Первый рыцарь / First Knight (1995)

Первый рыцарь / First Knight (1995): постерПолнометражный фильм.

Другие названия: «Настоящий рыцарь» / «True Knight» (англоязычный вариант названия в некоторых странах).

США, Великобритания.

Продолжительность 134 минуты.

Режиссёр Джерри Цукер.

Автор сценария Уильям Николсон по сюжету Лорна Кэмерона, Дэвида Хоселтона и Уильяма Николсона.

Композитор Джерри Голдсмит.

Оператор Адам Гринберг.

Жанр: фильм действия, приключенческий фильм, драма, мелодрама

Краткое содержание
Гвиневра (Джулия Ормонд), правительница Лайонесса, направляющаяся в замок Камелот к своему жениху — королю Артуру (Шон Коннери), подвергается вероломному нападению людей принца Мелеганта (Бен Кросс). Её спасает Ланселот (Ричард Гир), который, странствуя по чужим краям, зарабатывает на пропитание своим умением обращаться с мечом. Отныне их судьбы неразрывно связаны…

Также в ролях: Джон Гилгуд (Освальд), Лиам Каннингем (сэр Агравейн), Кристофер Вилльерс (сэр Кей), Валентайн Пелка (сэр Патриз), Колин МакКормак (сэр Мейдор), Алексис Денисоф (сэр Гахерис), Ральф Айнесон (Ральф), Стюарт Банс (Питер).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 12.10.2021

Авторская оценка 6/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Первый рыцарь / First Knight (1995): кадр из фильм
Будущее королевства

Шона Коннери, по-видимому, слегка расстроило, что Джон Бурман, некоторое время рассматривавший его кандидатуру на роль короля Артура в «Экскалибуре» /1981/, в итоге отдал предпочтение Найджелу Терри. Образ Зелёного рыцаря, воплощённый в «Легенде о сэре Гавейне и Зелёном рыцаре» /1984/, послужил слабым утешением, поскольку постановку Стивена Уикса единодушно сочли неудачной. Тем не менее судьба наградила выдающегося артиста за терпение – и как раз приглашение кумира родом из Шотландии не вызвало возражений или нареканий. Гораздо больше критических копий было пущено по адресу Ричарда Гира, который, хотя уже имел опыт участия в исторических драмах1, выглядел заметно старше Ланселота – и совсем не походил на француза. Возможно, в подобных замечаниях наличествует доля истины, однако выбор продюсеров представляется ничуть не более спорным, чем, скажем, появление Кевина Костнера в облачении Робин Гуда. Такова уж сложившаяся голливудская традиция2, да и актёр честно отрабатывает свой гонорар, напирая на личное обаяние и стараясь сделать характер персонажа глубоким, а то и не лишённым внутренних противоречий. Собственно, именно это и представляется в «Первом рыцаре» самым любопытным.

Первый рыцарь / First Knight (1995)
Торжественное событие

Джерри Цукер с первых же кадров заявляет, что давно забыл о прошлом пародиста (к тому же, над киноверсиями рыцарских романов вдосталь поглумились «монтипайтоновцы») и даже – что не станет углубляться в сказочно-мифологические мотивы, принципиально не выходя за рамки реалистического подхода. Ланселот предстаёт неунывающим странником, почти бродягой, не стесняющимся демонстрировать искусство владения мечом на потеху публике. Он не скрывает от очередного соперника, что залогом неизменных побед служит отсутствие страха за свою жизнь – полнейшее равнодушие к риску погибнуть в любой момент (и по любой причине). С этой точки зрения встречу с Гвиневрой можно рассматривать и как шанс для обретения человеком, с детства носящим кровоточащую душевную рану, смысла существования – существования ради великой цели, пусть вспыхнувшая в сердце любовь к Прекрасной Даме является «преступной». Приравнивается к измене трону согласно законам и обычаю – и карается смертной казнью…

Первый рыцарь / First Knight (1995): кадр из фильм
Верный рыцарь короля

Справедливости ради необходимо заметить, что в предложенной Цукером и сценаристом Уильямом Николсоном трактовке легендарных событий находится место идеологической подоплёке, прямо-таки неизбежной в период после крушения социалистического блока. Мелегант, покинувший соратников по Круглому столу, всецело отдавшись воле к власти, стремится доказать бесплодность устремлений короля Артура. Людям-де нужен вожак, внушающий трепет и благоговение, а не братство (читай – не демократия), когда сильные защищают слабых. Вера в верховенство права сыграет с монархом злую шутку, едва не обернувшись трагедией для всего Камелота. Лишь готовность подданных сразиться за свободу и отечество помогают одолеть коварного врага – и, кстати, даёт отважному «первому рыцарю» возможность искупить вину перед государем. Развязка воспринимается, пожалуй, излишне благостной – позволяющей слишком уж легко разрешить извечное противоречие между чувством и долгом, принявшее столь острую форму. Однако в целом опыт режиссёра заслуживает, скорее, положительной оценки. Фильм смотрится, не скрою, с интересом, а кульминационная битва с захватчиками на территории замка не лишена размаха – и особенно порадует тех, кому предшествующие события казались избыточно сентиментальными, чересчур возвышенно-романтическими.

.

__________
1 – Представал на экране и царём Давидом, и участником войны между Севером и Югом, вернувшимся в родную деревню.
2 – К счастью, не покоробившая зрителей, поскольку из общемировых кассовых сборов львиная доля ($90 млн. против $37,6 млн.) пришлась на зарубежный кинопрокат, компенсировав затраты в $55 млн.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter