За пригоршню динамита / Giù la testa (1971)

За пригоршню динамита / Giù la testa (1971): постерПолнометражный фильм.

Другие названия: «Ложись» / «Пригни голову» (варианты перевода названия), «Однажды… революция» / «Once Upon a Time… the Revolution» (международное англоязычное название), «Однажды революция» / «Однажды в революцию» / «C’era una volta la rivoluzione» (Италия) / «Once Upon a Time in the Revolution» (международное англоязычное название), «Пригоршня динамита» / «За пригоршню динамита» / «A Fistful of Dynamite» (международное англоязычное название), «Ложись, ублюдок!» / «Ложись, дурачок!» / «Duck, You Sucker» (США), «Ложись, чёрт!» / «¡Agáchate, maldito!» (Испания).

Италия, Испания, США.

Продолжительность 157 минут (американская прокатная версия – 120 минут; версия, выпущенная на лазерных дисках, – 154 минуты).

Режиссёр Серджо Леоне.

Авторы сценария Лучано Винченцони, Серджо Донати, Серджо Леоне по сюжету Серджо Леоне и Серджо Донати, авторы адаптации диалогов Роберто Де Леонардис и Карло Тритто.

Композитор Энни Морриконе.

Оператор Джузеппе Рудзолини.

Жанр: вестерн

Краткое содержание
Хуан Миранда (Род Стайгер), возглавляющий банду бесстрашных налётчиков, состоящую преимущественно из его родственников и промышляющую в охваченной волнениями Мексике, случайно знакомится с Джоном, для друзей-ирландцев — Шоном, Мэллори (Джеймс Коберн). Преступник надеется уговорить этого специалиста по взрывчатке, объявленного в розыск властями Британской империи за участие на родине в национально-освободительном движении, помочь с ограблением банка Меса-Верде. Однако волей случая обоих затягивают революционные события.

Также в ролях: Ромоло Валли (доктор Виллега), Мария Монти (Аделита, женщина в дилижансе), Рик Баталья (Сантерна), Франко Грациози (губернатор Хайме), Антуан Сент-Джон (Гутьерес / полковник Гюнтер Реца, в титрах как Domingo Antoine и Jean Michel Antoine), Вивьенн Майя (Колин, подруга Джона), Дэвид Уобьек (Нолан, друг Джона), Джулио Баттиферри (Мигель), Полдо Бенданди (казнённый революционер), Омар Бонаро (революционер), в эпизоде Альдо Самбрелл (член расстрельной команды, без указания в титрах).

Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com

Рецензия

© Евгений Нефёдов, AllOfCinema.com, 06.05.2016

Авторская оценка 8/10

(при копировании текста активная ссылка на первоисточник обязательна)

За пригоршню динамита / Giù la testa (1971): кадр из фильма
Хватит с него революций?

Своими воспоминаниями Серджо Донати подтвердил то, что, вообще говоря, сразу представлялось очевидным, – что решающее влияние на замысел оказали небезызвестные события, охватившие Западную Европу (прежде всего Париж, парализованный «Красным маем») и Соединённые Штаты в конце 1960-х. Действие не случайно предуведомляет щедрый подарок радикально настроенным студентам-левакам, не расстававшимся со сборником «Цитаты Председателя Мао Цзэдуна», – вынесенное в эпиграф высказывание «великого кормчего»: «Революция – не светский ужин, не литературное событие, не рисунок и не вышивка. Её нельзя делать… изящно и вежливо. Революция – это акт насилия…» Другое дело, что принимать красивый жест за чистую монету – за попытку авторов учесть социально-политическую моду, было бы по крайней мере наивно. Серджо Леоне и ранее не скрывал критического отношения к славным периодам истории, прежде всего истории покорения Дикого Запада: достаточно вспомнить «Хорошего, плохого, злого» /1966/ (кстати, с иронией цитируемого в сцене, когда Хуан и Джон устраивают засаду войскам, приближающимся к мосту), где персонажей помимо их воли затянула война Севера и Юга. Любопытно, что поначалу режиссёр не горел желанием осуществить постановку лично, надеясь перепоручить соответствующие обязанности Сэму Пекинпа, Питеру Богдановичу или даже собственному ассистенту Джанкарло Санти, однако поддался на уговоры ведущих «звёзд». И хотя картина не вызвала интереса в США (возможно, из-за серьёзных купюр и низкого качества фильмокопий), успех в других странах1 оказался значительным, а Род Стайгер и Джеймс Коберн могут по праву гордиться исполненными ролями.

За пригоршню динамита / Giù la testa (1971): кадр из фильма
Два сапога пара!

Вместо вожделенной пригоршни долларов – связка динамитных шашек. Напрасно Миранда, обнаруживая чудеса красноречия, убеждал тёзку (Хуан, Джон, Шон – вариации одного и того же имени в разных языках) помочь с ограблением неприступного финансово-кредитного учреждения. Акция удаётся, вот только… вносит существенные коррективы революция: в охваченной восстанием стране всё золото давно пущено на закупку вооружений и боеприпасов, а банковские помещения приспособлены для содержания арестованных патриотов. Нестандартность (по сути, типичная для Леоне, всегда обожавшего исследовать хитросплетения человеческих судеб, больше напоминающие капризы Рока) ситуации заключается в том, что новоявленные соратники отнюдь не спешат жертвовать жизнями во имя высоких идей. Мэллори с нескрываемым скепсисом знакомится с трудом анархиста Михаила Бакунина, поскольку на персональном опыте (мотив «любовного треугольника» придаёт воспоминаниям невыразимую проникновенность2) познал, что предательство, трусость, подлость, к сожалению, соседствуют с самыми чистыми и благородными намерениями. Утративший веру во всё, кроме динамита, он отказывается судить доктора Виллегу, не отрицающего, что не выдержал пыток, сдав товарищей… Но тем поразительнее, если вдуматься, поступки ирландца, особенно если учесть огромное влияние (постановщик даже вспоминал в данной связи миф о Пигмалионе), оказанное на спутника, которому волей-неволей приходится разделить бремя героя революции.

За пригоршню динамита / Giù la testa (1971): кадр из фильма
Придётся взяться за оружие

Давно ставшая трюизмом мысль о том, что если люди не интересуются политикой, из этого никак не следует, что политика не интересуется людьми, звучит по-новому, остро, парадоксально. Преуспев в ремесле грабителя, убийцы, насильника, Хуан легко преодолел классово-сословные ограничения – и достопочтенные дамы и господа напрасно выказывают презрение (нет ли в развёрнутом прологе сознательной, причём язвительной, отсылки к неувядаемому шедевру Джона Форда?) к неотёсанному пассажиру дилижанса. Но и преступные навыки не помогут остаться в стороне, когда стремительно и далеко не бескровно рушатся общественные устои. Насколько мастерски снят и смонтирован эпизод засады, когда двое уничтожают отряд солдат, настолько же грустен следующий (данный встык, без каких-либо дополнительных разъяснений) эпизод: Миранда взирает на трупы членов своей шайки, включая шестерых детей и престарелого отца, которые попали, вероятно, в похожую ловушку. И куда бедному бандиту податься?.. Казалось бы, «спагетти-вестерны» вообще и фильмы Леоне в частности чужды высокому пафосу, нацелены на развенчание красивых голливудских легенд, насыщены насилием. Однако на поверку это не выливается в абсолютный нигилизм и безудержный цинизм – тот же Серджо, наоборот, методом от противного доказывает, что человек небезнадёжен, что в экстремальных обстоятельствах в нём нередко пробуждаются такие душевные порывы, о которых тот и не подозревал. Не самое, заметим напоследок, слабое утешение, какой бы трагической – неотвратимо трагической! – ни воспринималась развязка.

.

__________
1 – Так, во Франции аудитория составила 4,7 млн. зрителей (четвёртое место в сезоне), в Италии – свыше 6 миллионов.
2 – Незабываема и лирическая мелодия Эннио Морриконе с негромким (по словам композитора, вовсе не обыгрывающим имя Шон) напевом «shon shon shon».

Прим.: рецензия публикуется впервые



 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Сайт в Google+ Сайт в Twitter