Цензуру к памяти не допускаю / Tsenzuru k pamyati ne dopuskayu (1992)

Цензуру к памяти не допускаю / Tsenzuru k pamyati ne dopuskayu (1992): постер

Полнометражный фильм.

Другие названия: «… цензуру к памяти не допускаю» (вариант написания названия), «Цензуру к памяти не допускаю» / «У цензуры нет доступа к моей памяти» / «Censorship Has No Access to My Memory», «Не подвергнутые цензуре воспоминания» / «Uncensored Memories» (международные англоязычные названия).

Россия.

Продолжительность 127 минут.

Режиссёр Александр Пороховщиков.

Автор сценария Александр Пороховщиков.

Композитор Евгений Геворгян.

Оператор Александр Устинов.

Жанр: биографический фильм, драма

Краткое содержание
Александр Михайлович Самохин (Александр Пороховщиков) уходит с работы, чтобы осуществить то, что давно задумал. Он твёрдо намерен отомстить высокопоставленному лицу, повинному в аресте своего деда. Саше (Максим Кудряшов) вместе с матерью Галиной (Елена Мельникова) пришлось испытать массу лишений, и воспоминания о детстве и неустроенном отрочестве, пришедшихся на годы правления Иосифа Виссарионовича Сталина, тяжким грузом висят на душе…

Также в ролях: Галина Пороховщикова (Галина Александровна Самохина), Николай Соколов (отец Самохина), Виктор Васильев (отчим), Виталий Седых (Александр Самохин), Тамара Лебедева (бабушка Самохина), Ирина Жукова (Вера), Светлана Родина (Оля), Александр Струнин (Пётр Егорович), Юрий Родионов (Исаак Абрамович), Елена Полосина (Роза Ильинична), Степан Бубнов (начальник отдела кадров), Юрий Румянцев (Виктор Сергеевич), Валерий Ткачук (внук Скоробогатова)

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 12.04.2018

Авторская оценка 3/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Цензуру к памяти не допускаю / Tsenzuru k pamyati ne dopuskayu (1992): кадр из фильма
Сколько грусти во взгляде

Задолго до выхода на экраны одного небезызвестного двухтомника возник по-своему любопытный (не в смысле «значимый») феномен – «Тарантино по-русски». Вместо Невесты, шагающей по трупам своих врагов с катаной наперевес, нам показали несостоявшегося (прервавшего отношения с девушкой парой лет ранее) жениха, извлёкшего из тумбочки наградной револьвер отчима и направляющегося к недругу на электропоезде. Он не раскидывает врагов налево и направо, не демонстрирует приёмы восточных единоборств, а как-то всё больше засыпает, предаваясь грустным воспоминаниям, и изрекает мудрые сентенции в ответ на комментарии попутчиков, участливо интересующихся, хорошо ли гражданин себя чувствует. Фильм можно было бы назвать «Убить Иосифа», если б товарищ Самохин не сделал оговорку в том духе, что Сталин-де его не интересует – его интересуют те, кто Сталиных создаёт: «Мало того что всю жизнь нашу изуродовали, так ещё и плодят себе подобных». Правда, рассчитывать на мало-мальски впечатляющую схватку не приходится: хватит, мол, и локальной стычки в сауне. Не до ерунды нам – не до мелких криминальных (и полукриминальных) разборок, когда тут такой масштаб невесёлых дум…

Цензуру к памяти не допускаю / Tsenzuru k pamyati ne dopuskayu (1992): кадр из фильма
Под грузом воспоминаний

Если же серьёзно, первая полнометражная1 постановка Александра Пороховщикова (между прочим, ещё в 1989-м году основавшего частную киностудию с пафосным названием Творческая экспериментальная мастерская «Родина») выглядит несколько предпочтительнее большинства иных «позднеперестроечных» и ранних постсоветских картин на схожую тематику. Разоблачение пресловутого «культа личности» не носит у него надрывного характера, претензии (к вождю, партии, властям, самому Времени) предъявлены более тонко, стилизация не отдаёт гротеском. Наконец, автор не выказывает презрения родному народу, какими бы наглыми, невоспитанными, нелепыми ни казались отдельные его представители. Да и тот факт, что сценарий основан на некоторых фактах биографии самого автора, вроде бы должен внушать доверие. Однако лишний раз убеждаешься, что выдающееся и даже просто сильное кинопроизведение не может появиться, если создатели исходят из заведомо ложных предпосылок.

Цензуру к памяти не допускаю / Tsenzuru k pamyati ne dopuskayu (1992): кадр из фильма
Выясняет главную тайну

Горькая ирония судьбы проявилась в том, что ненависть Александра Шалвовича к отцу, якобы испугавшемуся ареста тестя и бросившему семью, была, судя по всему, беспочвенной. Во всяком случае Виталий Бабарадзе, родственник актёра, уже после его смерти поведал, что тот ушёл в 1941-м добровольцем на фронт, где проявил себя геройски, и что, демобилизовавшись, обнаружил, что супруга живёт с другим мужчиной. Так и хочется подметить: как это типично для интеллигентов – видеть свою персону в центре мироздания, «забывая» о таких мелочах, как Великая Отечественная война и восстановление хозяйства страны. Мягко говоря, не убеждает вывод, что во всех невзгодах юного Саши (родители знакомой девочки, испугавшись, выставили внука репрессированного за дверь, взрослый хулиган отобрал зимой шапку и т.д.) виноват кровавый тоталитарный режим. Куда там Роджеру Уотерсу с его стенаниями до обид русской души! В том, что Александр вырос, получил образование и престижную специальность, состоялся как личность, заслуг общества и государства, естественно, никаких. И уж совсем феерично звучит утверждение, что повылезавшие из всех щелей «новые русские» (хотя сам термин войдёт в широкий обиход позднее) – якобы прямое порождение сталинизма. Дачник, организовывающий оргии для полезных людей, видите ли, иронически отозвался о выпуске телепрограммы «Взгляд», где Владислав Листьев внимательно выслушивал человека, нашедшего очередное захоронение невинных жертв. Вообще-то было с точностью до наоборот: как раз сторонники антисоветизма и прикрывались лозунгом «Так жить нельзя» (поносили недавнее прошлое, внушали идею лживости официальной пропаганды, безудержно восхваляли Запад), готовясь к вожделенной приватизации. Даже развязка с решением отказаться от возмездия в свете новости о рождении сына не позволила облагородить замысел, который тщательно оберегался от цензуры – и который помогли реализовать (о чём сообщается в титрах) спонсоры: Тверской камвольный комбинат и ассоциация «Русь», г. Тверь.

.

__________
1 – Его дебютом стала драма «9 мая» /1987/ продолжительностью примерно в полчаса.

Прим.: рецензия публикуется впервые



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter