуном в совсем иной манере. Не более строго задана связь и с третьей частью условной трилогии, формально – сводимая чуть ли не к табличке на дверях гостиничного номера, где остановился Чоу, пока не задумывающийся о тех фантастических событиях, что будут развёртываться в 2046-м году. К слову, не сложнее провести параллель с двумя (предшествующим и последующим) опытами режиссёра в жанре фильмов действия о восточных единоборствах. Задумчивая настойчивость, с какой Мо-ван вынашивает идею романа о кун-фу и берётся за реализацию замысла (мы становимся свидетелями, в частности, написания главы с участием небезызвестного пьяного мастера), вдохновлённый интересом издателя и, главное, поддержкой, оказанной Су Ли, позволяет, право, глубже понять смысл исканий отшельника Фэна Оуяна и великого Ип Мана

Любовное настроение / Faa yeung nin wa / Hua yang nian hua (2000): кадр из фильма
Просто соседи

Любая картина Вонга Карвая таит в себе целую Вселенную чувств. И всё-таки «Любовное настроение» резко выделяется в ряду его предшествующих работ, в которых – в большей или меньшей степени – кипели нешуточные страсти и бушевали эмоции, а сам автор заражал зрителя необоримым стремлением охватить окружающую действительность как можно стремительнее, всю и сразу. Врасплох! Максимально подвижная, словно старающаяся угнаться за рваным ритмом шумных и залитых разноцветными огнями улиц современного мегаполиса камера Кристофера Дойла вдруг обретает умудрённую размеренность и деликатную плавность движений1, которую, словно достигнутого контраста было мало, дополнительно усиливает съёмка в рапиде. А взамен причудливых музыкальных импровизаций режиссёр раз за разом вводит в ткань повествования незабываемые, бередящие души сочинения: так называемую тему Юмэдзи, изначально написанную Сигэру Умэбаяси для одноимённого фильма Сэйдзуна Судзуки, неисправимого лирика из Страны восходящего солнца, и песню кубинца Освальдо Фарреса Quizas, Quizas, Quizas. Между прочим, Карвай справедливо счёл, что именно эта составляющая является универсальной, и не стал дословно переводить на английский язык оригинальный заголовок, навеянный творчеством китайской певицы Чжоу Сюань. Намёк за замечательную композицию Брайана Ферри I’m in the Mood for Love (отсылающую в свою очередь к классическому джазовому опусу 1930-х) пришёлся как нельзя кстати, исчерпывающе передав суть… Впрочем, с не меньшим основанием можно утверждать, что «Любовное настроение», открывшее новую страницу в творчестве постановщика, уникально для всего кинематографа рубежа столетий и тысячелетий.

Любовное настроение / Faa yeung nin wa / Hua yang nian hua (2000): кадр из фильма
Возможны ли отношения?

Обращение к реалиям начала 1960-х, воссозданным с редкостным тщанием и любовью (причём вынужденно воссозданным – в Бангкоке, поскольку чиновники КНР не имели права выдать разрешение на съёмки в Пекине, не ознакомившись с законченным сценарием, которого у Вонга попросту не было), послужило достаточным оправданием для возвращения к подзабытой эстетике. И не столько к эстетике, сколько – в уже изрядно растраченные мироощущение и миросозерцание, по-разному выражавшиеся художниками на Западе и на Востоке, но и роднившие таких непохожих кинематографистов, как итальянец Микеланджело Антониони, японец Ясудзиро Одзу и даже француз Жан-Люк Годар2, тоже не чуждавшийся пронзительных сантиментов. Ничто не вечно под Луной, а уж феномену славного, поистине «оттепельного» (во многих аспектах, не сводимых к истории нашего Отечества) десятилетия, отмеченного явлением поколения шестидесятников, было тем более уготовлено краткое существование. Вот и история Су и Чоу, встретившихся случайно, не менее случайно открывших для себя неприятную тайну и с неизбежностью, невзирая на зародившиеся высокие чувства, расстающихся, носит мимолётный характер. А между тем миг их очередного свидания наедине, когда ни Он, ни Она так и не решаются поддаться любовному порыву – и элементарно признаться себе в том – разрастается, кажется, до бесконечности. Вонг прибегает к сильному (но лишённому навязчивой демонстративности, как у Алехандро Гонсалеса Иньярриту в драме «21 грамм» /2003/) монтажному решению, безо всякого объяснения и пауз чередуя фрагменты их непродолжительных встреч. Чередуя словно по прихоти памяти, без устали возвращающей нас в сладостные минуты, – позволяя догадываться о времени и месте робких свиданий лишь по ряду внешних деталей, прежде всего по разным платьям3 госпожи Чан. Именно такие мгновения фактически неотличимы от вечности, во всяком случае – в её восприятии человеком. И грустное послесловие с размышлением о прошлом, на которое можно мысленно взирать, словно через тусклое, плохо вымытое стекло, но к которому нельзя прикоснуться, ничего, в сущности, не меняет. Быстротекущее время оказывается бессильно – и развалины древних храмов (увиденные журналистом в Камбодже, куда прибыл с визитом генерал Де Голль, то есть незадолго до военного переворота и террора красных кхмеров, что придаёт финалу ещё и острый политический подтекст) кажутся самим воплощением величественной бесконечности.

Любовное настроение / Faa yeung nin wa / Hua yang nian hua (2000): кадр из фильма
Любовь сквозь грусть

Картина оставляет с поразительно, несказанно светлым и радостным ощущением на душе, в умиротворённости и с воспоминанием о томительном, но и неизъяснимо прекрасном любовном настроении. Тот факт, что режиссёр-сценарист не стал вводить уже отснятые интимные сцены, окончательно придав рассказу, таким образом, платонический характер (в одном из разговоров возлюбленные договариваются, что не станут, следуя пагубному примеру, опускаться до измены), глубоко символичен! Вонг Карвай как мало кто из коллег (тем более – из современников, всё менее стесняемых цензурными запретами и негласными нормами приличия) приблизился к запечатлению мига зарождения любви, сумев чутко постичь процесс «кристаллизации», если воспользоваться метафорой Стендаля. Тайна так и останется навсегда сокрытой от людей в дупле дерева, а быть может, и от Су, которую мы видим спустя несколько лет воспитывающей сына, и от самого Чоу, ненадолго вернувшегося туда, где таится столько волнительных воспоминаний… Отдельно хочется отметить, что такой на первый взгляд старомодный, на поверку же – получающий вневременное звучание фильм не только снискал признание профессионалов от кинематографа в разных частях света (от самого Гонконга до Франции и Германии), но и был не без интереса встречен широкой публикой, собрав $12,85 млн.

.

__________
1 – Правда, на сей раз талантливый австралийский оператор оказался не единственным, кто работал над лентой.
2 – Если не ошибаюсь, стилизованные вступительные и заключительные титры и эпиграф-комментарий являются данью уважения именно ему.
3 – Всего для актрисы было подобрано 46 (!) разных туалетов, а грим занимал по пять часов в день.

Прим.: рецензия публикуется впервые



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter