Фараон / Faraon (1966)

Фараон / Faraon (1966): постерПолнометражный фильм (номинация на «Оскар»).

Другие названия: «Фараон» / «Pharaoh» (международное англоязычное название).

Польша.

Продолжительность 180 минут.

Режиссёр Ежи Кавалерович.

Авторы сценария Тадеуш Конвицкий, Ежи Кавалерович по роману Болеслава Пруса.

Композитор Адам Волочинский.

Оператор Ежи Вуйцик.

Жанр: драма

Краткое содержание
Для Египта, некогда могущественнейшего из государств, настали нелёгкие времена. Доходов казны едва хватает на содержание войск, набирает силу Ассирия, выдвигающая условием ненападения сдачу Финикии, ростовщики и торговцы золотом опутали долгами всю страну. Рамзес XIII (Ежи Зельник), сменивший на троне своего отца Рамзеса XII (Анджей Гиртлер), практически в открытую заявляет, что намерен править царством самодержавно, резко ограничив власть жреческой касты во главе с Верховным жрецом храма Амона Херихором (Пётр Павловский). Начинается противостояние, исходом которого может стать лишь смерть одного из соперников.

Также в ролях: Ежи Зельник (также в роли Ликона), Веслава Мазуркевич (Никотрис, жена Рамзеса XII), Барбара Брыльска (Кама, в титрах как Barbara Bryl), Кристина Миколаевска (Сарра), Эва Кшижевская (Хеброн), Лешек Хердеген (Пентуэр), Станислав Мильский (Мефрес), Казимеж Опалиньский (Бероэс), Мечислав Войт (жрец Сета), Альфред Лодзинский (Хирам), Эмир Бучацкий (Тутмос, в титрах как Jerzy Buczacki), в эпизоде Люцина Винницкая (жрица, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 21.02.2014

Авторская оценка 10/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Фараон / Faraon (1966): кадр из фильма
В пылу битвы

Когда Ежи Кавалерович приступил к реализации своего давнего замысла, он уже имел репутацию классика не только национальной, но и мировой кинематографии. Режиссёр отверг предложения о сотрудничестве ряда западных продюсеров, предвкушавших захватывающее дух, грандиозное зрелище, не уступающее размахом и «Клеопатре» /1963/ Джозефа Лео Манкевича (не говоря уже о «Земле фараонов» /1955/ Говарда Хоукса). Но в итоге – всё равно появился на свет, несомненно, самый масштабный и впечатляющий польский фильм из всех когда-либо созданных, который предсказуемо снискал огромный зрительский успех не только на Родине кинематографистов1, но и за рубежом. Разумеется, не стал исключением и СССР, где (в узбекской пустыне Кызылкум, в крайне сложных климатических условиях) частично велись съёмки, причём советская прокатная версия «Фараона» остаётся, на мой взгляд, одним из ярчайших доказательств высочайшего профессионализма наших мастеров дубляжа. Впрочем, куда существеннее, что картина получила международное признание именно за художественные достоинства, даже если номинация на премию «Оскар» осталась нереализованной, а участие в конкурсе престижного Каннского международного кинофестиваля ничего не принесло2. Лично я по сей день склоняюсь ко мнению, что именно шедевр Кавалеровича следует считать не имеющим себе равных постановочным боевиком на историческом материале и, тем более, среди кинопроизведений, воспроизводящих реалии Древнего Египта, загадочные и будоражащие воображение.

Фараон / Faraon (1966): кадр из фильма
В окружении истинных руководителей?..

Редко бывает, что при просмотре так отчётливо, почти физически ощущаешь веющее с экрана эпическое дыхание, а песок, вздымаемый в воздух в пылу баталий, кажется, оседает на зубах. Со вступительных кадров со священными скарабеями, встречающимися на пути у участвующего в манёврах войска, которое вынуждено, дабы не осквернить эти золотые подобия Солнца, пойти в обход, всецело погружаешься в атмосферу неповторимой культуры, словно восстающей из пепла прямо на глазах. Режиссёр, активно сотрудничавший в процессе работы с именитыми египтологами (от его соотечественника профессора Казимежа Михаловского до Шади Абдель Салема) и старавшийся добиться, насколько возможно, максимальной аутентичности, заставляет восхититься монументальностью сооружений, мудростью и инженерным гением жрецов, величественностью и продуманностью их ритуалов. Обратите внимание на уникальное цветовое решение (оператор Ежи Вуйцик), само по себе вызывающее стойкие ассоциации со знаменитым рисунками на стенах усыпальниц фараонов. Только всё это ни в коем случае не служит самоцелью, не заслоняет человеческие характеры, но, напротив, делает их более колоритными и выразительными. Даже во время напряжённой битвы армии Рамзеса XIII с отрядами ливийских наёмников, распущенных жрецами и занявшихся разбоем, напряжение достигает немыслимых высот при первом соприкосновении с противником (незабываем трижды повторенный кадр с воином, наносящим размашистый удар палицей) – и зритель тут же становится свидетелем исхода боя, не меньше молодого владыки недоумевая, что же обеспечило победу. А главное, ни секунды не сомневаешься в том, что истинное сражение протекает за стенами храмов, дворцов и лабиринтов – в умах и душах людей, прилагающих неимоверные усилия для утверждения собственной воли к власти.

Фараон / Faraon (1966): кадр из фильма
Полон решимости!

Обратившись к одноимённому роману Болеслава Пруса, изданному в 1894-95-х годах (и, разумеется, не случайно называвшемуся в числе любимых произведений Иосифом Виссарионовичем Сталиным), Кавалерович и Тадеуш Конвицкий, наверное, при всём желании не смогли бы воссоздать обстоятельно, в мельчайших деталях описанный на страницах книги мир – и даже досконально воспроизвести изощрённую, разветвлённую, многомерную фабулу. Да этого, пожалуй, и не требовалось, хотя нельзя исключать, что со временем найдётся желающий осуществить предельно бережную и скрупулёзную (допустим, в формате мини-сериала) экранизацию. Однако кинематографисты блестяще передали дух первоисточника, с великим тщанием реконструировав гремучую смесь интриг, в которой практически неотделимы друг от друга любовная3, политическая, коммерческая, военная и религиозная составляющие. Рамзес XIII проявляет искренние чувства к девушке-еврейке Сарре, а Херихор тайно нарекает его первенца Исааком с расчётом, что удастся воспитать будущего правителя Израиля. Князь Хирам ведёт переговоры с ростовщиком и торговцем Дагоном о судьбе родной Финикии, которой грозит перспектива попасть под ассирийский гнёт, но оба не забывают о выгоде для себя лично. Как следует из разъяснений Пентуэра, победоносные (!) войны, упрочившие славу и мощь Египта во всём мире, обернулись сущим бедствием для страны, пришедшей в запустение. Даже досточтимые жрецы (например, Мефрес, всё ближе подбирающийся к секретам лабиринта с сокровищами богов) оказываются не в силах противостоять человеческим, слишком человеческим соблазнам… Не думаю, что будет преувеличением утверждать: авторам удалось проникнуть в самую суть принципа смены вех, художественными средствами отразить действие того, что Карл Маркс называл «производственными отношениями», – незыблемого объективного закона, довлеющего над конкретным человеком и целыми народами. Речь ни в коем случае не идёт о примитивном разделении участников конфликта на «хороших» и «плохих», на искренних в помыслах и лицемерных, на руководствующихся высокими идеалами и низменными интересами. Диалектичность авторского взгляда заключается в том, что на стороне каждого из противников – собственная правда, выражающаяся в непритворном стремлении к благу (в меру доступного понимания), и… собственные слабости и недостатки. Рассудить их смогла лишь История, не ведающая сослагательного наклонения. С завершением Нового царства Египет, как известно, утратил доминирующее положение (как сказали бы сегодня, статус единственной мировой сверхдержавы), но во всяком случае – сохранил самобытность и суверенитет, в отличие от ряда иных великих цивилизаций, полностью разрушенных и канувших в Лету.

Фараон / Faraon (1966): кадр из фильма
Величие фараона

Ежи Кавалерович делился в интервью соображениями, что ставил сверхзадачу придать экранным событиям – при сохранении внешнего правдоподобия и сведении к минимуму анахронизмов – злободневность, вплоть до проводимой в сознании зрителя параллели между участью Рамзеса XIII с не менее печальной судьбой Джона Фитцджеральда Кеннеди, бросившего смелый вызов современным жрецам (пусть уже облачённым в строгие деловые костюмы и не выделяющимся бритыми головами) и также неотвратимо потерпевшего поражение. Это верно. Но куда важнее, что «Фараон» – подобно другим незаурядным произведениям о сильных мира сего (допустим, шекспировским трагедиям) – кажется в значительной степени универсальным, тая возможность самых разных интерпретаций. Как и в случае самой Жизни, анализ экранных событий с позиций маккиавеллизма, исторического материализма, теории гегемонии Грамши, наконец, сторонников идеи концептуальной власти4, не случайно уделяющих повышенное внимание именно древнеегипетскому жречеству, будет, убеждён, взаимодополняющим. И сложно даже представить, сколько ещё секретов скрывает незаурядный фильм.

.

__________
1 – Аудитория составила 9,45 млн. зрителей, обеспечив ленте место в числе 20 рекордсменов национального кинопроката на десятилетия вперёд.
2 – В обоих случаях, по иронии судьбы, одержал верх Клод Лелуш со скромной мелодрамой «Мужчина и женщина» /1966/.
3 – Роман Ежи Зельника и Барбары Брыльски, непередаваемо соблазнительной в дразнящем наряде жрицы Камы, придал особую остроту «любовному треугольнику».
4 – Её теоретиками и пропагандистами в России выступает группа авторов под коллективным псевдонимом Внутренний предиктор СССР.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Материалы о фильме:
Соболев Р. Первое знакомство // Советский экран. – 1966, № 7. – С. 15.
Матизен Виктор. Там, за переворотом // Видео-Асс PREMIERE. – 1993, № 17. – С. 1-5.

Материалы о фильме (только тексты)

Pages: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter