В порту / On the Waterfront (1954)

В порту / On the Waterfront (1954): постерПолнометражный фильм (премии «Оскар» и «Золотой глобус»).

Другие названия: «В доке» / «В доках» (варианты перевода названия), «Вниз по реке» / «Bottom of the River», «Преступление в порту» / «Crime on the Waterfront», «Хук» / «Крюк» / «The Hook», «Порт» / «Waterfront» (рабочие названия).

США.

Продолжительность 108 минут.

Режиссёр Элиа Казан (премии «Оскар» и «Золотой глобус», «Серебряный лев», премия Католической организации и приз Пасинетти Венецианского МКФ).

Автор сценария Бадд Шульберг (премия «Оскар») по сюжету Бадда Шульберга и на основе статей Малкольма Джонсона, при участии Роберта Сиодмарка (без указания в титрах).

Композитор Леонард Бернстайн (номинация на «Оскар»).

Оператор Борис Кауфман (премии «Оскар» и «Золотой глобус»).

Также премии «Оскар» получили Ричард Дэй (художник-постановщик), Джин Милфорд (монтаж).

Жанр: криминальный фильм, драма, триллер

Краткое содержание
Терри Маллой (Марлон Брандо, премии «Оскар» и «Золотой глобус») соглашается выманить на крышу дома Джо Дойла (Бен Уогнер), полагая, что того только припугнут, принудив прекратить сотрудничество с правоохранительными органами, а не сбросят вниз. Став невольным соучастником убийства хорошего человека, парень не находит себе места. Смятение дополнительно усиливается после знакомства с девушкой по имени Эди (Эва Мари Сейнт, премия «Оскар»), сестрой покойного. Терри, в прошлом — профессиональный боксёр, начинает склоняться к мысли о том, чтобы выступить против Джонни Френдли (Ли Джей Кобб, номинация на «Оскар») — босса профсоюза докеров, тесно связанного с мафией.

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 07.01.2021

Авторская оценка 8/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

В порту / On the Waterfront (1954): кадр из фильма
Деловые разговоры

Лаконичная характеристика, данная в кинословаре этому фильму «о борьбе против гангстеризации профсоюзов», который «фактически имел антипрофсоюзную направленность»1, выдаёт скептическое отношение советских киноведов к постановке Элиа Казана. И тому были, признаем, достаточно веские основания. Ведь и в самих США картину приняли всё-таки неоднозначно в свете сотрудничества талантливого режиссёра с Комиссией по расследованию антиамериканской деятельности, в том числе – показаний против некоторых друзей. Данное обстоятельство волей-неволей накладывалось на содержание ленты, где Маллой, выступивший в суде против Френдли с ближайшим окружением, поначалу решительно осуждался товарищами и соседями, включая подростка Джимми, получив несмываемое клеймо стукача («крысы»). Сегодня, пожалуй, ещё очевиднее, что мастеру пришлось пойти на определённые морально-идеологические уступки. Вместе с тем режиссёру нельзя не отдать должного в том, что он отринул компромисс в стержневом вопросе. По иронии судьбы, первый вариант сценария написал Артур Миллер, серьёзно пострадавший в годы маккартизма. Известно, что кинодраматург категорически не принял предложение Гарри Кона (президента кинокомпании Columbia Pictures Corporation) сделать ушлого Джонни с приспешниками… коммунистами, и в результате – к сотрудничеству был привлечён новый автор. Однако в итоговой версии многие находки предшественника (достаточно упомянуть остроумное обыгрывание обоих значений короткого злого слова «the hook» – ‘хук’ и ‘крюк’2) были оставлены в неприкосновенности. Казан и Бадд Шульберг, к их чести, не исказили сути фактов, почерпнутых в журналистском расследовании Малкольма Джонсона, заслуженно получившего за серию статей, опубликованных в New York Sun в ноябре-декабре 1948-го года, Пулитцеровскую премию.

В порту / On the Waterfront (1954): кадр из фильма
Немного романтики

В начале фильма звучит принципиальное уточнение: святой отец Барри, искренне возмущённый гибелью Дойла и положением вещей в целом, замечает, что ни один другой профсоюз в стране не оставил бы всё так, как есть. То есть речь идёт не о типичном случае – не о заведомой ущербности идеи тред-юнионов как таковых, призванных защищать трудящихся от произвола капиталистов. Наоборот, кинематографисты прозрачно намекают, что шайка, сосредоточившая в своих руках власть в доках и покрываемая неким влиятельным человеком (увидев по телевизору громкий процесс, тот поспешит умыть руки), является позорным исключением из правил. Получается дикая ситуация, когда портовые грузчики посадили себе на шею ещё более жестоких и циничных эксплуататоров, пользующихся всеобщей нуждой и, если нужно, прибегающих к запугиванию и насилию. Френдли, объясняя причины физического устранения хорошего человека по имени Джо, и не думает прикрываться марксистской риторикой – прямо говорит, что опирается на право сильного и что ни при каких условиях не выпустит из рук жирный кусок, поскольку с детства одержимо рвался к вожделенной цели. Он такой же участник буржуазных отношений, как собственники средств производства (владельцы причала и судов), нашедший беспроигрышный способ оказывать давление на конкурентов. И ничто, кажется, не способно поколебать устоявшийся порядок.

В порту / On the Waterfront (1954): кадр из фильма
Одиночество в порту

Образ служителя культа, отважно выступающего против несправедливости, не был введён «искусственно», из стремления кинематографистов восславить церковь как общественный институт: у персонажа существовал конкретный прототип – Джон М. Корриган, иезуит. Но помимо того, что Барри пытается расшевелить души запуганных индивидов, воззвав к совести и чувству долга перед мучеником, он помогает сделать выбор самому Терри. Марлон Брандо покоряет не только естественностью существования на экране (впрочем, Элиа нередко пресекал поползновения актёра импровизировать), но прежде всего – тем, как завораживающе «звезде» удалось передать процесс напряжённой внутренней борьбы, одоления мучительных сомнений и колебаний. Конечно, тут не обошлось без благотворного влияния любви (и ведь совершенно незаметно, что Эва Мари Сейнт гораздо старше юной, идеалистически настроенной героини!), однако главным видится всё же пробудившаяся тяга к правде. Постепенно приходит осознание того, что соглашательство рано или поздно оборачивается упущенным шансом добиться в жизни чего-то стоящего – или хотя бы не превратиться в жалкого труса. Былой, боксёрский настрой окончательно просыпается в парне после расправы над Чарли. Казана подвергали критике за развязку (излишне оптимистичную даже по мнению Шульберга, позже переделавшего сценарий в роман, где смельчак погибает), но… приходится признать, что режиссёр-иммигрант, грек по происхождению, угадал одно из сокровенных чаяний американцев. Маллой не становится страдальцем и страстотерпцем на христианский лад, но находит в себе силы в одиночку бросить вызов злу – неимоверным напряжением выигрывает войну за сердца людей, проиграв бой. Это оказало грандиозное влияние на заокеанскую культуру, находя отражение в самых разных аспектах – например, в судьбе экранного Рокки Бальбоа, которому тоже доводилось иметь дело с организованной преступностью и частенько бывать в порту.

.

__________
1 – Кино. Энциклопедический словарь. Под редакцией С.И. Юткевича. – М.: Советская энциклопедия, 1987. – С. 164.
2 – Терри упоминает, что никогда не прибегал на ринге к хукам, а позже – запускает увесистым крюком в дверь, призывая выйти на честный поединок виновника смерти брата.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter