Турецкие сладости / Turks fruit (1973)

Турецкие сладости / Turks fruit (1973): постерПолнометражный фильм (номинация на «Оскар»).

Другие названия: «Лукум» / «Рахат-лукум» / «Турецкие сласти» / «Турецкие наслаждения» / «Турецкий фрукт» (варианты перевода оригинального названия), «Турецкие наслаждения» / «Turkish Delight» (международное англоязычное название).

Нидерланды.

Продолжительность 108 минут.

Режиссёр Пол Верховен.

Автор сценария Жерар Зётман по роману Яна Волькерса.

Композитор Рогир Ван Оттерло.

Оператор Ян де Бонт.

Жанр: драма, мелодрама

Краткое содержание
Ольга Стапельс (Моник ван де Вен), симпатичная девушка из обеспеченной буржуазной семьи, соглашается подвезти случайного попутчика — скульптора Эрика Вонка (Рутгер Хауэр), и знакомство становится началом бурного, поистине сумасшедшего романа. Вопреки желанию родителей избранницы (Вим ван ден Бринк и Тонни Хуурдеман), Эрик женится на Ольге. Но долго ли продлится их счастливая семейная жизнь?

Также в ролях: Ханс Боскамп (управляющий магазином), Дольф де Врис (Пауль), Манфред де Грааф (Хенни).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 22.02.2014

Авторская оценка 9/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

Турецкие сладости / Turks fruit (1973): кадр из фильма
Мрачные фантазии Эрика

Организатор торжественного мероприятия, приуроченного к открытию скульптуры, на которое приглашена сама королева (между прочим, деликатно показанная только со спины), заметив неподобающе откровенный наряд на Ольге, спешно даёт указание, чтобы Эрика с супругой оградили от общения с венценосной особой. Однако в 1997-м Её Величество восстановила, с позволения сказать, историческую справедливость, лично наградив актрису Моник ван де Вен – почётную гостью Нидерландского кинофестиваля. Мало того, на национальном киносмотре, состоявшемся пару лет спустя, Пол Верховен и продюсер Роб Хоувен получили награду «Золотой телец» как создатели лучшего голландского фильма столетия, обойдя Йориса Ивенса, Йоса Стеллинга, Фонса Радемакерса и других признанных мастеров. Причём решение отнюдь не выглядело недостаточно обоснованным или конъюнктурным – не казалось стремлением подольститься к бывшим соотечественникам (режиссёру, Рутгеру Хауэру, оператору Яну Де Бонту), снискавшим всемирную славу и занявшим видное положение в Голливуде. Собственно, «Турецкие сладости» стали сенсацией уже в момент выхода на экраны, сумев завлечь на сеансы огромное по меркам небольшой страны количество человек, 3,3 миллиона1, вызвав интерес за рубежом (в частности, во Франции аудитория составила 529 тыс.2) и в довершение всего – заслужив номинацию на «Оскар». А Ян Волькерс за минувшее время удостоился чести пополнить число классиков современной литературы, одноимённый (написанный в 1969-м) роман которого рекомендован к изучению в местных школах.

Турецкие сладости / Turks fruit (1973): кадр из фильма
СЧастливая пара

Произведение может восприниматься (и вполне закономерно) в качестве ёмкого художественного свидетельства о переломной эпохе – как слепок с действительности того периода, когда идеалы «сексуальной революции» стремительно сменяли традиционные буржуазные ценности. Правда, спецификой Нидерландов являлась очевидная лёгкость этого неоднозначного общественного процесса: массовых молодёжных движений (вроде «хиппи») попросту не требовалось в ситуации, когда сопротивление добропорядочных родителей связи и предстоящему браку обожаемой дочери с парнем «не нашего круга» носило, скорее, формальный характер. Да и безудержные эскапады любовников, а затем молодожёнов, не стеснявшихся наслаждаться каждым мгновением, проведённым вместе (непринципиально – где: в доме тестя и тещи, в скромной квартире-студии, на красивом пляже), лишь в малой степени виделись протестом против декларируемых моральных устоев и общепринятых норм поведения. Эрик живёт, как дышит: не задумываясь о будущем, всецело отдавшись во власть вдохновению, почти не делая различий между повседневным существованием (совсем не серым и не унылым) и творчеством, даже если жена не испытывает особой радости, когда муж возвращает её к работе – натурщицей и музой. Материя бытия, конечно, периодически напоминает о себе, заставляя Ольгу устроиться на завод, а мужа – продать рисунок фривольного содержания к вящему неудовольствию избранницы, помнящей, в каких щекотливых обстоятельствах был сделан набросок. Тем не менее жизнь представляется такой долгой, почти бесконечной. Счастливой и безоблачной. Впрочем, «хроникальная» сторона фильма – точно схваченный и исчерпывающе переданный дух краткого, но важного исторического отрезка – всё же не заслоняет другого аспекта, не менее существенного и заставляющего поразиться прозорливости создателей.

Турецкие сладости / Turks fruit (1973): кадр из фильма
Гуляния на свадьбе

Нет вины Волькерса или Верховена с кинодраматургом Жераром Зётманом (творческий тандем сложился ещё благодаря телесериалу «Флорис» /1969/) в том, какие выводы были сделаны из тех идей, которые они стремились донести. Да и не следует преувеличивать влияние искусства на реальность. Ладно, если бы душевные порывы таких вольнодумцев, как Вонк и Стапельс, чей настойчивый до одержимости поиск персональной свободы принимал самые причудливые и разнообразные формы (от незлобивого эпатажа заказчиков до необузданных сексуальных забав), оказывали выборочное воздействие – служили источником вдохновения таким же неукротимым натурам. Но ведь нечто подобное было полуофициально провозглашено генеральной линией всего государства, примерно с того момента и взявшегося выделять мощные ресурсы на укрепление, скажем так, конкурентоспособности Нидерландов в сфере туризма, ориентированного на интимные услуги3 и легализованные наркотики. Тенденция приведёт к тому, что на рубеже веков и в новом, XXI столетии страна тюльпанов и одной из величайших в истории школ живописи будет деловито выступать флагманом Запада в самых спорных и сомнительных идеологических начинаниях. Проблема в том, что никто не пожелал вдуматься в суть размышлений и, если угодно, послания авторов, вторивших древним мудрецам: memento mori. «Турецкие сладости» – на абстрактный символ, а принесённый Эриком рахат-лукум, который нетерпеливо поглощает Ольга, придя в сознание в больничной палате после сложной операции на мозге. И без того недолгий срок, отведённый супругам свыше, оказался бездумно сокращён ими самими. Вероятно, скульптор, пытающийся – но не могущий – забыться в беспорядочных связях, уже никогда не обретёт душевного покоя.

.

__________
1 – Картина по сей день уступает в перечне абсолютных рекордсменов только «Звукам музыки» /1965/, «Нежной Ирме» /1963/ и «Титанику» /1997/ (сплошные мелодрамы!).
2 – Что, правда, гораздо меньше, чем у местных эротических кинопроизведений («Вальсирующие» /1974/, «Эммануэль» /1974/, «История О» /1975/).
3 – К слову, предыдущая, тоже вызвавшая резонанс постановка Пола («Дело есть дело» /1971/) посвящена будням типичного борделя.

Прим.: рецензия публикуется впервые



Материалы о фильме:
Васильев Алёша, Гордин Михаил. Пауль Верхувен на опасной земле // Видео-Асс Экспресс. – 1991, № 7. – 4-8.
Кудрявцев Сергей. Падший ангел // Видео-Асс Премьер. – 1992, № 8. – 21-23.

Материалы о фильме (только тексты)

Pages: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter