Хэллоуин / Halloween (1978)

Алова Л. Почему? // Видео-Асс PREMIERE. – 1995, № 26. – С. 100-101.

ПОЧЕМУ?

ПОЧЕМУ МЫ БОИМСЯ? ПОЧЕМУ НАС ПУГАЮТ? ПОЧЕМУ МЫ ПОЗВОЛЯЕМ, ЧТОБЫ НАС ПУГАЛИ? ПОЧЕМУ МЫ ПЛАТИМ ЗА ТО, ЧТОБЫ БЫТЬ НАПУГАННЫМИ?

Когда на самом первом публичном киносеансе 28 декабря 1895 г. показывали «Прибытие поезда на вокзал Ля Сиота», зрители при виде надвигающегося на них паровоза испытали панический страх и, буквально давя друг друга, ринулись вон из зала.

Когда через несколько лет, во время просмотра самого первого вестерна «Большое ограбление поезда», бандит нацеливал дуло своего ружья в зал, зрители, опасаясь за свои жизни, укрывались под стульями, а некоторые отправлялись туда, просто лишившись чувств.

Эти «милые сценки», многократно описанные во всех историях мирового кино, объясняют эффект киноужасов просто и без затей и могут послужить своеобразной прелюдией жанра, который как термин укоренился в 50-е годы, а подлинного расцвета достиг в 70-80-е годы, то есть на наших глазах. Кино способно пугать. Оно пугает и сегодня, хотя все мы, безусловно и по праву, считаем себя искушенными зрителями. Кино обладает магической властью, в которой отказано его предшественнику театру и его младшим братьям – телевидению и видео. Темный зал, мертвенно-голубой экран широкого формата (широкий формат нашего страха!) – место, где материализуются кошмары, где «фильмы ужасов», играющие на страхе и желании, примитивнейших человеческих эмоциях, предлагают почти безопасный способ игры со смертью. Не станем углубляться в социальные причины живучести и популярности жанра ужасов, не станем обращаться за разъяснениями психологических мотиваций к дядюшке Фрейду, просто признаемся себе в существовании этого страха смерти, который то скрыто, то явно сопровождает нас всю жизнь, то лишая нас сил, то, напротив, помогая совершать невозможное. Именно в страхе смерти для одних заключена самая привлекательная сторона «фильмов ужасов». Для других именно страх смерти делает фильмы ужасов отталкивающими и отвратительными. По-своему правы и те и другие. Как правы те, кто. подвергая себя опасности («чем черт не шутит?!»), катается на американских горках и те, кто, избегая опасности («чем черт не шутит?!»), отправляется на более безопасный аттракцион. И все же – почему? Почему режиссеры не перестают нас пугать? Почему мы, большинство из нас, готовы платить за то, чтобы нас пугали? Все началось 31 октября 1978 г. с премьеры фильма «Хэллоуин» режиссера Джона Карпентера. Низкобюджетная картина независимой кинокомпании сделала самые большие сборы в истории мирового кино, открыв десятилетие, прошедшее под знаком «ужасов». «Причина популярности этих фильмов в том, – писал позднее Карпентер, – что аудитория хочет видеть нечто запретное. Именно в этом мучительная соблазнительность таких лент, как «Ночь живых мертвецов» и «Резня механической пилой», после просмотра которых чувствуешь себя так, словно провел ночь в мертвецкой или на кладбище. Они

100

действуют на центр страха. И чем запретнее, тем заманчивее. Надо поставить зрителя на край пропасти. Нельзя спихивать его, а то можно потерять… показывайте то. как нож проходит сквозь плоть, не наносите кровавые порезы, где только можно, и все ваши зрители останутся с вами. Если вы намекнете, они сами домыслят. Способность публики подключать свою фантазию является для меня секретом кинофильма. И еще один секрет – это то. что я сам эмоционально участвую в действии фильма». Соучастие, вовлеченность, эмоциональное и нервное возбуждение и, наконец, чувство освобождения от кошмара – таков механизм секрета «фильмов ужасов». Кино – это только кино. И спасительная мысль о том, что любое самое жуткое наваждение через 1,5 – 2 часа экранного времени закончится, а вместе с ним придет облегчение, помогает преодолеть опасность, которой мы добровольно себя подвергаем. «Фильм ужасов» сродни страшному сну, имеет катарсический очистительный эффект. Просмотр «фильма ужасов» как бы «удовлетворяет» наш внутренний страх, нейтрализует его, восстанавливает душевное равновесие и вызывает желание, выйдя из кинотеатра заняться мирными, повседневными созидательными делами. Ну а «если эти переживания вас не волнуют, если вы время от времени не испытываете потребности пережить подобный страх, то, следовательно, вы не хотите узнать всей правды о самом себе, пытаетесь закрыть глаза на какую-то часть своей человеческой натуры», – считает Джорж Ромеро, который верен жанру «и в шутку и всерьез».

Л.Алова

МНОГИЕ ТЕОРЕТИКИ КИНО И ПСИХОЛОГИ НАЗЫВАЮТ «ФИЛЬМЫ УЖАСОВ» САНИТАРАМИ ОБЩЕСТВА, ИМЕЯ В ВИДУ ИХ ЦЕЛИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ. С ЭТИМ УТВЕРЖДЕНИЕМ МОЖНО СОГЛАШАТЬСЯ И НЕ СОГЛАШАТЬСЯ, НО «УЖАСЫ» СУЩЕСТВУЮТ И НЕ СТОИТ ОТ ЭТОГО ОТМАХИВАТЬСЯ. ИМЕННО ПОЭТОМУ ОБОРОТНИ, ГОЛЕМЫ И МУТАНТЫ -ПРЕДВЕСТНИКИ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ КАТАСТРОФ, А ТАКЖЕ МАНЬЯКИ И ШИЗОФРЕНИКИ — ВСЕ ЭТИ «САНИТАРЫ И САНИТАРКИ» НАШЕГО ОБЩЕГО И ЛИЧНОГО МИРА СЕГОДНЯ НА СТРАНИЦАХ ЖУРНАЛА. ТАК, ГЕРОИ И СОЗДАТЕЛИ «ФИЛЬМОВ УЖАСОВ».

101

Pages: 1 2 3 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+