Дьяволицы / Les diaboliques (1955)

Дьяволицы / Les diaboliques (1955): постер

Полнометражный фильм.

Другие названия: «Дьявольские души» / «Дьявольские натуры» / «Дьяболик» (варианты написания названия), «Дьяболик» / «Diabolique» (международное англоязычное название), «Дьяволы» / «The Devils» (международное англоязычное название).

Франция.

Продолжительность 116 минут.

Режиссёр Анри-Жорж Клузо.

Авторы сценария и диалогов Анри-Жорж Клузо, Джером Джеромини при участии Рене Массона, Фредерика Гренделя по роману Пьера Буало и Тома Нарсежака.

Композитор Жорж ван Парис.

Оператор Арман Тирар.

Жанр: драма, фильм ужасов, детектив, триллер

Краткое содержание
Владелица частной школы-пансионата для мальчиков Кристина Деласаль (Вера Клузо), женщина со слабым сердцем, измученная придирками и издевательствами мужа-тирана Мишеля (Поль Мёрис), не скрывающего ни того факта, что женился на ней исключительно ради денег, ни своих измен с одной из преподавательниц, Николь Ориер (Симона Синьоре), принимает предложение последней убить супруга. Подруги разрабатывают план идеального преступления, который удаётся блестяще реализовать. Но…

Также в ролях: Шарль Ванель (Альфред Фише), Жан Брошар (Плантиво), Тереза Дорни (мадам Эрбо), Мишель Серро (месье Раймон), Жорж Шамара (доктор Луази), Робер Дальбан (механик), Камиль Герини (фотограф), Жак Иллин (служащий морга), Жан Лефевр (солдат), в эпизоде Джонни Холлидей (ученик, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 10.12.2016

Авторская оценка 10/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Дьяволицы / Les diaboliques (1955): кадр из фильма
Измученная натура

Анри-Жорж Клузо заключил контракт о приобретении прав на экранизацию книги «Та, которой не стало» /1952/ всего за несколько часов до того, как то же самое намеревался сделать Альфред Хичкок. Тогда Пьер Буало и Тома Нарсежак специально для англо-американского режиссёра написали ещё один, композиционно и тематически созвучный роман – «Из мира мёртвых», послуживший основой для «Головокружения» /1958/. Впрочем, нет особой надобности сравнивать (точнее, противопоставлять) два подлинных шедевра, не просто произведших революцию в рамках таких жанров, как детектив и триллер1, но и в значительной степени – заставивших расширить представления о выразительных средствах кинематографа. Дело не только в новаторском драматургическом построении произведений, в первую очередь – в шокируще гениальных развязках. Во время первого просмотра «Дьяволиц» с замиранием сердца следишь за претворением в жизнь плана, составленного и, несмотря на естественное, по-человечески понятное отвращение, исполняемого двумя хрупкими женщинами. Причём с момента исчезновения тела Мишеля – начинаешь невольно верить не то в присутствие недружественных потусторонних сил, не то в безумие, в пучину которого неотвратимо погружаются героини. И вполне рациональное объяснение случившегося (потрясающая деталь – месье Деласаль небрежным движением вынимает из глаз линзы, буквально до смерти напугавшие благоверную) вовсе не приводит к эмоциональному облегчению, даже не рассеивает окончательно и бесповоротно подозрения в инфернальной подоплёке показанных событий. Если же приступить к сеансу повторно, в том числе – спустя продолжительное время, благо что такую развязку не забудешь при всём желании, поведение действующих лиц вызывает, вопреки уверению французского киноведа Пьера Лепроона2, чуть ли не больший интерес. Возникает уникальный эффект двойственности происходящего на экране, когда каждая фраза и любой, якобы непроизвольный, обыденный жест несёт преступный, подлинно дьявольский подтекст. Наконец, заключительные кадры с уверениями склонного к обману (фантазированию?) ученика, которому, разумеется, можно не верить, рискуя повторить ошибки недальновидных воспитателей школы-интерната, прозрачно намекают на вероятность ведения ещё более тонкой и изощрённой игры… Один из самых ярких и совершенных кинематографических примеров детективной рекурсии!

Дьяволицы / Les diaboliques (1955): кадр из фильма
Идеальное преступление?

Как ни парадоксально, «Дьяволицы», пользовавшиеся внушительным зрительским спросом, собрав аудиторию в 3,674 миллиона (четырнадцатая позиция в сезоне), и, хотя и стали предметом жаркой полемики в среде кинокритиков, получившие всё же достаточное количество восторженных отзывов, откровенно продолжают линию, начатую в «Вороне» /1943/, на тот момент пребывавшем под жёстким цензурным запретом. И производят не менее тягостное впечатление, погружая в знакомый провинциальный мирок, скрывающий за фасадом серого, скучного, унылого существования бурлящую лаву низменных страстей и пороков, являясь тем самым тихим омутом, где, как всем ведомо, водится нечисть. Клузо вновь неколебимо беспощаден к соотечественникам, с настойчивостью убеждённого мизантропа выискивая в человеческих натурах зловещие, мефистофелевские черты. Учебное заведение кажется ещё более замкнутым и ограниченным, чем захолустный городок, пространством, где всё на виду, касается ли это мелочных попыток Мишеля сэкономить на рационе детей или его внебрачной связи с Николь, не обходящейся без рукоприкладства. Но и там находится место для жгучих тайн – «скелетов в шкафу» или, точнее, призраков в окне, внезапно проявляющихся на ежегодной коллективной фотографии. А расположенный на территории неглубокий и захламленный бассейн, напоминающий болото, оказывается идеальным, чтобы скрыть утопленника. Не без потаённого сарказма доверив собственной супруге, по трагическому стечению обстоятельств скончавшейся спустя пять лет (от сердечного приступа!), роль Кристины, кажущейся ангелом, чьё грехопадение свершается буквально на глазах, он настойчиво, раз за разом заставляет отказаться от иллюзий, будто есть личности, свободные от пагубных моральных изъянов. Финал, номинально разоблачающий и исключающий любые сверхъестественные феномены «в данном конкретном случае» (как пошутили авторы нашей экранизации рассказов про Шерлока Холмса), на поверку служит неоспоримым доводом в пользу того, что мистика – существует. Просто она берёт исток в безднах людских душ, не случайно оглашаемых сущими потёмками.

Дьяволицы / Les diaboliques (1955): кадр из фильма
Под пятой мужа

«Картина всегда бывает довольно пристойна, когда она трагична и когда отражает ужас того, что на ней изображено» – слова Барбе Д‘Оревиля, предпосланные в качестве эпиграфа, думается, лишь во вторую очередь несут умозрительный, метафизический смысл. Куда важнее, что кинематографист, ещё в семилетнем (!) возрасте написавший свою первую пьесу – о тщательно продуманном убийстве жены мужем, не раскаявшимся, даже взойдя на эшафот, сознательно лишает поведанную историю налёта сенсационности и исключительности. Опровергает напрашивающуюся мораль в том духе, что всему виной проделки врага рода человеческого, взлелеявшего любезные себе «дьявольские души» (между прочим, такой вариант перевода название точнее, поскольку не приписывает вину лишь героиням). За занимательностью действа и оговоркой, что подобные вещи могли произойти, в принципе, где угодно, Клузо скрывает и вполне конкретную, адресную критику социальных устоев – и в данном отношении знаменательно, что его работы были подняты на щит будущими идеологами и творцами «новой волны», оказав влияние на детективные опыты Франсуа Трюффо и Клода Шаброля. Объективно совершающий благое дело отставной полицейский, ныне частный сыщик, кажется неделикатным пронырой, благовоспитанные квартиросъёмщики Николь при ближайшем рассмотрении оборачиваются воинствующими мещанами, а в воспитатели, как на подбор, попали жалкие и ничтожные типы. Даже ученики, в пику Жану Виго, не способны творчески преобразить изнутри школу3, справедливо воспринимающуюся моделью всего общества. Великая обобщающая сила искусства мастера позволяет прийти к заключению о повсеместном присутствии в социуме дьявола, прибегнувшего к величайшей хитрости, сумев убедить всех в том, что не существует.

.

__________
1 – Правда, со временем обратили внимание, что в картине Клузо наличествуют ещё и несомненные признаки фильма ужасов, и отголоски нуара.
2 – См. главу «Анри-Жорж Клузо» (стр. 409–450) в его книге «Современные французские режиссёры», М.: Изд-во иностранной лит-ры, 1960.
3 – По иронии судьбы, в маленькой роли дебютировал одиннадцатилетний Джонни Холлидей, будущий рок-н-ролльный бунтарь.

Прим.: рецензия публикуется впервые



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter